История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Вера Александра Меня

Друзья называли его добрым пастырем, враги именовали экуменистом. Священники, которые, казалось бы, должны были защищать своего собрата от нападок, нередко становились его злейшими гонителями. Власть имущие ненавидели его черной ненавистью. Чем же так пришелся не ко двору простой священник - отец Александр Мень?

Отец Александр Мень так говорил о том, во что он верит: «Христианство неисчерпаемо. Уже в апостольское время мы находим целую гамму типов христианства, дополняющих друг друга. Итак, если выразиться кратко, для меня вера, которую я исповедую, есть христианство как динамическая сила, объемлющая все стороны жизни, открытая ко всему, что создал Бог в природе и человеке. Я воспринимаю его не столько как религию, которая существовала в течение 20 столетий минувшего, а как Путь в грядущее».

Бог внутри

Отец Александр Мень

Под «динамическим осовремененным христианством» Александр Мень понимал следующее: «Оно имеет средоточие своей веры во Христе, Им измеряет и оценивает все. Оно знает, что приход на землю Богочеловека не был односторонним божественным актом, а призывом к человеку ответить на любовь Божию. Оно познает присутствие и действие Христа в Церкви, а также в жизни вообще, даже в самых простых, обыденных ее проявлениях».

«Любите Бога и любите своих близких», - вот и все, чему учил отец Александр.

Он не видел глобальных расхождений между христианами разных течений - православными, католиками, протестантами. И совершенно не понимал, как можно не видеть в христианстве единого целого, а замечать одни только обрядовые и догматические различия. Почему православие настолько обособилось от всего христианского мира, что стало какой-то особой религией? Почему Русская православная церковь стремится срастись с государством? Почему священники вместо того, чтобы думать о вещах непреходящих, активно лезут в политику и превращаются в рупор власти?

Вера для него была не догмой, а живой истиной. Богом, который живет в сердце, а не постигается абстрактными умствованиями. И не нужно никаких знамений и чудес, чтобы обрести веру. Она просто приходит, если человек открывает свое сердце Иисусу Христу, словам Евангелий. Можно соблюдать все обряды, ходить в церковь чуть ли не каждый день, но не быть по-настоящему верующим. Обрядовые формы благочестия, говорил отец Александр, вторичны по сравнению с любовью к Богу и людям.

Особенно важно не забывать, что ничто не может оставаться неизменным. С развитием общества меняются и взгляды верующих. Не нужно считать церковь непогрешимой, в ее истории есть черные страницы - казни еретиков, гонения на инакомыслящих. Зло является в разных обличьях - жестокие правители, властолюбивые иерархи, фанатичные ревнители традиций. Они могут считать себя верующими, но на самом деле являются противниками Христа. Важнейшим законом духа отец Александр считал свободу. Грех называл формой рабства. Добро, говорил он, могут творить и нерелигиозные люди. А насилие, диктат и ненависть нередко прикрываются именем Христа.

Кружок вольнодумцев

Александр Мень происходил из еврейской семьи. Но мать его была православной, очень религиозной женщиной. В 6 месяцев мальчика тайно крестили. Тогда христианство было под запретом. Матери даже приходилось прятать церковные книги и иконы: соседи могли донести. А когда мальчику исполнилось б лет, арестовали его отца. Потом началась война. Жизнь была тяжелой. Единственной радостью для подрастающего Александра стали книги - читал он много и по самым разным предметам. Его интересовали история, биология, философия. Он очень много думал. Еще в школе стал сочинять книжку с размышлениями по поводу Евангелия.

После окончания школы хотел поступить в университет. Увы! Дело было в 1953 году, и тогда это оказалось невозможным - мешало происхождение из еврейской семьи. Так что учиться пришлось идти в Пушно-меховой институт, который в 1955 году расформировали и перевели из Москвы в Иркутск. Но обучение он не закончил - в 1958-м его исключили, поскольку своей религиозности он не скрывал. Очень скоро бывшего студента рукоположили в диаконы. Заочно он учился в Ленинградской духовной академии и через 2 года получил сан священника.

Маленькая церковь, куда определили молодого священника, находилась в полусотне километров от столицы, в селе Алабино. К батюшке, умеющему просто рассказывать о сложном, потянулись местные прихожане. Потом стали приезжать издалека. Субботние лекции начали распространяться на магнитофонных записях. Постепенно создался при церкви кружок единомышленников. В нем обсуждали не только вопросы веры, но и церковные дела.

Кружковцев волновали отношения церкви и государства. Двое из них даже написали открытое письмо патриарху и председателю Президиума Верховного совета СССР. После этого власти стали присматриваться к алабинской церкви и ее священнику. И отец Александр партийным функционерам очень не понравился. Он не боялся выступать на телевидении и говорить о том, что думает. Он писал и издавал книги - 9 штук, и все за рубежом. На патриархию надавили, и священника из алабинского прихода перевели в подмосковный город Пушкино. Но и туда стали приезжать люди. В основном молодые. Тогда на отца Александра начались полноценные гонения. В 1990 году дело едва не обернулось арестом и тюрьмой...

Голос совести

Александр Мень своих гонителей не боялся. Он вступал в дискуссии, постоянно публиковал спорные статьи, где не слишком одобрительно высказывался по вопросам церковного строительства. Больше того, он открыто говорил, что бессмысленно жить в постоянном раздоре с такими же христианами - католиками и протестантами. Тогда-то отец Александр был объявлен «экуменистом» и обрел множество врагов внутри церкви. В чем только не обвиняли Александра Меня: в том, что он диссидент и портит подрастающее поколение; в том, что он желает унизить и уничтожить отечественное православие; в том, что он работает на врагов отечества в западных странах... Наконец, просто в том, что он «нерусский человек», потому и не понимает исключительности родной веры. А набиравшие тогда силу антисемиты в открытую заявляли: чего хорошего можно ожидать от еврея!

Итог оказался трагическим. Утром 9 сентября 1990 года Александр Мень должен был отправиться на службу в церковь за 30 километров от дома. До этой далекой церковки он так и не добрался. Кто-то ударил священника топором по голове. Отец Александр кое-как добрался до дома, на большее сил у него не хватило. Жена нашла его в луже крови почти у крыльца...

И хотя сразу же началось расследование, и были даже подозреваемые, убийцу отца Александра так и не нашли. До сих пор неизвестно - то ли его зарубил какой-то фанатик, то ли совершили обещанное «правосудие» тогдашние черносотенцы. А может быть, это было заказное убийство. Многие враги Александра Меня вздохнули тогда с облегчением. Наконец-то замолчал этот несносный священник, подымающий голос в защиту свободы совести и человеческого достоинства. Но они ошиблись: он не замолчал. Спустя какое-то время в России стали издавать книги отца Александра. И голос его звучит с их страниц - честный, добрый и живой.

Николай КОТОМКИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Мировые религии     Следущая










Сообщество в G+