Что такое человек, можно узнать не путем размышлений над самим собой и даже не посредством психологических экспериментов, а только лишь из истории

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Девять ступеней по дороге в ад

Как и все люди на земле, ацтеки ощущали бренность своего существования и гадали, что их ждет в потустороннем мире. Это нашло свое яркое отражение в их верованиях...

Официальной доктриной ацтеков была так называемая военно-мистическая концепция, создателем которой называют легендарного советника пяти владык Тлакаэлеля.

Доктрина Тлакаэлеля

Воины ацтеков

Суть концепции Тлакаэлеля такова. Наш мир - не первый. До него на земле прошло несколько эр, Солнцами которых выступали различные боги. Из-за их противоборства периодически случался катаклизм, в котором все живое погибало, а потом возрождалось опять.

Нынешняя, пятая эпоха - результат сотрудничества и самопожертвования богов. Одни бросились в костер и превратились в Солнце и Луну, другие пролили кровь, чтобы возродить человечество. Чтобы мир не погиб, люди должны жертвовать кровь божествам. Можно свою, по капле - в виде покаяния, но Тлакаэлель предлагал более радикальную жертву - захваченных на войне пленников.

Воины стали в ацтекском обществе привилегированной кастой. Их кровь наиболее ценилась, причем независимо от того, каким образом им удавалось «напоить» ею Солнце: погибнуть в бою, захватить в плен врага или самому стать жертвой. Павших и принесенных в жертву ждала посмертная награда. Они попадали в «рай» - в дом Солнца на востоке.

Воины сопровождали Солнце от восхода до зенита, били палицами о щиты, выкрикивали боевые девизы и разыгрывали эпизоды из сражений. После полудня они шли отдыхать, передав Солнце другой свите - женщинам, умершим при родах. Они тоже приравнивались к воинам, так как, по одним источникам, погибали, пытаясь подарить миру нового воителя, а по другим - «захватив пленника» (когда умирали с ребенком во чреве). Женщины сопровождали Солнце до заката, а по ночам могли превращаться в чудовищ и пугать маленьких детей. Запад был местом их обитания, второй райской обителью.

Были и другие места, населенные не столь героическими покойниками.

Третья обитель располагалась на юге и называлась Тлалокан. Туда шли те, чья смерть была как-то связана с водой: утопленники, убитые молнией, больные водянкой, подагрики... Они вели жизнь, полную наслаждений, в саду Тлалока - бога дождя и плодородия.

А в доме верховной божественной пары - в Тамоанчане, который находился то ли на верхнем, 13-м небе, то ли в «райских» тропических областях на побережье Атлантики, - росло волшебное «дерево-кормилица». С его ветвей капало молоко, и под ним собирались дети, умершие в младенчестве.

Все прочие шли в подземный мир - Миктлан, холодную и неприветливую область.

В ацтекской «преисподней» было 9 уровней, и чтобы пройти их, душам умерших приходилось преодолевать ряд испытаний. Сначала нужно было пересечь широкую реку. Душам помогала рыжая собака, которую хоронили с усопшим или же клали в могилу ее глиняную копию. Собаки ждали хозяев на противоположном берегу. Когда они узнавали «своего» покойника, то переплывали реку и помогали ему переправиться. Цвет проводника был выбран не случайно. По одной трактовке, он был связан с огнем, по другой - собаки других мастей... боялись запачкаться!

На втором уровне преисподней душам нужно было пройти мимо двигающихся гор, на третьем - перейти гору, покрытую острыми ножами, на четвертом - преодолеть сильный, холодный и острый, как обсидиан ветер, на пятом - подвергнуться испытанию кремниевыми ножами, на шестом - уберечься от летящих стрел. На седьмом уровне койоты пожирали сердца. Если души избегали и этой опасности, на последнем, восьмом уровне нужно было преодолеть очень узкий проход между двумя камнями, и тогда они счастливо достигали места обитания божественной пары - Миктлантекутли и Миктлансиуатль, владык подземного мира. Душа предлагала владыкам подарки (для этого в рот умершим клали кусочек нефрита или другой ценный камень), после чего, по одним данным, ей предоставляли место в одном из загробных миров, по другим - душа развоплощалась. Ее испытания длились 4 года.

Судьба или воздаяние?

Несмотря на благоволение к воинам, воздаяние в загробном мире за заслуги - вопрос спорный. Некоторые исследователи полагают - его не было, так как посмертная судьба зависела не от личных качеств и поступков, а лишь от характера смерти. Другие считают - именно способ ухода определял благосклонность божеств. Наказанием за тусклую, непримечательную жизнь было невнятное существование в Миктлане, а наградой за геройскую смерть - открывшийся путь в райские области. Исключение делалось лишь для правителей - их души всегда шли в дом Солнца, где становились полубогами и превращались в небесные светила.

Существовал еще один любопытный момент, связанный с посмертным воздаянием, - обычай исповеди. Ацтеки, как и христиане, могли покаяться в грехах и получить их отпущение - но лишь раз в жизни. Этот обряд обычно совершали старики: очевидно, они опасались не земной, а божественной кары, но какой именно, сведений нет.

Были у ацтеков и зачатки представлений о переселении душ. По некоторым легендам, умершие дети после пребывания в Тамоанчане возвращались в мир, а погибшие воины через 4 года превращались в колибри.

Но ни один из предложенных вариантов посмертия не удовлетворял ацтекских мудрецов.

«Цветок и песня»

Кровавой военно-мистической концепции противостояли и традиционный гуманизм простых общинников, и «философия цветка и песни» - детище просвещенной элиты. Ее автором считают знаменитого правителя Тескоко Несауалькойотля (1402-1472), но корни уходят значительно глубже.

Наряду с насущными проблемами мыслителей издавна тревожили и «вечные вопросы».

Ацтекские философы искали истину, основу существования мира и человека. Их не удовлетворяли ответы, которые предлагала религия.

Сначала был сделан пессимистический вывод: в жизни нет ничего постоянного, истинного, и человек не в силах избавиться от фикции снов, мира того, что навеки уходит. Следовательно, пока мы живы - нужно пользоваться как можно полнее всеми наслаждениями.

Некоторые на этом и остановились, но мудрецы продолжали духовные поиски и в конце концов пришли к идее верховного и неощутимого божества Тлоке Науаке (Дарителя Жизни). Тлоке Науаке пронизывает мир, отмечая все своим божественным присутствием, однако пребывает в живой и неживой материи пассивно. Задача человека - выявить в себе божественную сущность. Именно так он может обрести точку опоры и противостоять смерти. Но каким образом войти в контакт с неосязаемым, непостижимым божеством?

Традиционные культовые действа бесполезны: Тлоке Науаке не отвечает на молитвы, а поднесенные ему дары не открывают мудрецам дорогу к истине.

И тогда ацтекские философы делают парадоксальный вывод: чтобы вступить в диалог с божеством, нужна... поэзия. Лишь поэтический дар ублажает Дарителя Жизни и позволяет постичь тайну потусторонности. Следовательно, поэзия (по-ацтекски «ин шочитл ин куикатл» - «цветок и песня») - это единственно истинное на земле!

Ацтекские философы считали, что происхождение поэзии - божественно, а вдохновение идет от потусторонности. «Кому удается получить это божественное влияние, ниспускающее на людей "цветы и песни" тот является единственным, кто может сказать "истинное на земле"», - так полагал мексиканский исследователь Мигель Леон-Портилья. Он писал:

«Тламатиниме [мудрецы] считали себя не в состоянии адекватно выразить то, что находится по ту сторону: "то, что нас превосходит". Но они утверждали, что посредством метафоры - поэзии "цветка и песни" - смогут постигнуть истинное. Они подтверждают это, указывая, что именно поэзия имеет божественное происхождение: "приходит сверху". Или, употребляя современные термины, она является результатом интуиции, которая затрагивает самое сокровенное в человеке, заставляет его произносить слова, проникающие в сущность того, что превосходит самый грубый опыт. В этом отношении "цветок и песня" представляют собой тот язык, которым ведется диалог между божеством и людьми».

И самое главное - мудрецы ацтеков были уверены в том, что если в мире что-то и избегнет разрушения, то это поэзия, «цветы и песни».

Таким образом, лучшая, просвещенная часть ацтекского общества считала: путь к продлению жизни и бессмертию - не священная война, а творчество и созидание. Гуманистическая философия «цветка и песни» противостояла идеологии крови и мрака, поднимала человека от корма для высших существ до творца, ведущего с богами диалог на равных.

Татьяна ПЛИХНЕВИЧ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Мировые религии     Следущая










Сообщество в G+