Что такое человек, можно узнать не путем размышлений над самим собой и даже не посредством психологических экспериментов, а только лишь из истории

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





«Ты победил, Галилеянин!»

Римский император Юлиан Отступник - столь же загадочная личность, как другой религиозный реформатор - фараон Эхнатон. Оба отошли от господствующей религии. Оба поклонялись Солнцу. Но если Эхнатон, навязывая египтянам единобожие, обогнал свое время, то Юлиан пытался поворотить историю вспять.

Юлиан Отступник оценивался современниками неоднозначно. Язычники уподобляли его богам и героям древности, христиане называли Иродом и Навуходоносором.

Трудное детство

Даже внешность императора они описывали совершенно по-разному.

«Глаза очень приятные, полные огня и выдававшие тонкий ум», - пишет Аммиан Марцеллин. «Глаза беглые, наглые и свирепые», - уверяет Григорий Богослов.

И Аммиан Марцеллин, и Григорий Богослов лично знали Юлиана, а такое чувство, что пишут о разных людях. Но мы-то, к счастью, можем посмотреть на римского императора непредвзято.

Юлиан - человек тяжелой судьбы. Он - племянник Константина Великого. После смерти Константина разгорелась борьба за власть. Яростная и кровавая. Констанций, сын Константина, на пути к престолу переступил через труппы семерых двоюродных братьев и двух дядей.

Из двоюродных братьев Констанция в живых остались только двое - Галл и Юлиан, родившийся в 331 году. Круглые сироты: их мать умерла, а отец был убит. Мальчиков пощадили: Юлиан очень мал - всего шесть лет, а Галл очень болен - сам умрет.

Галл не умер, а Юлиан подрос. Их отправили в замок Мацелл, где они провели шесть лет - фактически в заточении, в постоянном страхе за жизнь. Но Констанций внезапно сменил гнев на милость: присвоил Галлу титул цезаря и назначил соправителем. Галл управлял восточными областями империи. Управлял, надо сказать, и неумело, и жестоко. Констанций вызвал его к себе для объяснений, но Галл не успел даже доехать до императора - по дороге его казнили.

Теперь пришел черед Юлиана. Ему тоже присвоили титул цезаря и отправили управлять Галлией. Констанций воевал на востоке с персами, а в Галлию тем временем вторглись германцы. Складывалось ощущение, что провинцию римлянам не удержать.

Юлиан воспринял назначение как смертный приговор. Во-первых, он помнил о судьбе брата Галла - неожиданное возвышение и столь же неожиданная казнь. Во-вторых, задание казалось невыполнимым. Как юноша, никогда не державший в руках меча, может одолеть грозных германцев?

Но книжный юноша Юлиан оказался талантливым полководцем. Он не только очистил Галлию от германцев, но и совершал карательные экспедиции за Рейн. Впервые за долгие годы римляне в борьбе с германскими племенами не только оборонялись, но и наступали. Юлиан проявлял чудеса храбрости, сражаясь в первых рядах.

Его успехи встревожили Констанция. Сам император не мог похвастать победами в войне с персами. И Констанций приказал перевести несколько легионов из Галлии на восток. В этих легионах служили местные варвары. Римляне обещали, что «никогда не поведут их за Альпы». И вдруг - в Персию. Там жарко и непривычно. Легионы взбунтовались и провозгласили Юлиана императором.

Назревала междоусобная война. Но Констанций очень вовремя умер. Юлиан, оставшийся единственным претендентом на трон, безо всякого сопротивления стал императором.

Назад к язычеству

Юлиан Отступник

Когда Юлиан шел с войсками навстречу Констанцию, он впервые начал открыто демонстрировать свои симпатии к языческим богам. А сделавшись императором, провозгласил веротерпимость. Не запрет христианства, а именно веротерпимость.

Юлиан воспитывался в христианской вере. Таков был приказ Констанция. Но с детства Юлиан полюбил греческую культуру. Эту любовь прививал его воспитатель - евнух Мардоний. Юноша тайком читал книги ритора Либания - тот преподавал в Константинополе, но Юлиану было запрещено ходить на его занятия. Позже Юлиан посещал афинскую Академию, познакомился с философом и магом Максимом Эфесским.

Юлиан соблюдает христианские ритуалы, но в душе он язычник. Он вынужден притворяться, скрывать свои взгляды, из-за чего неприятие христианства перерастает в отвращение.

Вообще говоря, тогдашние христиане вполне могли вызывать недобрые чувства. Эпоха гонений и мученичества прошла. При Константине Великом христианство стало господствующей религией. И гонимые мгновенно превратились в гонителей. Причем наиболее жестоко христиане преследовали даже не язычников, а еретиков, то есть своих же единоверцев, с которыми они расходились в догматических вопросах. «Дикие звери не проявляют такой ярости к людям, как большинство христиан в своих разномыслиях», - писал Аммиан Марцеллин.

Сейчас арианство считается ересью. Но Констанций поддерживал именно ариан. И еретиками считались православные. У них отбирали храмы, их учителя отправлялись в ссылку. А до этого, при Константине, в ссылку отправлялись ариане. Со стороны это выглядело не очень хорошо. Так сказать, не по-христиански.

Конечно, Юлиан искренне любил античную литературу и философию. Считал, что язычество воспитывает героев, а христианство - рабов. Но главное даже не в этом. Главное в том, что христианство ассоциировалось у Юлиана с Констанцием, убийцей его отца и брата.

Констанций был плохим правителем. Расточительным и жестоким. Но он поддерживал христианство. Юлиан - не без основания - ненавидел Констанция. И все плохое, что было в Констанции и при Констанции, Юлиан - уже безо всякого основания - связывал с христианством.

Убийство или самоубийство?

Юлиан стал ревностным поклонником языческих богов. Он лично участвовал в жертвоприношениях, вонзал в животных нож, доставал их внутренности и гадал по ним. При нем жертвоприношения достигли невиданных размеров. Быков приносили в жертву в таких количествах, что даже Аммиан Марцеллин, сторонник Юлиана, переживал, что их скоро совсем не останется.

При этом язычник Юлиан, как это ни парадоксально, напоминал скорее христианского подвижника, чем языческого героя. Юлиан вел аскетическую жизнь, ненавидел роскошь, был умерен в еде. Он не следил за своей внешностью, сам говорил, что в его бороде «разводится вошь». Юлиан терпеть не мог театр и цирк. Он не был мстителен и часто прощал своих врагов.

Языческим жрецам он давал чисто христианские наставления. Требовал, чтобы жрецы вели добродетельную жизнь, чтобы «не посещали театра, не ходили в питейные дома, не участвовали в предприятии или занятии низком и постыдном».

Юлиан возрождал язычество, но заботился о морально-нравственных основах. А никаких других основ, кроме христианских, он предложить не мог. Но христианство давало не только мораль, оно давало надежду на спасение, на вечную жизнь. А «морализированное» язычество Юлиана не давало человеку ничего, кроме обрядов.

Император Юлиан был уверен: народ исповедует христианство из-под палки. А если ввести веротерпимость, все тут же возвратятся в язычество. Ничего подобного не происходило. Юлиан видел, что его надежды оказались призрачными. И он, сторонник религиозной свободы, начал притеснять христиан.

Юлиан Отступник не был ни Нероном, ни Диоклетианом. Он не развернул гонений. Его самой жесткой мерой стал запрет для христиан преподавать в школах риторику и грамматику. Дескать, нельзя рассказывать о Гомере и Платоне, если не веришь в тех богов, в которых они верили.

Юлиан правил всего полтора года. А потом отправился в персидский поход. Во время одной из битв он был смертельно ранен копьем.

По поводу его смерти существуют разные версии. Самая простая - его убили персы. Но еще ритор Либаний намекал, что Юлиана Отступника убил не враг, а христианин, сражавшийся в его же войске.

Но есть и третья версия. Юлиан бросился в самую гущу боя, не надев панциря. Этот поступок можно трактовать как фактическое самоубийство. Юлианов бунт, а точнее - первый и последний бунт античного мира против христианства, не увенчался успехом. Жизнь потеряла смысл. И перед смертью Юлиан Отступник произнес: «Ты победил, Галилеянин!» Галилеянин - это, естественно, Иисус Христос.

Правда, мы не знаем, произносил ли Юлиан эти слова. Никто из современников об этом не говорит. Эта фраза впервые появляется в «Церковной истории» Феодорита Кирского, написанной уже в V веке. Скорее всего, Юлиан Отступник так и не признал своего поражения. Но от этого оно не перестает быть поражением.

Глеб СТАШКОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Мировые религии     Следущая










Сообщество в G+