Что такое человек, можно узнать не путем размышлений над самим собой и даже не посредством психологических экспериментов, а только лишь из истории

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Реформатор церкви

За свою историю Русская православная церковь пережила немало трудных периодов. Это были и внешние атаки, и внутрицерковная борьба, и попытки очистить веру от искажений, оборачивавшиеся расколом всего общества. В XVII веке церковь с трудом пережила реформы патриарха Никона. В XVIII веке она фактически не пережила реформ Феофана Прокоповича и стала совсем другой.

Реформатор русского православия, известный как Феофан Прокопович, должен был именоваться, по одним сведениям, Елисеем, по другим - Елеазаром. Такое имя ему дали родители. Правда, о раннем периоде жизни этого Елисея-Елеазара мало что известно, кроме даты рождения - 8 июня (по старому стилю) 1681 года. Вроде батюшка будущего реформатора был торговцем, но не богатым купцом, а мелким лавочником. Вроде бы семья лавочника жила в Смоленске, а может, и в Киеве. Очевидно, о своем происхождении Феофан распространяться не любил, имени отца никому не называл, зато с легкостью сообщал, что его мать приходится ближайшей родственницей, чуть ли не сестрой ректору Киево-Могилянской академии. Которого звали... Феофан Прокопович!

Смена веры

Тот Феофан был в Киеве человеком известным и очень уважаемым. По тогдашним меркам он обладал энциклопедическими знаниями и огромной властью над умами современников. После смерти родителей Елисея-Елеазара Феофан забрал его в свой дом и дал ему отличное по тогдашним меркам образование. Мальчик был определен в начальную школу при Киево-Братском Богоявленском монастыре, затем - в Киево-Могилянскую Академию, где дядя был ректором.

Учился он отлично, среди сверстников блистал, преподаватели отмечали и ценили. И все, казалось бы, обещало светлое будущее. К тому же юноша был хитер как лисица, ему были известны секреты поведения, позволяющего нравиться окружающим. Он очень легко входил в контакт с людьми и умел играть на тайных струнах человеческой души. Может, таким он уродился, а может, таким его сделала трудная роль сироты, вынужденного приспосабливаться к окружающему миру, не ожидая от него милостей.

Пока дядя был жив, о будущем Елисей-Елеазар не задумывался. Он с ранних лет был окружен сотоварищами дяди Феофана, все они занимали высокие церковные посты. Но дядя неожиданно скончался. Его ближайший друг, митрополит Варлаам Ясинский помог юноше закончить обучение в университете. Но что дальше? А дальше приходилось рассчитывать на собственные силы.

Елисей-Елеазар учиться любил. Как бы хорошо ни обучали в академии, он хотел чего-то большего. Большее он мог получить только во Владимир-Волынском коллегиуме (университете). Трудность состояла лишь в одном: это заведение принадлежало греко-католикам, сторонникам унии православии и католицизма. Соответственно, принимали туда только студентов-униатов или католиков, а Елисей-Елеазар был православным.

После недолгих размышлений, посоветовавшись с Ясинским, он без сожалений перешел в униатство. Униатство не совсем католичество и не совсем православие, это особого рода христианская конфессия, основатели которой надеялись примирить две враждующие церкви. Они совершенно справедливо заявляли: Иисус Христос был один, а все догматические расхождения - от лукавого.

Памятуя эти слова, юный искатель знаний отправился в город Владимир-Волынский, который на тот момент принадлежал Речи Посполитой. Но прежде принял постриг в униатском монастыре и обзавелся еще одним именем - Самуил.

Царь и монах

Коллегиум принадлежал иезуитам, и в нем готовили богословов для работы в странах с христианством восточного образца. Способного к наукам униатского монаха скоро заметили и всячески способствовали его продвижению. Ему дали рекомендации для обучения в сугубо католической Римской академии святого Афанасия. Только денег на дорогу молодой монах не получил. До Рима он добирался пешком, а чтобы не умереть от голода - брался за любую работу. Осенью 1698 года его приняли в студенты академии.

Через три года он блестяще защитил богословскую диссертацию и снискал расположение самого папы римского Климента XI. Так что вместо магистерского звания тут же получил степень доктора богословия. Однако сразу после блестящей защиты новоявленный доктор богословия Самуил Церейский вдруг исчез. Но в 1704 году объявился в Киеве, где вернулся в православие. А в Рим отправилась злобная полемическая книжка «Описание иезуитов», сочиненная на досуге доктором богословия, в которой он разоблачал тайны иезуитов. Памфлет был подписан именем покойного ректора Киево-Могилянской академии - Феофана Прокоповича. Елисей-Елеазар-Самуил Церейский взял себе имя своего дяди. Вместе с именем он получил и должность профессора в Академии.

«Описание иезуитов» произвело фурор. О молодом богослове заговорили. Но обнародование тайных иезуитских помыслов было только началом. Хорошо изучив плюсы и минусы современного униатства, православия и католицизма, Феофан пришел к мысли, что русская церковь в ее нынешнем состоянии ничуть не лучше противостоящей ей латинской веры. Единственными, кого этот исследователь религии уважал, были протестанты. И он глубоко задумался о возможностях Реформации на русской почве.

Сама судьба ему благоволила. В 1706 году Феофан, успевший написать несколько богословских, поэтических и драматических сочинений, а также очень понравиться гетману Мазепе, познакомился лично с молодым царем Петром Алексеевичем и светлейшим князем Александром Меншиковым. Свои реформаторские мысли он тут же изложил Петру. Энергичному монарху, который реформировал страну, но пока что не трогал устоев церкви, мысли очень пришлись по душе. Словом, Феофан и государь нашли друг друга.

В 1711 году Феофан отправился вместе с войском Петра в Прутский поход. Поход оказался полным тягот и лишений и закончился неудачно, но за его время два реформатора душевно сблизились. В 1713-м Феофан издал на радость царю «Историю Петра Великого от рождения до Полтавской баталии». Высокий подхалимаж был оценен по достоинству: в 1716 году Петр забрал с собой в новую столицу и нового соратника.

Тайны «Духовного регламента»

Феофан быстро и уверенно взбирался по карьерной лестнице. В 1718 году царь наконец-то решил разобраться и с церковными вопросами. Феофану было предложено составить план церковной реформы, досконально изучив этот вопрос. И начал верный советник царя с вопроса о месте патриарха. По всему выходило, что эта фигура - лишняя для новой реальности, которую строит Петр I.

Все 1719-1720 годы Феофан трудился над обоснованием этого вопроса в «Духовном регламенте» - программном документе русской Реформации. В нем пункт за пунктом обосновывалось, что не может быть в государстве двух властителей. Самое важное лицо - государь, который никому не подотчетен и не исполняет ничьих приказов, даже если их дают от лица Всевышнего. Вместо патриарха, подотчетного лишь церковному собору, требуется образовать новый государственный орган и превратить церковь в такое же учреждение, как Военная коллегия или Сенат.

Феофан скрупулезно расписал, что следует делать и чего не следует делать церковным иерархам и простым священникам. Какова их компетенция по тому или иному вопросу. Какие упущения в церковной политике следует восполнить, за какие правонарушения ввести наказания и так далее. Фактически все это означало, что власть государя отныне распространялась напрямую и на церковь. Патриаршество упразднялось, а на смену ему с 1721 года приходил коллективный управляющий орган - Святейший Синод. Во главе его был поставлен светский чиновник - обер-прокурор. А над обер-прокурором стояла блистательная фигура царя. В таком виде русская церковь и просуществовала до 1917 года, после чего был избран новый патриарх. Ну а первым вице-президентом и фактическим главой Синода стал, конечно же, Феофан Прокопович.

По воспоминаниям современников, Феофан был умелым и жестким политиком. Опасность он чувствовал нюхом. Дальновидность его не знала границ. Когда было можно, он безжалостно расправлялся с врагами и недоброжелателями, отправляя оппонентов в ссылку или на смерть. Когда враг был сильнее, он принимал облик верного друга. Так что ему удалось пережить правления следующих за Петром императриц и императоров. Опалы он не избежал, но умер в своей постели в 1736 году. И успел увидеть плоды русской Реформации. Власть церкви была практически уничтожена.

Николай КОТОМКИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Мировые религии    










Сообщество в G+