История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Объеденитель религий

Первые века существования христианства были отмечены возникновением многочисленных ересей. Некоторые были даже популярнее ортодоксального христианства. А некоторые уходили от Евангелий так далеко, что представляли собой оригинальные и вполне самостоятельные религии. Таким было и манихейство, основанное пророком Мани.

Настоящее имя основателя манихейства было Сураик, и родился он 14 апреля 216 года в столице умирающей Парфянской империи - городе Ктесифоне. Происходил будущий проповедник из аристократической семьи. Его отец - Фатак из Хамадана (тогда главного города Мидии) - принадлежал к древнему княжескому роду, а мать Мариам была парфянской княжной. Будущее Сураика было безоблачным - его ожидала богатая и счастливая жизнь. Если бы, конечно, отец мальчика вдруг не сделал странного шага. Однажды он посетил собрание местной христианской общины и бросил все - богатство, молодую жену, новорожденного сына, - чтобы следовать за новыми учителями. Впрочем, сына он оставил с матерью всего на 4 года, а потом забрал в сообщество единоверцев.

Поддержка свыше

Воспитывался Сураик в совершенно спартанских условиях - с ограничениями в питании, с равнодушием к боли и физическим лишениям. Зато много времени в этой общине уделялось чтению и толкованию текстов. С раннего возраста Сураик стал учиться грамоте, письму и рисованию. Вечно полуголодный и наравне со взрослыми бодрствующий на ночных молебнах, он уже в 12 лет впервые стал разговаривать с небесами и получать откровения сверху.

Ему якобы явился Ангел Света и велел оставить общину, поскольку ему предназначено основать собственное вероучение. Однако Ангел просил немного повременить - в силу малолетства Сураик не мог стать учителем. Ему самому предстояло много всего изучить. Первое, что сделал мальчик, - стал жить практически отшельником. А потом отправился в странствия.

Когда ему исполнилось 24 года, Ангел явился вновь и велел начинать проповедовать людям. Сураик тут же предал небесное откровение огласке. Старейшины изгнали его из общины. Понимая, что в Месопотамии ему делать нечего, новоявленный пророк отправился в Индию. Там он получил новое имя - Манес (Мани) - и впервые выступил публично. Там же неожиданно для себя он открыл буддизм, очень многое из него почерпнул и попробовал связать эту восточную веру с известными ему учениями - гностицизмом, иудаизмом, христианством и зороастризмом. В Месопотамию он вернулся уже с совершенно новым взглядом на веру.

Мани понимал, что для продвижения новой веры нужно заинтересовать властей предержащих. И стал пробиваться ко двору. С аристократическим происхождением ему это было сделать проще, чем другим. К тому же ему удалось обратить в свою веру отца, что тоже способствовало успеху.

Парфянская империя к тому времени уже канула в прошлое. К власти давно пришла иранская династия Сасанидов. Первые же встречи с шахиншахом («царем царей») Шапуром I оказались очень удачными. Шапуру понравился молодой проповедник, и он разрешил тому доносить свое учение до народа, несмотря на возражения и недовольство зороастрийских жрецов.

Мани был умным человеком и считал, что все религии происходят на самом деле из одного источника. Из буддизма он взял идею абсолютного самодостаточного сознания и реинкарнации, из зороастризма - дуалистическую природу мира и астрологическую систему, из христианства - двойственную природу Христа и этические нормы (аскезу, очищение, устройство монашеской жизни), из гностицизма - космологические доктрины, которые христианство не признавало. Получился весьма интересный межконфессиональный сплав идей.

Один против всех

Манихейские жрецы

Вкратце учение Мани выглядело так. Некогда, когда еще не существовало ни небес, ни земли, было два противоположных начала - Свет и Мрак. Они персонифицировались в Отце Величия и Властителе Мрака. Между ними шла постоянная борьба. Престол Отца Величия окружали двенадцать божественных эманаций, каждую из которых окружали также двенадцать эманаций - общим счетом 144. Столько же эманаций окружали престол Властителя Мрака. Мир Света располагался вверху и состоял из пяти стихий - воздух, ветер, свет, вода, огонь. Мир Тьмы располагался внизу и состоял тоже из пяти стихий - дым, вихрь, мрак, туман, пожирающий огонь. Когда демоны, обитавшие во Тьме, увидели Свет, они стали подниматься вверх. Для защиты Отец Величия создал Первочеловека. Но когда тот стал спускаться навстречу силам Тьмы, то впитал в себя Тьму и потерял часть духовной природы. В нем остались лишь отдельные искорки.

Тогда Отец Величия послал к нему Иисуса Света, чтобы победить материальную природу, тело. Спустившись вниз, он превратился в Иисуса Страдания. С тех пор началась борьба Света и Тьмы внутри каждого человека. После смерти чистые души пройдут сквозь ворота Солнца или Луны и попадут в рай или воплотятся в более светоносные тела, а погрязшие во грехе упадут во Тьму. Борьба будет идти до тех пор, пока материальный мир не будет сожжен пламенем, а области Света и Тьмы снова не окажутся разделенными.

Вполне понятно, что на Мани ополчились все, кто мог. Христиане тут же назвали учение Мани ересью. Их оскорбило, что Иисус, спускаясь с небес, сгущается и теряет божественный Свет. А уж существование двух Иисусов одновременно их совершенно не устраивало. Как не устраивала и идея какого-то перевоплощения вместо смиренного ожидания Страшного Суда.

Но больше всего были задеты зороастрийцы. Мало того, что их вера переживала тогда не лучшие времена и теряла паству, и поэтому требовалась немедленная реформация, так еще Мани взял из их религии самую суть и изъял все, что касается магии и чудес. Единственным чудом, которое пропагандировал Мани, было чудо Слова. Все остальное он напрочь отрицал. Даже отказался показывать фокусы, которыми маги Вавилона так славились. Но присвоил, как собственную, всю зороастрийскую астрологию!

Неудивительно, что среди придворных магов сложился заговор. При жизни Шапура I и его сына Ормизда Мани не трогали. Маги ненавидели Мани, но выступать против воли шахиншахов не решались. На протяжении более чем 30 лет Мани удавалось приобретать все новых и новых сторонников. Манихеи славились своей строгостью в еде (были вегетарианцами), отрицали все земные удовольствия и чрезмерности, не стремились к богатству, были предельно честны и справедливы, что не могло не вызывать у современников симпатии. Единственное, что многих смущало, - они выступали против института брака и проповедовали одну лишь духовную безгрешную жизнь. Несмотря на эту особенность их веры, общины манихеев росли по всему Востоку и появились даже в Европе. Мани мог только радоваться. Его книги, снабженные нарисованными им же иллюстрациями, читались по всей ойкумене.

Богатое наследство

Но после смерти Ормизда на престол воссел его брат Бахрам. Новый царь сочувствовал уязвленным магам. И зимой 276 года шестидесятилетнего Мани арестовали и бросили в темницу. А через месяц он был казнен. По одним сведениям, его задушили прямо в тюрьме, по другим, вывели на площадь и содрали с живого кожу. Вроде бы на этом история манихейства должна была завершиться.

Однако у Мани оказались умные, верные и деятельные ученики. Они продолжили распространять учение по миру. Через сто лет идеями манихеев прониклись многие европейские христиане. Даже Августин Блаженный девять лет провел в общине манихеев, прежде чем стать знаменитым христианским богословом. Но христианство оказалось понятнее и удобнее для европейцев.

Правда, манихейство смутило умы некоторых христианских общин. В манихействе позднее обвиняли многих христианских еретиков: павликан, богомилов, вальденсов, катаров... Гораздо больше манихейство пришлось по вкусу жителям восточных земель - некоторые государства сделали его официальной религией. Первыми приняли манихейство уйгуры. Затем оно основательно заполонило умы китайцев и продержалось там до XI века. Манихеями были жители Енисейского каганата и древней Хакасии. Отдельные манихейские общины уцелели в тех землях даже после тотальной китайской зачистки и монгольского завоевания. Но самое удивительное, что общины манихеев существовали даже в XIX веке.

В наши дни во всем мире остался один-единственный храм манихеев. Он находится в труднодоступном горном районе китайской провинции Фуцзянь.

Михаил РОМАШКО



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Мировые религии     Следущая












Интересные сайты: