История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Искусство в агоне

Одним из главных принципов существования древнегреческой цивилизации был агон («соревнование»). Ярче всего он был реализован греками в идее Олимпийских игр - состязания во славу богов, где побеждают сильнейшие. Но при этом «соревновательные» элементы пронизывают всю культуру античной Эллады, включая театр, музыку и живопись.

Римский историк Плиний Старший, интересовавшийся, помимо прочего, особенностями возникновения греческой живописи, сохранил для потомков в 35-й и Зб-й книгах своего энциклопедического труда «Естественная история» сведения о первых живописцах, скульпторах, их покровителях. А главное - сюжеты их выдающихся произведений, которые затем, на протяжении многих столетий, неоднократно пытались воссоздать художники последующих эпох (в первую очередь мастера Возрождения). Одной из отличительных черт текста Плиния можно считать рассказы о том, как античные мастера соревновались между собой в тонкостях ремесла.

Обмануть живописца

Известен рассказ о «поединке», состоявшемся в Афинах примерно в середине V века до нашей эры между двумя выдающимися живописцами эпохи - Зевксидом и Паррасием. Согласно Плинию, Зевксид изобразил на стене виноградную гроздь. Отдернув покрывало, закрывавшее рисунок, он заставил зрителей восхищенно вздохнуть: виноград был написан настолько реалистично, что окрестные птицы сразу слетелись клевать ягоды.

«Ну а ты, друг? - обратился Зевксид к Паррасию. - Чем ты удивишь меня? Отдергивай скорее покрывало!» - «Не могу, - ответил Паррасий, - оно у меня нарисованное». Так оба мастера убедились в художественном величии соперника. «И все-таки ты победил! - признал победу Паррасия Зевксид. - Я сумел обмануть глаза птиц, а ты - глаз живописца». Впрочем, история спора между двумя лучшими афинскими художниками никак не отразилась на их дальнейшем процветании. Плиний сообщает, что и у Зевксида, и у Паррасия были свои влиятельные друзья и заказчики, готовые платить большие деньги за работы любимых живописцев.

Пожалуй, наиболее известным художественным состязанием Античности можно считать рассказ об Апеллесе и Протогене - двух мастерах IV века до нашей эры. Первый из них был уроженцем острова Кос и - ни много ни мало -личным художником Александра Македонского. А второй работал на Родосе и посвятил живописи всю свою долгую жизнь. До самой глубокой старости Протоген трудился в мастерской, не делая никаких исключений. Известно, что он работал над очередной картиной даже во время знаменитой осады Родоса македонским правителем Деметрием I Полиоркетом в 305-304 годах до нашей эры. Не прекращал он своих занятий и тогда, когда рядом с его домом разместился отряд неприятеля. «Войны временны, искусство вечно», - любил повторять Протоген.

Три линии

Случилось так, что именно Апеллес сделал творчество Протогена ценным в глазах родосцев. Он заплатил огромную сумму в 50 талантов за несколько произведений Протогена, тем самым заставив жителей Родоса иначе взглянуть на творения соотечественника, к которым они прежде относились как к чему-то, не заслуживающему особого внимания.

Знакомство Апеллеса и Протогена, по легенде, изложенной Плинием, состоялось так. Приплыв с родного Коса, Апеллес заглянул в мастерскую Протогена, но не застал того дома. Он обнаружил лишь доску, приготовленную для будущей картины. Апеллес взял кисть и провел по доске тончайшую линию. А затем вышел и направился по своим делам.

Возвратившись домой, Протоген узнал от служанки, что в его отсутствие в мастерской появлялся «какой-то чужестранец», но кто именно, женщина не запомнила. Войдя в мастерскую и взглянув на доску, Протоген сразу понял, кто был его гостем. Он поразмышлял, потом взял кисть и провел другую линию, еще более тонкую, прямо по линии Апеллеса. А затем вышел и отправился в город.

Пока Протогена не было, Апеллес вернулся снова и первым делом посмотрел на доску. Взяв кисть, он провел третью линию, разделив ею две первые, причем линия эта была настолько совершенна и изящна, что могла считаться, как пишет Плиний, верхом живописного мастерства. Протоген, придя вечером домой, обнаружил новую линию и признал, что Апеллес - более умелый живописец, чем он сам.

Знаменитая доска долго считалась подлинным артефактом и, по некоторым сведениям, даже хранилась в Риме, во дворце императора Тита. Впоследствии она погибла при пожаре, уничтожившем дворец.

Максим ПЕТРОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Забытое ремесло     Следущая










Сообщество в G+