Реставрация Мэйдзи

Автор: Maks Мар 20, 2017

Восток — дело тонкое. Там своя логика. И если в Европе революции сопровождались свержением монархов, то в Японии революция, наоборот, привела к восстановлению императорской власти.

Начало великим преобразованиям в Японии положил американский коммодор Мэттью Перри. В 1853 году он приплыл в Страну восходящего солнца на четырех кораблях, два из которых — к ужасу японцев — были паровыми и изрыгали дым из труб. Настоящий ад.

Вдали от большого мира

До этого несколько веков Япония жила тихо и безмятежно. С начала XVII века страной правили сёгуны из дома Токугава. Сёгун — это главнокомандующий. А фактически — правитель государства.

Первый Токугава — Токугава Иэясу — объединил страну. Князья — даймё — подчинялись ему и половину времени проводили в столице сёгуната — Эдо (будущий Токио). Они жили там в качестве заложников. И вели себя смирно. Два с половиной века Япония не знала войн — ни внешних, ни внутренних.

Чтобы никто не тревожил покой японцев, сёгуны изгнали иностранцев. Только голландцы могли проживать на маленьком острове рядом с Нагасаки. Но ступить за пределы острова и они не могли. Японцы тоже не могли ездить за границу. Япония оказалась абсолютно изолированной от внешнего мира.

Все привыкли, что страной правят сёгуны. Когда европейцы попали в Японию, они даже не подозревали о существовании императора. И считали императором сёгуна. Тем не менее императоры тоже существовали. Японская династия — старейшая в мире. Но мало когда императоры реально правили. А при сёгунате Токугава — совсем не правили.

Император жил во дворце в императорской столице — Киото. Покидать столицу он не имел права. Сёгуны не разрешали. Князья тоже не имели права посещать императора. Так он и жил во дворце, охраняемый людьми сёгуна. Может быть император выполнял представительские функции? Ничего подобного. Никаких представительских функций император не выполнял. Потому что его почти никто не видел. Император — потомок богини солнца Аматэрасу. И если простой человек посмотрит на него, то ослепнет. По крайней мере, так считали японцы.

Император исполнял религиозные ритуалы. И все. Больше он ничего не делал. А сёгуны правили страной. Но, когда военный человек правит страной, в которой нет войн, он впадает в изнеженность. Поэтому последние сёгуны Токугава были совсем не такими деятельными и талантливыми, как первые.

Слово императора

И вот появился коммодор Мэттью Перри с письмом от президента США. Президент предлагал японцам начать торговать. Надо сказать, Японии долгое время везло. На нее не обращали внимания. Там не было ни пряностей, ни золота, ни полезных ископаемых. Поэтому никто не стремился превратить ее в колонию. Но к середине XIX века ситуация изменилась.

Во-первых, европейские державы и США заинтересовались рынками сбыта для своих товаров. Во-вторых, паровой флот требовал угля. А в Японии уголь был. Там можно было этим углем заправляться. Отсюда и появившийся интерес к Стране восходящего солнца.

Японцев этот интерес не обрадовал. Им и без иностранцев хорошо жилось. Но коммодор Пэрри настаивал на заключении договора. И обещал приплыть на следующей год с флотилией посерьезнее. И приплыл. Тогда правительство сёгуна заключило с американцами договор о дружбе. А вслед за американцами договоры им подсунули Англия, Голландия, Франция и Россия. Но и после этого американцы и европейцы не собирались угомониться. Они требовали новых договоров и новых привилегий. Их корабли с пушками угрожающе маячили у японских берегов.

Сёгунское правительство не знало, что делать: не хочется пускать в страну иностранцев, но и отказать боязно. И в 1858 году проект торгового договора с США отправили на утверждение императору. Неслыханный случай! До этого сёгунам и в голову не приходило спрашивать о чем-нибудь императора.

Императора звали Комэй. Он говорил так: «Если в мое правление иностранцы не будут изгнаны со священной земли Японии, то я опозорю себя перед богами и душами предков, а люди будут вспоминать мое имя с презрением». Понятно, что Комэй не утвердил торговые соглашения. Наоборот, велел изгнать из Японии иностранцев. Но правительство сёгуната договор все-таки подписало. Не только с США, но и с другими странами.

Возмущение японцев не знало границ. Сёгунат, проявивший слабость, терял авторитет. Тем более в этот момент еще и сёгуном стал 12-летний мальчик.

«Изгнание варваров»

Император МэйдзиВ стране начался террор. Убивали иностранцев и тех государственных деятелей, которые позволили им топтать священную землю Японии. Это ксенофобское движение проходило под лозунгом «сонно дзёи» — «почитание императора и изгнание варваров». Варварами, разумеется, называли европейцев и американцев.

Войска княжества Тёсю вошли в Киото и начали творить там безобразия. Они поддерживали императора против сёгуна. Но император приказал войскам княжества Сацума разбить войска Тёсю. Зачем? Ведь Тёсю было за него. Не спрашивайте. Это Восток.

В общем, сацумцы победили Тёсю. Но после этого произошел еще один странный поворот. И Тёсю, и Сацума больше всех ненавидели иностранцев. И больше всех с ними контактировали. И поняли, что им иностранцев не одолеть. Поняли, что у иностранцев надо учиться. Хотя бы военному делу. Тогда Тёсю и Сацума заключили союз. Лозунг изгнания варваров отошел на второй план. Главным стал другой лозунг — свержение сёгуна.

А сёгун тем временем снарядил карательную экспедицию против Тёсю. Хотел наказать их за плохое поведение в Киото. Но экспедиция не вызвала энтузиазма у других князей. А князь Сацумы открыто ее осудил. И снабжал войска Тёсю оружием. Европейским огнестрельным оружием.

Экспедиция окончилась неудачно. Армия сёгуна не смогла одолеть войска одного княжества. Сёгун так расстроился, что умер. Его преемник Токугава Ёсинобу был человеком талантливым. И император Комэй не хотел его свергать. Он хотел с ним договориться. Но внезапно 36-летний император Комэй умер. Говорили, что его отравили. Вполне возможно.

Императором стал 14-летний Муцухито. После смерти ему присвоят имя Мэйдзи, под которым он и войдет в историю. Естественно, этот мальчик ничего не решал. Решало его окружение. То самое, которое, возможно, отравило его отца — Комэя. А окружение было настроено на ликвидацию сёгуната.

Поворот на Запад

Антисёгунская коалиция сформировала в Киото правительство. Ёсинобу повел на Киото войска. Армия сёгуна была больше. Но солдаты сёгуна стреляли из устаревших фитильных ружей, а антисёгунские солдаты — из новых винтовок Спенсера. И они победили. Сёгун отрекся от власти. Его лишили всех огромных земельных владений. Но зато жизнь сохранили. Он удалился в маленький замок, где занимался выращиванием чая и фотографией. Вполне по-западному.

В январе 1868 года император Муцухито объявил посланникам иностранных держав, что «верховная власть во всех делах — как внутренних, так и внешних — осуществляется отныне Нами». Князья и их вассалы принесли императору торжественную клятву. А для народа выпустили указы, в которых говорилось, что недружелюбное отношение к иностранцам будет теперь караться.

Сторонники сёгуна некоторое время продолжали сопротивление, но были разбиты. Власть окончательно перешла к императору. Этот переворот историки и называют реставрацией Мэйдзи.

На самом деле Мэйдзи так и не стал настоящим главой государства. Он по-прежнему оставался символом. Лишь подписывал указы, которые готовили для него советники. Реальная власть досталась тем людям, которые свергли сёгуна, прежде всего выходцам из Сацумы и Тёсю.

Но реставрация Мэйдзи — все равно по-настоящему революционное для Японии событие. Чем-то похожее на реформы Петра I в России. Страна восходящего солнца отказалась от многовековой изоляции. Японцы начали учиться у Запада. Учиться, чтобы не превратиться, как Китай, в полуколонию.

Японцы провели телеграф, построили железные дороги, создали промышленность. Самурайская армия осталась в прошлом, была введена всеобщая воинская повинность. За несколько десятилетий Япония вошла в число великих держав, а в 1905 году победила Россию в войне. Как когда-то, при Петре I, Россия победила могучую Швецию.

Но самое интересное, что модернизация и вестернизация Японии начались под лозунгом «изгнания варваров». Начинали с одного, а закончили прямо противоположным. Я же говорю: Восток — дело тонкое.

Глеб СТАШКОВ

, , , ,   Рубрика: Дворцовые тайны


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
26 − 1 =


SQL запросов:51. Время генерации:0,577 сек. Потребление памяти:29.81 mb