Российский потрошитель

Автор: Maks Дек 4, 2018

Когда в конце XIX века говорили о серийных убийцах, сразу вспоминали таинственного британца, прозванного Джеком-потрошителем. Но в России был свой потрошитель — Николай Радкевич по прозвищу Вадим Кровяник.

Развратная вдова

Радкевича нередко называют первым известным серийным убийцей в России. Но это не так. Серийные убийцы были известны и до него. Можно вспомнить хотя бы Константина Сазонова по прозвищу Царскосельский душегубец, который промышлял в 1814-1816 годах. Да и среди сидельцев Сахалинской каторги имелись персонажи, на счету которых значилось более десятка загубленных душ. Но Радкевич был для России убийцей нового, непонятного типа, каким незадолго до этого для Великобритании стал Джек-потрошитель.

Они оба с особой жестокостью издевались над своими жертвами, не имея видимых мотивов для совершения злодеяний в виде похоти или корысти. Только в 1980 году сотрудник ФБР и специалист в области криминальной психологии Роберт Хейзелвуд составит классификацию серийных убийц и найдет термин, подходящий для потрошителя и Кровяника — «убийцы-миссионеры». И тот и другой считали, что выполняют благородную миссию, очищая общество от грязи, поэтому и охотились на проституток. Правда, Кровяником двигала еще и жажда мести.

Николай Радкевич родился в 1888 году в семье члена окружного суда Владимира Радкевича. Мальчик он был со странностями. Не раз сбегал из дома. Например, как-то раз подался в степь к башкирам, но был пойман и возвращен родителям. Мать говорила, что Коленька с раннего детства страдал галлюцинациями и читал много модной «уголовной литературы», из которой наверняка и узнал о Джеке-потрошителе.

14-летнего Радкевича, учащегося Аракчеевского кадетского корпуса в Нижнем Новгороде, соблазнила вдова унтер-офицера, которая была вдвое старше Николая. Натешившись с мальчишкой, она бросила его, да при этом еще и заразила сифилисом.

Николай был не единственным подростком, которому довелось пройти через такое. Но он воспринял случившееся особенно остро и болезненно. Сгорая от ревности и стыда, Радкевич решил отомстить даме. Он подстерег ее в парке и набросился с ножом. Но даму сопровождал кавалер — морской офицер. Он скрутил юнца, малость поучил уму-разуму и доставил в полицейский участок. Николай снова пережил унижение, вдобавок его с треском выперли из кадетского корпуса.

Возненавидев весь женский род, Радкевич решил стать моряком — на кораблях женщинам не место. Он поступил в Одесскую штурманскую школу, но спустя некоторое время был исключен за «дурное поведение». Пришлось завербоваться в торговый флот простым матросом.

Заходя в любой порт, моряки первым делом отправлялись в бордель. Надо полагать, что вместе с ними туда шел и Радкевич. И проникался еще большей ненавистью к распутным женщинам.

В столице объявился маньяк

Радкевич, как и Джек-потрошитель, охотился на проституток1 июля 1909 года в Санкт-Петербурге была обнаружена зверски убитая проститутка — 20-летняя Анна Блюментрост. Когда ее тело выловили из Невы, то насчитали на нем 12 ножевых ран. А спустя две недели неизвестный зарезал проститутку Екатерину Герус в гостинице «Дунай» на Лиговском проспекте.

По столице поползли панические слухи: у английского Джека-потрошителя нашелся последователь в России. Столичные проститутки не на шутку перепугались. Но следующей жертвой оказалась добропорядочная горничная Зинаида Левина. Она возвращалась домой с рынка, когда на нее набросился молодой мужчина и с криком «Смерть красавицам!» нанес два удара ножом — в плечо и в живот. Он непременно убил бы Зинаиду, но помешали прохожие. Однако нападавшему удалось убежать.

Уже на следующий день он попытался зарезать проститутку по имени Клотильда в публичном доме на Коломенской улице. Раненая Клотильда сумела вырваться из рук убийцы и позвала на помощь. Нападавший выпрыгнул в окно и скрылся.

За расследование взялся сам начальник сыскной полиции Петербурга Владимир Филиппов.

Он лично проводил допросы свидетелей и выяснил, что на женщин, причем только на брюнеток, охотится высокий мужчина в черном пальто и широкополой черной шляпе. Никто не мог описать его лица, но всем запомнилась «шкиперская» бородка. А швейцар гостиницы «Дунай» обратил внимание на необыкновенно длинные — «как у обезьяны» — руки подозреваемого. Из-за этой приметы расследование сначала пошло по ложному пути. Длинноруким оказался сутенер убитой Екатерины Герус — Осокин, и швейцар опознал его.

Но после нападения «российского потрошителя» на Зинаиду Левину у Филиппова появилась улика — оброненный преступником нож. Начальник сыскной полиции выяснил, что такие ножи продаются в лавке Бажо на Александровском рынке, а покупают их обычно матросы коммерческого флота. Так появилась версия, что убийца — моряк. Без сомнения, столичные сыщики под руководством Филиппова рано или поздно вычислили бы убийцу, но он сам облегчил им работу, совершив новое нападение.

«Задача моей жизни — убивать брюнеток»

17 сентября 1909 года Радкевич в гостинице «Кяо» зарезал проститутку Марию Будочникову. И оставил записку: «Деньги взяты за труд отправки на тот свет и потому, что мертвым они не нужны. Убийца этой женщины и Е. Герус в гостинице ’’Дунай” — Вадим Кровяник. Арестованный по убийству в ’’Дунае” Осокин не виновен».

Утром, покидая гостиницу, Радкевич сказал коридорному, что дама в его номере спит и не нужно ее беспокоить. Но коридорный каким-то образом почувствовал, что дело тут нечисто, и попытался остановить гостя. Находящийся на взводе гость набросился на коридорного, но подоспели швейцар и горничная. Втроем они скрутили постояльца и вызвали полицию. В «Кяо» приехал и Владимир Филиппов. Первым делом он осмотрел номер, в котором нашли Будочникову с тридцатью пятью ножевыми ранениями и записку.

Радкевича арестовали, а бдительному коридорному лично градоначальник вручил премию — 25 целковых.

Три года ведущие психиатры Российской империи изучали личность Николая Радкевича в больнице Святого Николая Чудотворца. Радкевич не скрывал своей ненависти к женщинам. Он признавался: «Задача моей жизни — убивать брюнеток… Не только в Петербурге, но и в других городах я пытался умерщвлять красивых девушек. Какая цель столь ужасного преступления? Я испытывал страшное удовольствие, невыразимое, упивался и наслаждался». И рассказал, что еще до расправы с Анной Блюментрост предпринял 27 попыток убийства женщин.

В больничной палате тюремного типа, куда его поместили, Радкевич выцарапал ногтями на стенах надписи: «Смерть красавицам!» и «Месть! Месть! Вот в чем смысл моей жизни».

Виновен, но достоин снисхождения

Мнения психиатров разделились. Знаменитый профессор психопатологии Ковалевский отметил: «Заявление преступника о том, что убийство доставляет ему наслаждение, наводит на мысль, что он садист». Но возобладало мнение другого известного психиатра, доктора Нижегородцева: «Прошлое преступника, его жестокость, идущая параллельно с религиозным настроением, галлюцинации и другие симптомы могут служить доказательством, что перед нами больной, страдающий формой глубокой эпилепсии и извращениями в области половой сферы. Мне он представляется типичным дегенератом с расстройством некоторых психических сфер».

Однако доктора сошлись на том, что Радкевич вменяем и способен отвечать за свои поступки.

10 марта 1912 года убийца предстал перед судом присяжных. Он рассказал жалостливую, но уже известную нам историю о вдове, которая соблазнила его и испортила ему всю жизнь. После этого Радкевич плавал матросом на судне «Мстислав Удалой», но подхватил от проститутки неизлечимую болезнь. В результате к своим 25 годам он превратился в бродягу. Жил скромно, ночевал в ночлежках. От самоубийства его удерживало только желание отомстить женщинам.

«Женщина вычеркнула меня из списков общества, она поставила мое имя рядом с такими отщепенцами и демонами в образе людей, как маркиз де Сад, маршал Жиль де Рец, Жан Баптист Жирар и лондонский Джек-потрошитель», — рассказывал Радкевич.

Имелись сомнения: наказывать его или лечить. Эти сомнения разрешил сам подсудимый, заявив: «Продержите меня хоть 10 лет в лечебнице, я не изменюсь… Я не хочу полумер. Я прошу каторги или свободы».

Присяжные признали его виновным, но достойным снисхождения. Поэтому наказание он получил сравнительно мягкое — 8 лет каторги. Радкевичу не удалось отсидеть весь срок. Осенью 1916 года он был убит уголовниками на каторжном этапе.

Олег ЛОГИНОВ

, , , , ,   Рубрика: Злодеи





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:69. Время генерации:1,072 сек. Потребление памяти:39.16 mb