Рукопожатие мертвеца

Автор: Maks Ноя 24, 2017

В далеком прошлом первобытный человек заселил пещеры, вытеснив оттуда диких зверей. Но со временем люди изменили свой образ жизни, переселившись в удобные прочные дома. Тем не менее присущая нам тяга к познанию вновь привела любопытных в подземелья. Так появились спелеологи.

В начале XX столетия спелеология, или буквально «пещероведение», приобрела популярность как самостоятельная наука. Исследователи, рискующие спуститься в подземные глубины, заслуживают титула самых отважных смельчаков на планете.

Опасное погружение

Спелеологи исследуют обширные пещерные системы — извилистые подземные коридоры, глубокие расселины, гигантские пустоты, подземные реки и озера, образовавшиеся в процессе медленного вымывания карбоната кальция из осадочных пород. Обычно в пещерах присутствует вода, и она представляет большую проблему для спелеологов. Нередко вода постоянно заполняет отдельные участки подземных галерей и коридоров, образуя так называемые сифоны.

В 1930-е годы исследователи научились преодолевать сифоны с помощью легководолазного снаряжения, но только после Второй мировой войны появились достаточно надежные дыхательные аппараты.

Спуски в подводные или затопленные пещеры — «высший пилотаж» в спортивной спелеологии. Часто смельчаку приходится преодолевать в полной темноте длинные извилистые коридоры, опасаясь, как бы не заклинило баллон со сжатым воздухом или не оборвался страховочный трос. Каждый очередной вздох может заполнить легкие не воздухом, а водой.

Зачастую исследователь не знает, куда ведет тот или иной проход и что находится за пределами луча его фонаря. Если придется отступить, то путь ведет через лабиринт сифонов, который обозначен лишь тонким страховочным канатом, протянутым за собой спелеологом. Если откажет дыхательный аппарат, человека ждет одинокая смерть в кромешной тьме. Спортсмен должен уметь сохранять хладнокровие в ситуации, которая может послужить сценарием для кошмарного сна.

Трое смелых

Спелеологи аквалангистыАнглийские спелеологи в начале 1950-х годов были одними из первых, кто научился преодолевать сифоны. Их поисковая деятельность развернулась в графстве Йоркшир, где на поверхность выходят побелевшие от действия стихий известняковые массивы. В здешних холмах исчезают водные потоки, а затем снова выходят на поверхность ниже по склонам. Одна из таких «рек» исчезала в районе между пещерными системами Келд Хед и Кингсдейл.

Две четко очерченные пещерные системы находились друг от друга на расстоянии примерно мили с четвертью и были соединены закрытыми сифонами, на поиски которых собирались отправиться опытнейшие спортсмены.

В команду спелеологов-аквалангистов вошли Джеф Йидон и Оливер Статам (обладатель прозвища Медведь из-за своего крупного телосложения и огромной физической силы).

Во время первых погружений в Келд Хед Йидон и Статам нашли тело Алана Эрита — аквалангиста-новичка, погибшего здесь четыре года назад. Неприятная находка не нарушила планов, и постепенно они прокладывали маршрут.

В феврале 1977 года Джеф Йидон предпринял очередную попытку со стороны Келд Хеда проникнуть в соединительный сифон. Он размотал страховочную веревку на 920 метров, установив европейское достижение. Но проход Келд Хед пролегал на 18 метров ниже той точки, которую Джеф достиг со стороны Кинсдейла.

В этот период к двум британцам присоединился еще один опытный спелеолог из Германии Йохен Хазенмайер. Теперь вместе с ним они смогли приступить к делу с 45-минутными интервалами. Первым отправился Йохен.

Он плыл, нащупывая дорогу вдоль пола пещеры. Через какое-то время Йохен наткнулся на узкую трещину шириной всего 45 сантиметров. Баллоны со сжатым воздухом, которые располагались у него на спине, мешали протиснуться сквозь щель. Однако он умудрился, как червь, проползти через это сужение и увидел, что дальше проход расширяется, но потолок стал еще ниже. Вытравливая страховку, Йохен все же протиснулся еще дальше. Когда страховочная веревка вся размоталась, он, закрепив ее, пошел обратно. Но допустил ошибку, не «заякорив» трос там, где он огибал выступ стены. Поэтому вскоре Йохен обнаружил, что теряет ориентацию. В этот момент он находился более чем в 914 метрах от входа и почти в полной темноте…

Ужасы Келд Хеда

Оливер Статам, как намечалось, пустился в путь через три четверти часа после Йохена и следовал по страховке до места сужения прохода. Но габариты Олвера оказались значительно больше. Протиснуться далее он не мог, поэтому принял решение пробираться назад по тросу навстречу Джефу, который стартовал еще через три четверти часа после него. Когда Йидон столкнулся с Медведем, то тут же почувствовал неладное, так как первым должен был появиться Йохен. Медведь написал на взятой с собой грифельной доске: «Йохена не видно. Беда?!!»

Беспокойство нарастало, потому что Йохен слишком долго находился под водой и уже должен был израсходовать резервный запас воздуха. Вдруг Джеф почувствовал, что страховочный трос в его руке дрогнул.

Он потянул трос, чтобы дать знать Йохену, что тот не один, а затем, извиваясь всем телом, протиснулся сквозь узкую щель и вскоре совсем рядом от себя увидел тусклое сияние налобного фонаря Йохена. На дне прохода между ними было нечто вроде песчаного наноса, который почти доходил до потолка, оставляя лишь узкую щель всего в несколько сантиметров. Йохен заметил огонек Джефа и поплыл к нему. Оба аквалангиста оказались совсем рядом. Джеф протянул руку, и Йохен ухватился за нее.

Уже позже, после всего происшедшего под землей, Джеф вспоминал: «Я почувствовал, как дрожат его пальцы и вся рука, когда он схватил мою руку, и невольно подумал, что мне делать, если он так и не отпустит ее. Я постарался умерить дрожь в собственной руке, чтобы показать товарищу, что у меня все в порядке. А он все сжимал и сжимал мою руку… Затем похлопал меня по руке и отошел задним ходом. В тот миг я был уверен, что пожимаю руку мертвецу».

Джеф все же продолжал дежурить около сужения, посвечивая туда фонарем и надеясь, что Йохен сумеет нащупать правильный путь. И это ему действительно удалось. Он обогнул песчаный нанос и протиснулся сквозь щель, ведущую к спасению. Немецкий спелеолог остался жив.

Летом 1978 года Джеф Йидон все же нашел проход. Это была наклонная шахта длиной 61 метр, соединявшая Кингсдейл и Келд Хед. Полный траверс — сквозное погружение длиной 1830 метров — Оливер Статам и Джеф Йидон проделали за 2,5 часа 16 января 1979 года и вышли из пещеры вместе. Это был мировой рекорд по продолжительности сквозного проныривания между двумя пещерами, где не имелось воздушных пространств-карманов, которые можно было бы использовать для промежуточных остановок.

Михаил ЕФИМОВ

,   Рубрика: Великие первопроходцы




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
4 − 2 =


SQL запросов:60. Время генерации:0,720 сек. Потребление памяти:31.6 mb