Русская Мексика

Автор: Maks Июл 4, 2017

Земля ацтеков, Мексика, издавна манила русских, оставаясь почти недосягаемой. А ведь было время, когда две державы могли стать соседями. Если бы не недоверие с обеих сторон.

Одним из основателей Российско-американской компании был Николай Петрович Резанов. В 1805 году его отправили совершить инспекцию русских поселений на Аляске. В столице Русской Америки Ново-Архангельске Резанов застал голод. Снабжение шло из России через всю Сибирь — сперва в Охотск, а после морем к месту назначения. Поэтому продукты часто портились в дороге. Резанов накормил голодных поселенцев, купив судно «Юнона», полное продуктов. Понимая, что этих припасов надолго не хватит, он построил еще одно судно — «Авось» — и с этой небольшой эскадрой взял курс на юг, к берегам Калифорнии. Искал он там не только продовольствие, но и удобный плацдарм для расширения Русской Америки.

«Союзные России»

Калифорния в ту пору была испанским владением, а испанцы не особо привечали в своих землях иностранцев. Но Резанов смог расположить к себе коменданта Сан-Франциско Хосе Дарио Аргуэльо — благодаря стараниям его 15-летней дочери, очаровательной Кончиты, любовь к которой воспета в рок-опере «Юнона и Авось».

Калифорнийская авантюра прошла с блеском. Резанов разведал, что территория к северу от Сан-Франциско заброшена, испанская крепость запущена, а с центром колонии в Мехико почти нет связи. Все это убеждало его в том, что в Калифорнии нужно основать русский аванпост, пока этого не сделали другие или не опомнилась сама Испания.

Доставив по назначению добытые продукты, Резанов помчался в Петербург, но по дороге упал с лошади и вскоре скончался. К счастью, идеей освоения «диких» земель Калифорнии он успел поделиться с правителем Русской Америки Александром Барановым.

В 1812 году правая рука Баранова Иван Кусков заложил крепость, ставшую впоследствии известной как Форт-Росс — крайний южный форпост Русской Америки. Крепость находилась всего в 80 километрах от Сан-Франциско, куда незадолго до этого плавал Резанов.

Номинально север Калифорнии считался испанским владением, но подлинными хозяевами обширных территорий, как и встарь, были индейцы. У них-то Кусков и выкупил землю для форта, по примеру конкистадоров «заплатив» им три пары штанов, три одеяла, два топора, три мотыги и несколько ниток бус.

В 1816 году губернатор Калифорнии высказал русским претензию относительно захвата территории. Кусков заявил, что «основал колонию по приказу начальства и оставить ее может только по приказу». На переговорах русские сумели доказать испанцам, что границы их владений к северу от Сан-Франциско не определены, а местные индейцы — неподвластны. Чтобы окончательно отбить атаки, руководители колонии наградили вождя, на землях которого разместился форт, медалью «Союзные России» и составили документ об их беседе. Подписались под ним лишь россияне, но Российско-американская компания объявила его «договором», в котором утверждалось, что «вожди… очень довольны занятием сего места русскими».

Нерентабельный форт

Фердинанд ВрангельНаселение форта было невелико (в разные периоды — от 200 до 400 человек), и русские составляли в нем отнюдь не большинство. Помимо служащих Российско-американской компании, там жили завезенные с Аляски алеуты, шведы, финны… и даже полинезийцы! Русских женщин, за исключением жен высокопоставленных начальников, практически не было, поэтому часто случались смешанные браки.

Эта горстка людей, по идее основателей, должна была снабжать хлебом и молочными продуктами не только Русскую Америку, но и Камчатку с Охотским побережьем. Но морские туманы и неплодородная почва не благоприятствовали хлебопашеству. Скотоводство пошло лучше. Кроме того, жители форта занимались садоводством и ремеслами. Именно «северные варвары» впервые в Калифорнии разбили виноградники, построили ветряные мельницы и судоверфи.

В 1821 году Кусков сдал пост преемнику, а Мексика завоевала независимость. Через несколько лет Форт-Росс стал нерентабельным. Мексиканцы, как и некогда испанцы, пытались «выжать» русских.

Пост правителя Русской Америки с 1829 по 1835 год занимал известный полярный исследователь барон Фердинанд Врангель. Выйдя в отставку, он решил ехать домой через Мексику — предложить, чтобы в обмен на официальное дипломатическое признание республики Россией та узаконила бы существование крепости и уступила Российско-американской компании долину реки Славянки.

Мексика в то время переживала не лучший период. После череды переворотов в стране к середине 1830-х годов установилась диктатура Антонио Лопеса де Санта-Анны, который разогнал конгресс, отменил конституцию и прежние либеральные законы. С оппозицией он справился легко, но возник противник посерьезнее…

В 1825 году в Техасе, бывшем тогда частью Мексики, издали закон, по которому переселенцы получали землю по низкой цене и в рассрочку, а также на 10 лет освобождались от налогов. Туда хлынули эмигранты из США, которых вскоре стало гораздо больше, чем местных уроженцев, — 30 тысяч. Когда пришел срок уплаты налогов, техасцы решили отделиться и провозгласить независимую республику. Сепаратистов деньгами и оружием поддерживало американское правительство, рассчитывая впоследствии прибрать к рукам это марионеточное «государство». Такой наглости диктатор Санта-Анна стерпеть, конечно, не мог и с шеститысячной армией двинулся на сепаратистов.

Когда в январе 1836 года Врангель прибыл в тихоокеанский порт Сан-Блас, выяснилось, что для путешествия по Мексике нужен паспорт, подписанный мексиканским агентом. Лишь помощь английского консула помогла достигнуть Мехико.

Проблемы субординации

Приезд русского посла дал почву слухам, что Россия хочет «отжать» Калифорнию у Мексики, точно так же, как США — Техас. Но едва ли не главная трудность заключалась в том, что Врангеля уполномочили вести переговоры не от имени правительства России, а как представителя Российско-американской компании.

«Тщеславие мексиканского правительства или действительно его честь не допускали того, чтобы уполномоченный торговой компании вступил с ним в переговоры, тем более
что правительство России, которому подчинена эта торговая компания, не признает ныне существующее правительство Мексики. Совершенно не приходилось и думать о том, чтобы попасть на прием к министру и тем более к президенту республики…» — жаловался Врангель.

Он направил министру иностранных дел Мексики письмо с докладной запиской, в которой говорилось, что калифорнийское зерно вывозится в основном в Русскую Америку, однако цена его так высока, а доставка — так хлопотна, что русским выгоднее закупать его в Чили. Чтобы упростить торговлю, нужно разрешить судам Российско-американской компании свободно заходить в любые порты Калифорнии, не отправляясь сперва за разрешением в столицу штата — город Монтерей. Документ также предлагал договориться о свободном судоходстве между русскими колониями и Мексикой. И, наконец, взять на обучение в Ново-Архангельск детей калифорнийских граждан.

В ответном письме посланцу торговой компании указали его место, заявив, что намерены вести переговоры лишь на высшем уровне. Врангелю удалось договориться, что в Лондоне послы двух стран начнут переговоры о заключении торгового соглашения. Однако Николай I «не признал удобным дать этому делу дальнейший ход», и, таким образом, даже этот скромный результат дипломатической миссии пошел насмарку.

Исследовательская часть его миссии оказалась намного успешнее. Фердинанд Врангель стал первым русским, который пересек Мексику с запада на восток — от Тихого океана до Атлантического. На основе его дневников вышел «Очерк пути из Ситки в Санкт-Петербург» — первый в русской литературе рассказ очевидца о Мексике. К сожалению, он затерялся среди других географических трудов, а дневники были опубликованы лишь в XX веке.

В 1841 году Форт-Росс был продан то ли американцу, то ли мексиканцу швейцарского происхождения по имени Джон Саттер. Позднее, в 1848-м, в окрестностях форта было обнаружено золото. Началась калифорнийская золотая лихорадка. В 1867 году Аляску тоже продали за бесценок. По иронии судьбы там тоже нашли золото.

Продажа Русской Америки стала ударом для престарелого Врангеля. Через три года, в 1870-м, он скончался. Дипломатические отношения России с Мексикой были установлены лишь в 1891 году.

Татьяна ПЛИХНЕВИЧ

, ,   Рубрика: Великие первопроходцы


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
19 − 6 =


SQL запросов:52. Время генерации:0,586 сек. Потребление памяти:29.96 mb