Счастье, деньги и винтовка

Автор: Maks Апр 4, 2017

Поистине, человеческие чувства не знают преград, особенно если они касаются любви. Известно немало случаев, когда союзу двух сердец предшествовали серьезные испытания. И все-таки подобные драматические истории иногда имели хорошее завершение, несмотря на различные препоны судьбы.

Во второй день апреля 1849 года (по старому стилю) в семье отставного поручика Ивана Мосина родился сын, которого назвали Сергеем. Воспитанием сына занялся отец, который решил, что если уж ему карьера военного не удалась, то, может быть, хоть Сереже повезет. И Иван Игнатьевич оказался прав.

Талантливый мальчик

Для начала мальчика определили в Тамбовский кадетский корпус, где он показал себя с лучшей стороны — и доброжелательный, и умница-отличник. Потом учился в Воронежском кадетском корпусе, а после его окончания юношу направили в Михайловское артиллерийское училище. И здесь у Сергея проявились недюжинные способности к наукам. А вот к прекрасному полу, как потом вспоминали его товарищи, он был равнодушен — скорее всего, по причине врожденной стеснительности. Поэтому светским раутам и балам Мосин предпочитал сидение за учебниками. И неудивительно, что он окончил училище не только в чине подпоручика, но и с назначением в элитный гарнизон Царского Села.

Однако уже через год молодого офицера направили в Михайловскую артиллерийскую академию. И здесь у адъюнкта Мосина появился интерес не столько к стратегии и тактике, сколько к военной технике. Поэтому после окончания академии уже капитан Мосин, награжденный еще золотой медалью за усердие, получил назначение помощником начальника механических мастерских Императорского Тульского оружейного завода. Впрочем, в этом желании была еще одна важная составляющая. К тому времени сильно постаревший Иван Игнатьевич переселился в Тульскую губернию, к своему старому знакомому Владимиру Арсеньеву, помещику, владевшему довольно большим имением. Таким образом, Мосин убивал одним выстрелом сразу двух зайцев: и оружейным делом заняться, и за престарелым отцом присмотреть.

Первая встреча

Сергей Мосин

Оружейник Мосин выкупил жену у соперника за 50 тысяч рублей

Тут следует заметить, что у владельца имения был сын Николай, женатый на Варваре Николаевне, в девичестве Тургеневой (родственнице уже тогда знаменитого писателя). Дама была скромной домоседкой, чурающейся светской жизни и воспитывающей двоих сыновей. В отличие от супруга, который был старше жены почти вдвое и в имении бывал наездами, практически все время проводя в Санкт-Петербурге или Москве.

И вот в первый же визит капитан Мосин, увидев статную сероглазую красавицу, влюбился в нее. Поначалу Варвара, как и положено замужней женщине, держалась на расстоянии и игнорировала плохо скрытые знаки внимания. Да к тому же, совсем некстати, с берегов Невы вернулся Николай Арсеньев. Естественно, что от его внимания не ускользнуло странное поведение гостя. Обстановка стала нервозной, и Мосин принял решение уехать. Но принцип «с глаз долой, из сердца вон» в данном случае не сработал. Четыре года несчастный влюбленный не видел предмет своих воздыханий. А когда снова появился у Арсеньевых, то, к его радости, Варвара ответила взаимностью. Более того, прощаясь, она вложила в карман Сергея Ивановича записку: зимой она с детьми будет гостить у родственников в Туле и там влюбленные могут встречаться.

И действительно, свидания в городе проходили регулярно, пока какой-то доброхот не сообщил Арсеньеву о неподобающем поведении его жены. Состоялось объяснение Мосина с помещиком, и после того как «рогоносец» обозвал любовника жены ничтожеством, Сергей Иванович вызвал обидчика на дуэль. Однако Арсеньев рисковать жизнью не собирался и написал жалобу высокому военному начальству. А оно уже, недолго думая, отправило Мосина под домашний арест на трое суток. Тогда же Арсеньев заявил Варваре Николаевне, что она может любить кого угодно, это дело совести, но не опускаться до супружеской измены, дабы не позорить фамилию, а с ней и сыновей. Однако забияка не успокоился и вызвал Арсеньева на дуэль повторно — на этот раз в стенах Дворянского собрания, прилюдно, — за что от своего непосредственного начальника, генерала Бестужева-Рюмина получил строгий выговор «за нарушение тишины в общественном месте» и опять же две недели домашнего ареста.

Супруга на продажу

Впрочем, Арсеньев, человек неглупый, понял, что от своих претензий его соперник не отступится. И тогда пошел на хитрый ход. Он согласился дать «вольную» своей супруге, но не просто так, а за кругленькую сумму в 50 тысяч рублей. Дескать, в результате развода пойдут кривотолки, его имя будет запятнано, а деньги по крайней мере будут возмещением морального ущерба. Выкуп по тем временам был огромным, на эти деньги можно было купить несколько больших имений, и понятно, что такую сумму Мосин не смог бы собрать за всю свою жизнь. Казалось, что выхода нет. Но тут вмешался случай. К тому времени оружейник завершил работу над своим главным изобретением. Взяв в качестве основы однозарядную винтовку Хайрема Бердана, состоявшую на вооружении русской армии и больше известную как берданка, он снабдил ее магазином на восемь патронов и соответствующим затвором. Так на свет появилась знаменитая безотказная «трехлинейка», реально просуществовавшая и славно послужившая пехотинцам вплоть до 1947 года. Да и впоследствии еще лет 30 винтовка была табельным оружием для бойцов военизированной охраны. Во время конкурса «трехлинейка» показала лучшие характеристики по сравнению с винтовкой Леона Нагана, и впоследствии была отмечена Гран-при Всемирной выставки в Париже. Сам же изобретатель был произведен в чин полковника гвардии, награжден орденом Владимира и… премией в 30 тысяч рублей.

Увы, этой суммы для выплаты отступных явно не хватало, тем более что значительную часть премии честный изобретатель, который к тому времени состоял в должности начальника приемки Тульского оружейного завода, раздал своим помощникам, участвовавшим в создании «трехлинейки». И тут фортуна снова повернулась лицом к Мосину — на этот раз в виде Большой Михайловской премии, которой хватило для того, чтобы расплатиться с Арсеньевым. Тот, судя по всему, больше к своей супруге никаких чувств не питал, да и ради сохранения своей изрядно потрепанной чести выполнил данное им обещание. Так, спустя 16 лет после знакомства, в 1891 году Сергей Иванович и Варвара Николаевна официально стали мужем и женой. Еще три года они прожили в Туле, пока Мосин не получил назначение на должность начальника Сестрорецкого оружейного завода Санкт-Петербургского уезда.

Провожали любимого начальника всем заводом, а мастеровые вручили ему памятный сувенир — обшитую синим бархатом коробочку, в которой лежала миниатюрная копия «трехлинейной» винтовки Мосина образца 1891 года. К сожалению, судьба не дала им долгой супружеской жизни. После рождественских праздников 1902 года Сергей Иванович (на тот момент уже генерал-майор) простудился. Поначалу его болезнь опасений у врачей не вызывала, но спустя неделю простуда перешла в двустороннее воспаление легких, и здесь эскулапы оказались бессильны. 26 января изобретатель «трехлинейки» скончался и был погребен на городском кладбище Сестрорецка. Во время похорон, кроме генеральской сабли, на крышку гроба положили еще и винтовку. Варвара Николаевна, несмотря на не очень пожилой возраст — вдовой она стала в 48 лет, — больше замуж не вышла и прожила на служебной квартире завода вместе с тремя сыновьями вплоть до 1917 года.

Сергей УРАНОВ

,   Рубрика: История любви


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
7 + 16 =


SQL запросов:53. Время генерации:0,575 сек. Потребление памяти:28.69 mb