Шнурки для ленивых

Автор: Maks Дек 8, 2018

Процесс соединения частей одежды и обуви всегда был важен. Уже первые люди обвязывали на себе звериные шкуры длинной лианой. Это потом были придуманы пояса, петли, пуговицы. А вот идею застежки, которую мы сегодня называем молнией, человек позаимствовал у природы.

Сегодня имя Элиаса Хоу практически неизвестно. А ведь это он первым в мире создал швейную машину, конструкцию которой использовал затем Айзек Зингер. Тот самый, чье имя стояло на большинстве машинок XX века. Другим великим изобретением Хоу стала «автоматическая, непрерывная застежка для одежды», но и она не была закреплена за своим создателем.

Навеяно пером

Изобретение Хоу в 1851 году непрерывной застежки, являвшейся прототипом современной молнии, тогда оказалось никому не нужным. Да и сам автор не очень верил в ее успех. Застежка была сложна в эксплуатации и подвержена износу и ломке. В итоге изобретатель не стал возиться с ее продвижением и забросил идею. Так что застежку-молнию пришлось открывать заново.

Случилось это спустя почти полвека. Другой американский изобретатель Уайткомб Джадсон был знаменит патентом на уличный трамвай, движимый сжатым воздухом. Как-то в 1880-х годах к Джадсону обратился его приятель Стайл, работавший чертежником. Несколько лет назад он при падении повредил позвоночник. С тех пор, наклоняясь, Стайл испытывал боль. Особенно когда завязывал шнурки ботинок. В разговоре с Джадсоном он поинтересовался, не может ли тот придумать что-то, облегчающее этот процесс.

Уильям взял паузу. Однажды при виде птичьего пера его осенила идея. Уже дома, под лупой, изобретатель внимательно рассмотрел «механизм» смыкания опахала. Оказалось, что от стержня пера по обеим сторонам располагаются бородки, а от них в свою очередь также в обе стороны идут ответвления — бородочки. Зацепляясь друг за друга, они создают довольно плотную пластинку-сетку. Пернатые «застегивают» бородки с помощью клюва, а чтобы «застежка» функционировала как надо, регулярно чистят ее клювом, а иные даже смазывают ее жиром. Именно этот принцип и решил использовать Джадсон: две линии, закрепленные на краях обуви или одежды, могли сцеплять эти края между собой.

Трудная задача

Застёжка Уайткомба ДжаксонаКонструкция застежки Джадсона выглядела для того времени довольно причудливо: две цепочки, на одной располагались петли (желобки), на другой — крючки. Сам изобретатель называл их «мужской» и «женской» частями. Вместе они соединялись с помощью специального ключа-язычка. Джадсон назвал новинку clasp-locker — «запирающийся шкафчик».

В ноябре 1891 года Джадсон подал заявку в Патентное ведомство США. В те времена от изобретателей не требовали реальную модель изобретения, но патентный эксперт Томас Андерсон посоветовал изобретателю доработать изделие. За несколько месяцев до того было выдано несколько патентов на крепление для одежды и обуви, и для выдачи нового автору надо было продемонстрировать коренное отличие от ранее зарегистрированных. Спустя 9 месяцев Джадсон представил модель и новую заявку с модернизированной версией застежки, на которую летом 1893 года получил патент №504038.

Свое изобретение Джадсон представил в 1893 году на Чикагской всемирной выставке и стал искать инвесторов, способных запустить его производство. Вместе с двумя партнерами — Льюисом Уокером и Гарри Эрли — Джадсон в 1894 году основал в Чикаго компанию Universal Fastener. Однако бизнес забуксовал.

Застежка оказалась довольно сложна в применении. Одна инструкция к ней размещалась на двух страницах. К тому же ее цена была выше цены самих изделий, на которые застежка крепилась, да и ломалась она часто. В итоге, за 10 лет самым большим заказом стало приобретение почтовой службой США 24 застежек для почтовых мешков. Да и то в качестве эксперимента. Зато почти на каждую застежку Джадсон получал рекламацию и был вынужден чинить или менять изделие. Потому компания влачила жалкое существование.

В попытке улучшить изделие Джадсон стал крепить крючки и петли на матерчатые ленты. Это был шаг вперед — теперь застежку можно было просто пришить, а не крепить сложным способом. Но сам механизм оставлял желать лучшего, ибо мог раскрыться в самый неподходящий момент. Чтобы остаться на плаву, фирма Джадсона стала выпускать другие крепежные изделия и даже станки, а застежка стала второстепенным продуктом.

Ее судьбу в какой-то степени решила дочь торгового партнера Джадсона — Эльвира. За ней стал ухаживать 26-летний инженер Гидеон Сундбэк, недавно эмигрировавший из Швеции и работавший в компании «Вестингауз». Уже на тот момент «Вестингауз» занималась электротоварами и считалась довольно технологичной. Но чтобы завоевать сердце Эльвиры, швед принял предложение Джадсона и перешел на работу в его компанию.

В 1909 году молодые поженились, и Гидеону была предложена должность главного конструктора.

Сундбэк оправдал это назначение. В 1913 году им была разработана новая конструкция Hookless №1 — «Бескрючковая №1». Он увеличил количество крепежных элементов (теперь они располагались чаще) и разместил их на тканевой ленте.

Однако оставалась одна существенная проблема — работоспособность изделия ограничивалась не более чем 10-20 циклами открытия-закрытия.

В названии — сила

В 1914 году Сундбэк отказался от крючков и петель, заменив их однообразными зубцами, которые втягивались специальным ползунком друг в друга. Новая модель получила название Hookless №2. Эта застежка гораздо больше походила на современную молнию, но люди все равно относились к изделию с опаской. Да и цена застежки равнялась 1 доллару, что было дорого. Поэтому первые четыре застежки компания продала лишь 28 октября 1914 года.

Прорыв случился в 1918 году, когда Военный флот США решил приобрести 24 тысячи автоматических застежек для «денежных поясов», популярных у моряков. Позднее военные заказали еще 10 тысяч застежек для перчаток, табачных мешков и даже оружейных чехлов.

«Гражданской» жизнью застежка обязана Бенджамину Гудричу — главе одноименной компании, выпускавшей каучуковые изделия. Задумывая производство новой модели галош, Гудрич решил посмотреть их сочетание с новым видом застежки. Звук, издаваемый металлическими зубцами, так понравился бизнесмену, что он назвал его zip (что-то наподобие «вж-ж-жик»). Поэтому в англоязычных странах застежку знают как zipper.

К середине 1920-х годов «зипперы» уже вовсю стали применять при пошиве одежды. А в конце Первой мировой войны глава текстильной компании Hermes Эмиль-Морис Эрме приобрел в Канаде 40 метров застежки-«зиппера», предназначенной для чехлов пушек. Он решил использовать застежки для своих сумок и не прогадал — новая модель пользовалась хорошим спросом.

Однако применение застежки-«зиппера» в одежде столкнулось с неожиданными трудностями. В обществе ее почему-то восприняли как признак сексуальности и раскрепощенносги. Но модный модельер Эльза Скиапаррелли решила, что на детей, которым трудно управляться с крючками и пуговицами, это правило не распространяется. В сотрудничестве с производителями застежки в 1935 году она стала продвигать свою коллекцию под слоганом: «Ваши дети смогут одеваться сами!» Интересно, что, в отличие от взрослых, дети сразу приняли молнию.

В 1937 году, дождавшись истечения срока давности патента Сундбэка, французский модельер Жан Клод создал коллекцию с повсеместным применением застежек. Коллекция была распродана мгновенно. В том же году Эдуард, герцог Виндзорский, отрекшийся от английского престола ради любви к Уоллис Симпсон, первым из аристократов стал носить брюки с застежкой, что окончательно вывело аксессуар в разряд доступных.

В СССР «зиппер» попал еще в 1920-х, но слово это не прижилось, а вместо него стали использовать термин «молния». В 1929 году молния использовалась в костюмах при постановке ультрамодного спектакля «Клоп». А в середине 1930-х тысячи молний были вшиты в комбинезоны советских летчиков и танкистов. Естественно, тратить валюту для закупки модной фурнитуры правительство не стало. Их выпуск, наплевав на все патенты, освоили в Союзе самостоятельно. А вот во время войны молния исчезла из формы военных. Объяснялось это просто — весь металл шел на оборонные нужды. Но начиная с 1950-х молния вновь стала распространенным аксессуаром, причем не только военной или служебной, но и вполне гражданской одежды, и с тех пор неотлучно находится в строю.

Лев КАПЛИН

, , ,   Рубрика: Люди и вещи





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:65. Время генерации:0,656 сек. Потребление памяти:38.72 mb