История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Булл-Рэнн: упущенный шанс рыцарей юга

Битва на реке Булл-Рэнн стала первым крупным сражением Гражданской войны в США. Южане выиграли ее с блеском. И сумей они толком воспользоваться этой победой, стране, скорее всего, не пришлось бы пережить четырехлетнюю бойню. Да и результат войны был бы совершенно иной.

После избрания в декабре 1860 года на пост президента-северянина Авраама Линкольна шесть южных штатов объявили о создании собственного государства - Конфедеративных Штатов Америки (KLUA).

Правительство во главе с крупным плантатором Джефферсоном Дэвисом приступило к созданию собственной армии. 13 апреля 1861 года после бомбардировки южанами капитулировал находящийся на их территории федеральный форт Самтер. Его комендант майор Роберт Андерсон сдал шпагу своему сокурснику по академии Вест-Пойнт Пьеру Борегару. Как это часто бывает, друзья и сослуживцы оказывались по разные стороны фронта.

Чтобы отличаться от облаченных в голубые мундиры северян, южане пошили себе форму из серого сукна, поскольку именно такой цвет имелся на складах в достаточном количестве. Однако в нужный тон красильщики попадали не всегда, что частенько приводило к путанице на поле сражения.

Враги-сослуживцы

Федеральную столицу Вашингтон и столицу Конфедерации Ричмонд разделяли всего 156 километров. К июню 1861 года главные силы северян были сведены в армию под командованием Ирвина Макдауэлла, произведенного в бригадные генералы прямиком из майоров. Взлет необычный, поскольку в Вест-Пойнте он был абсолютным середняком и по успеваемости занял 23-е место в группе из 45 выпускников. 2-е место в этой же группе занимал Пьер Борегар, который уже прославился захватом форта Самтер и теперь командовал прикрывавшими Ричмонд войсками.

К западу от основных сил в долине Шенандоа у северян и южан имелось еще по одной вспомогательной армии. Федератами здесь командовал Роберт Паттерсон, который, в отличие от коллег и противников, не участвовал в недавней войне с Мексикой, хотя, будучи юношей, в 1812-1814 гг. успел повоевать с англичанами. На своем высоком посту он чувствовал себя крайне неуверенно и, несмотря на почти двукратное превосходство в силах, продвигался вперед, только повинуясь понуканиям из Вашингтона.

В сущности, единственное, что от него требовалось, это оттянуть на себя армию Джозефа Джонстона - храброго и опытного генерала, получившего в войне с Мексикой семь ранений. Но и с такой скромной задачей Паттерсон не справился.

После того как армия Макдауэлла двинулась на Ричмонд, Джонстон получил приказ как можно скорее выступить на помощь Борегару. Самый отважный из кавалерийских военачальников конфедератов Джеб Стюарт использовал конные отряды в качестве завесы, под прикрытием которой пехота Джонстона промаршировала до станции Пьедмонт, где 19 июля начала грузиться в вагоны. Так, второй раз в истории была произведена масштабная переброска войск по железной дороге (первый раз это произошло в 1849 году при подавлении русскими войсками венгерского мятежа).

Паттерсон же так и не заметил, что его водят за нос, пока из Вашингтона ему официально не сообщили о Булл-Рэнне.

«Серые» и «голубые», но все «зеленые»

Битва на реке Булл-Рэнн

Наступление на Ричмонд началось по настоянию Линкольна. Макдауэлл доказывал, что ему требуется время, что войска еще «зеленые» - необученные и необстрелянные, на что президент выдвинул контрдовод: «Вы зелены, это правда, но они зелены тоже».

Впрочем, степень «зелени» у «голубых» и «серых» была разная, что и определило исход битвы. В армию конфедератов добровольцы обычно записывались ради идеи независимости Юга от Севера. В федеральную армию шли, прежде всего, ради денег. Например, б-й Нью-Йоркский полк практически целиком состоял из уголовников. Его солдаты были обмундированы на манер французских колониальных войск зуавов - в широкие красные шаровары и голубые колпаки, смахивающие на фески. После того как этот полк покинул родной город, преступность в Нью-Йорке снизилась почти вдвое.

Когда 16 июля Макдауэлл выступил в поход, вслед за его армией отправились зрители. Некоторые сенаторы и конгрессмены, как подобает воинам, ехали верхом, вооружившись револьверами и хлыстами. Другие следовали в кабриолетах и экипажах вместе с наряженными в кринолины дочерьми и супругами. Все говорили, что «южное рыцарство будет повержено в прах северным лемехом».

Через день северяне вышли к Сентервиллу. План Макдауэлла сводился к тому, чтобы форсировать Булл-Рэнн, обойти левый фланг южан и отрезать их от Ричмонда. Прощупывать оборону противника отправилась дивизия генерала Тайлера, командир которой, хотя и не имел боевого опыта, мечтал продемонстрировать свои полководческие дарования. Впереди двигался 1-й Массачусетский полк, который, растянувшись вдоль реки, внезапно был обстрелян засевшей в кустах противоположного берега пехотой конфедератов. Северяне бежали под издевательское улюлюканье. Затем в бой отправился 12-й Нью-Йоркский полк, который был отброшен в результате контратаки.

Тайлер после этого в своих военных способностях разуверился и в схватку уже не рвался.

Макдауэлл же решил пересмотреть план и обойти не правый фланг противника, а левый. Считалось, что таким образом Борегар окажется отрезан от армии Джонстона в долине Шенандоа.

Так бы и случилось, если бы обход производили на следующий день - 19, в крайнем случае - 20 июля. Однако на разведывание маршрута у подчиненных Макдауэлла ушло двое суток. За это время войска Джонстона приехали на поездах на помощь к Борегару, так что отрезать кого-либо было уже бессмысленно.

Интересно, что если Макдауэлл задумал 21 июля атаковать левое крыло северян, то в этот же день Борегар собирался атаковать левое крыло федералов. То есть намечалось нечто вроде карусели. Однако маневры, предваряющие наступление на противника, северяне начали еще в три часа утра, так что южанам оставалось только обороняться. Хотя, как показали события, способность рано вставать еще не гарантировала победы...

Бой за холм Мэтюз

Маневр по обходу конфедератов предстояло осуществлять 2-й и 3-й дивизиям генералов Хантера и Хейнцельмана численностью около 13 тысяч. 5-я дивизия Майлза оставалась в резерве. Тайлеру с 1-й дивизией предстояло отвлекать внимание на правом фланге противника.

Основной удар северян пришелся на отряд полковника Эванса, занявший позицию на холме Мэтьюз. Впрочем, дела у наступающих сразу не заладились. В момент переправы 2-я дивизия подверглась ожесточенному ружейному обстрелу, и генерал Хантер, получив ранение в щеку и шею, сдал командование полковнику Бернсайду. Тот повел войска вверх по склону холма, но южане, подпустив их поближе, открыли убийственный огонь из своих ружей.

Федераты наступали, выстроившись в колонны, которые, впрочем, при взгляде издалека скорее напоминали расползающиеся кляксы. В любом случае, попасть в такую толпу южанам было нетрудно, зато сами они, рассыпавшись по вершине холма, находились в более выгодном положении.

В трех атаках шести тысячам северян противостояли девятьсот конфедератов. Затем и к тем, и к другим подошли подкрепления. Возглавлявший южан Бернард Би выстроил свои две бригады перпендикулярно к левому флангу наступающих, строй которых простреливался теперь вдоль и поперек. К федератам подошла 7-тысячная дивизия Хейнцельмана, два полка из которой - «Огненные зуавы» и «Зуавы Элсворта», в свою очередь, начали обход холма Мэтьюз. И здесь выяснилось очевидное - красные шаровары и броские синие и красные курточки очень удобны для прицеливания. В общем, и эта атака захлебнулась.

Однако численное превосходство северян все же сыграло свою роль, когда в дело вступила бригада полковника (и будущего известного генерала) Уильяма Текумсе Шермана из дивизии Тайлера.

Шерман, подобно своему начальнику, мог просто торчать и «отвлекать внимание», но заслышав шум боя, подъехал поближе к Булл-Рэнну посмотреть, в чем там дело. На его глазах вражеский майор переехал верхом на коне через реку, выкрикнул в сторону «грязного янки» несколько ругательств, а затем вернулся обратно. Шерман, хотя и получил порцию оскорблений, понял, где ему лучше переправляться.

Форсировав реку, его бригада приняла участие в очередном штурме, и над холмом Мэтьюз взвилось звездно-полосатое знамя. В этом бою погиб первый генерал конфедератов. Смертельно раненный Люциус Картрелл умер на руках у двух вынесших его с поля боя солдат. Интересно, что оба они были чернокожими.

После падения холма Мэтьюз Макдауэлл объезжал свои войска, провозглашая: «Победа! День наш!» Но он поторопился.

Победа под крики фурий

Части Эванса и Би отошли вполне организованно и заняли новую позицию на холме Генри. К этому моменту армия Джонстона уже завершила свой железнодорожный вояж, и теперь к ним на помощь спешила дивизия Томаса Джексона - сурового вояки, который, как писал один из американских историков, «жил по Новому Завету, а сражался по Ветхому». Прибыв к месту событий, он выразил готовность встретить янки «штыком». Несколько минут спустя, указывая на его бригаду 4-му Алабамскому полку, генерал Би кричал, что они стоят, как «каменная стена». Прозвище Каменная Стена с тех пор так и прилипло к Джексону.

К отчаянию командующих конфедератами, другие их подчиненные не стояли, как стенка, а норовили расползтись в разные стороны. Победа северян могла бы стать полной, если бы Макдауэлл просто позволил батареям Рикеттса и Гриффина, утвердившимся на холме Мэтьюз, и дальше поливать противника шрапнелью и картечью. Но он решил передвинуть их поближе к южанам, а поскольку лучшее зачастую - враг хорошего, этого времени конфедератам хватило, чтобы наконец привести себя в порядок.

Кавалерия Джеба Стюарта снесла посланных на прикрытие артиллерии «Огненных зуавов», а пехота конфедератов овладела двумя злополучными батареями. Возможно, артиллеристы смогли бы постоять за себя сами, но они вовремя не открыли огонь, приняв серые мундиры врага за родные голубые.

Северяне, впрочем, смогли отбить батареи, однако новые попытки захватить холм Генри по-прежнему заканчивались неудачами. Макдауэлл послал в обход свой последний резерв - бригаду Ховарда, но и ему не удалось переломить ситуацию.

И тут Борегар пришел к выводу, что пора переходить в общее контрнаступление. Получив соответствующий приказ, Джексон Каменная Стена приказал подчиненным «Орите, как фурии!». Так родился знаменитый боевой клич, наводивший ужас на противника. Как вспоминал один из северян: «Он вызывал особое, непередаваемое ощущение, будто позвоночник проваливается вниз. Если вы утверждаете, что слышали клич и не испытали подобного, значит, вы лжете».

Вновь были захвачены две артиллерийские батареи северян. Упорнее других южанам сопротивлялась бригада Ховарда. На этом участке смертельную рану получил Бернард Би. Но и здесь поле битвы осталось за южанами. Последний победный фланговый удар нанесла бригада Джубала Эрли.

У федератов еще оставалась в резерве целая дивизия генерала Майлза. Однако ее командир, обидевшись, что его не допустили к сражению, мертвецки напился, так что вести солдат в бой было некому. Вскоре и эта дивизия была увлечена отступающими, которые затем смели и ту великосветскую публику, которая собралась поглазеть на сражение.

Отступление превращалось в бегство. Тысячи людей, бросая оружие, бежали со всех ног, а впереди них в каретах мчались представители высшего общества. Макдауэлл телеграфировал в Вашингтон: «Бой проигран. Спасайте Вашингтон и остатки этой армии. Переформировать бегущие войска не удастся».

А южане даже не думали о преследовании.

Борегар получил сообщение, что с севера двигаются свежие неприятельские части, а когда выяснилось, что это своих опять перепутали с неприятелем, решил все же, что войска слишком утомились и нуждаются в отдыхе.

Между тем армия северян, понеся небольшие потери, оказалась полностью уничтожена в качестве организованной силы. Срочно прибывший в Вашингтон в качестве «пожарника» генерал Макклелан обнаружил, что столица совершенно не готова к обороне: «Ничто не могло помешать маленькому кавалерийскому отряду войти в город. Решительная атака, без сомнения, привела бы к захвату Арлингтонских высот и отдала бы город на милость батареи нарезных орудий».

Но южане этим шансом не воспользовались, просто потому что его не оценили. Подтянув резервы, федераты сумели прикрыть столицу. Война началась по-настоящему, и промышленная мощь Севера повлияла на ее исход больше, чем отвага и воинское мастерство Юга...

28-30 августа 1862 года практически в тех же местах произошло второе сражение при Булл-Рэнне, в котором и численность войск, и количество потерь были почти вдвое большими. В нем снова участвовали и Джексон Каменная Стена, и Макдауэлл. И южане снова одержали победу, но второго шанса красиво выиграть войну больше не получили.

Дмитрий МИТЮРИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Главные сражения     Следущая












Интересные сайты: