История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Гибель рыцарей из джунглей

За создателем империи Великих Моголов Бабуром к сорока годам прочно закрепилась репутация неудачника. Изгнанный из родового домена, потерявший священный для всех Тимуридов Самарканд и нещадно теснимый воинственными узбеками-шейбанидами, он постепенно превращался в главаря разбойничьей орды, живущей грабительскими походами и не имеющей постоянного дома. Но неожиданно судьба вознесла Бабура на самую вершину славы: разбив при Кхануа войска раджпутов, он создал империю Великих Моголов.

Бабур родился в 1483 году в Андижане. Его отец был эмиром Ферганы - одного из осколков некогда великой империи Тимура. Собственно, он и был правнуком третьего сына Тамерлана, что обеспечивало семье высокий статус. Мать же его происходила из рода Чингизидов, что еще больше повышало авторитет Бабура.

Но отец погиб из-за несчастного случая на охоте, когда мальчику было 11 лет. Тем не менее, наставляемый матерью, он принял решение бороться за власть в Мавераннахре. С ранних лет Бабура воспитывали в убеждении, что он предназначен самой судьбой для восстановления державы Тамерлана.

В поисках пристанища

Однако времена для таких амбициозных замыслов были явно не подходящими. Регион представлял собой конгломерат непрерывно воюющих друг с другом государств. Среди Тимуридов единства не было: они вступали в союзы с пришлыми кочевниками и больше интересовались тем, чтобы кто-то из них не усилился чрезмерно. Так что чагатаев (к которым принадлежали Тамерлан и его потомки) повсюду теснили узбеки, которых смог сплотить Мухаммад Шейбани (кстати, женатый на сестре Бабура).

Юноша не побоялся вступить в открытую борьбу со своим более опытным (Мухаммаду было уже под пятьдесят) родственником. В 1497 году воинам Бабура даже удалось захватить Самарканд, что означало главенство в Мавераннахре. Но среди Тимуридов тут же началась грызня. Спустя всего четыре месяца гарнизон Бабура был выбит из Самарканда.

Но беды молодого правителя только начинались. Серия войн с Шейбанидами, последовавшая за потерей Самарканда, оказалась неудачной. Бабура вытеснили на территорию современного Афганистана. Там он основал новое государство, центром которого стал захваченный в 1504 году Кабул.

Почти десять лет Бабур пытался вернуть контроль над Мавераннахром. В 1511 году он вступил в союз с персидским шахом. Вскоре союзникам удалось взять Самарканд, и Бабур воцарился в городе предков. Однако местное население не приняло новых правителей. В 1512 году Бабур оставил идею завоевания Мавераннахра и обратил свои взоры на Индию.

«Биться до конца!»

В описываемое время там главенствовали две силы. Под властью афганской династии Лоди доживал свой век одряхлевший делийский султанат. Но все же это была еще огромная и богатая страна. На престоле сидел далеко не бездарный правитель Ибрахим-шах, который мог выставить до 100 000 воинов.

Куда большую опасность представляли воинственные раджпуты. Их княжества лежали как раз на пути из Афганистана к Дели в труднодоступных и пустынных джунглях и горах. Раджпуты, скорее всего, были потомками кочевников-эфталитов. Они считали себя выходцами из кшатриев-воинов и яростно противились распространению ислама. Иногда они соглашались служить султану Дели, иногда нападали на него. Могли пропустить чужаков через свои земли, а могли и напасть.

Каждый раджа имел большое войско, основой которого были тяжелая кавалерия и боевые слоны. Завоевать их земли было трудно, всю Раджпутану покрывала сеть превосходно укрепленных замков. Воинственные обычаи раджпутов предписывали им сражаться в любой, даже самой безнадежной ситуации. Если преимущество врага было настолько очевидно, что победы ждать не приходилось, то знатные раджпутки еще перед битвой совершали массовое ритуальное самоубийство - джаухар.

Бабур долго и тщательно изучал, с кем ему придется иметь дело. Дели был переполнен его шпионами, и даже среди раджпутов он умудрился распространить слухи, будто не претендует на контроль над территорией, а всего лишь хочет захватить Дели и султанскую сокровищницу. С 1519 года с прекращением сезона дождей отряды Бабура совершали набеги на султанат, стараясь избегать ссор с раджпутами. Многие вельможи султаната, недовольные Ибрахим-ханом, вступили в союз с Бабуром.

Сами по себе

Все раджпуты были военнообязанными, и каждый раджа должен был выставить свой отряд. Рядовые воины подчинялись только приказам своего вождя. Воины не слушали приказов других раджей, так что махарадже (верховный главнокомандующий) приходилось руководить объединенным войском через сложную систему посредников, кандидатуры которых должны были быть приняты консенсусом. В случае гибели предводителя целый клан, состоящий из тысяч человек, переставал исполнять приказы чужаков и сражался по своему усмотрению. В случае, когда из строя выбывал махараджа, все войско рассыпалось, что и произошло при Кхануа. Такие случаи у раджпутов случались часто, так как долгом военачальника было сражаться в первых рядах.

Бить врагов поодиночке

Но в 1526 году Бабур решился завоевать султанат. Стремительным маршем из Кабула он прорвался через Хайберское ущелье и оказался на равнинах Индии. Султан Ибрахим был человеком неглупым, но самонадеянным. Он недооценил своего противника, и вместо того, чтобы тщательно подготовиться к битве, двинул ему навстречу 40-тысячную армию.

Еще одной ошибкой султана стало нежелание заключить союз с раджпутами. Он вел против них жесткую политику, пытаясь исламизировать княжества. В результате раджпуты сохраняли нейтралитет, хотя их вождь Санграм Сингх долго колебался. В конце концов, он решил, что Бабур разграбит Дели (в лучшем для него случае) и удалится. Как показало будущее, Сингх просчитался.

21 апреля 1526 года около городка Панипат Бабур разгромил войско Ибрахим-хана Лоди. При этом его войско вчетверо численно уступало султанскому. Все решило превосходство Бабура в артиллерии и применение фланговых обходов. Ибрахим-хан пал в бою, а остатки его войска перешли на сторону завоевателей.

Бабур занял Агру и Дели, а захваченные богатства раздал своим приближенным - бывшим офицерам и солдатам Ибрахима - и разослал нужным людям в Афганистане, Мавераннахре, Бухаре и Фергане. Слава о его успехах и невиданных богатствах Индии быстро облетела Центральную Азию, и у Бабура с той поры не было недостатка в добровольцах.

Всего за полгода Бабур установил свою власть почти над всеми землями, входившими в султанат, и принял титул падишаха. Лишь на востоке продолжали партизанскую войну афганцы, верные Лоди. Но вскоре раджпуты поняли, что Бабур никуда уходить не собирается. Санграм Сингх собрал огромное войско и двинулся на врага. К нему примкнули отряды афганцев.

Ошибка Санграм Сингха

Если бы Санграм Сингх не торопил события, то Бабуру, вероятно, пришлось бы все же покинуть Индию. Этого хотели многие его сподвижники и простые воины. Их тяготил непривычный климат страны. К тому же они взяли богатую добычу и не желали рисковать жизнью в сомнительных авантюрах.

Но раджпутское войско (по некоторым оценкам - более 120 000 человек) уже двинулось на Бабура. Тот мог выставить не более 45 000 воинов, но зато обладал превосходной артиллерией, а около 15 000 его нукеров были вооружены ружьями. Бабур располагал вполне современной армией, даже по меркам тогдашней Европы. Основу войска раджпутов составляли тяжеловооруженные всадники и боевые слоны. Пехота была многочисленна, но выполняла лишь вспомогательные функции.

Первые стычки закончились в пользу лихих кавалеристов - раджпутов. Они истребили несколько гарнизонов противника и полностью уничтожили довольно крупный кавалерийский отряд - примерно 1500 сабель. Немногие уцелевшие воины Бабура были в ужасе: своими рассказами о том, с какими воинами им придется сразиться, они посеяли панику в войске.

Бабур приказал казнить их, но при войске объявился астролог из Кабула, который предрек Бабуру поражение. Падишах приказал казнить и его, а воинов призвал к джихаду против раджпутов и пообещал богатую добычу.

16 марта 1527 года обе армии сошлись у деревушки Кхануа. Бабур располагал примерно 40 000 бойцов. Санграм Сингх полагал, что ему хватит и 80 000 воинов - в основном, это была кавалерия и боевые слоны. Поскольку полем боя должна была стать равнина, пехоту раджпуты почти не использовали.

Сирота из Мевара

Санграм Сингх был на год моложе Бабура и происходил из знатного раджпутского рода Сесодия, которому принадлежала власть в одном из самых могущественных княжеств - Меваре. Он тоже рано потерял отца и в юности выдержал напряженную борьбу с родственниками за трон. Среди правителей Северной Индии пользовался славой талантливого полководца и благородного человека. Например, в 1510 году, разбив войско султана Малавара, с которым вел войну почти десять лет, он отпустил врага под обещание прекратить вражду. В 1517 году начал войну против Ибрахим-хана Лоди. В сражениях потерял руку и глаз, но добился нескольких побед. Сначала заключил с Бабуром договор о нейтралитете, но потом, посчитав себя обманутым, выступил против него и был разбит. При Кхануа был тяжело ранен и умер в январе 1528 года в одном из своих замков.

Мишени в тире

Боевые слоны раджпутов

С рассветом раджпуты вывели в поле свои силы. Бабур приготовил Санграму Сингху сюрприз. Он сильно растянул фронт своего войска, создавая видимость, что располагает большими силами, чем на самом деле у него было. Но его воины оказались укрыты за сцепленными повозками, так что добраться до них конным раджпутам было трудно.

В промежутках между повозками и на специальных помостах за ними были размещены пушки, а защитники этой линии обороны имели ружья. Первую линию обороны Бабура составляли наемники. Но что касается орудийной прислуги, то это были настоящие мастера своего дела, которых падишах подбирал годами, в том числе и в Европе. Отборные кавалерийские части, особенно преданные своему вождю, Бабур разместил на флангах в резерве. Они должны были либо решить исход боя внезапным ударом, либо прикрыть бегство главнокомандующего в случае неудачи.

Особые надежды Сингх возлагал на сотни боевых слонов. Но едва они изготовились для атаки, артиллеристы Бабура открыли по ним ураганный огонь. Огромные слоны были отличными мишенями, их расстреливали, словно в тире.

Слоны если и не гибли от ядер, то приходили в ярость от боли и топтали своих же воинов либо впадали в ступор, и их невозможно было сдвинуть с места. Надо отдать должное раджпутам: они усмирили уцелевших слонов и вместе с конницей пошли в атаку. Но огромные массы кавалерии были еще более удобной мишенью для пушек.

Ценой невероятных усилий раджпуты подошли вплотную к линии повозок, за которой засели наемники Бабура, и завязали рукопашную схватку. Им удалось потеснить моголов и практически уничтожить их правый фланг, изрубив артиллерийскую прислугу.

Шел уже десятый час ожесточенного сражения, когда Бабур ввел в дело свой кавалерийский резерв. Расстановка сил резко поменялась: теперь были смяты раджпуты. Они еще могли перегруппироваться и продолжить сопротивление, но в это время Сингх был ранен и унесен слугами с поля боя. Управление войсками у раджпутов расстроилось: по отдельности их отряды бились до последнего, но о победе речи уже не шло.

Из боя вышла лишь малая часть раджпутов - едва ли 10 тысяч бойцов, но и Бабур потерял почти половину своей армии. Впоследствии он утверждал, что сражение при Кхануа было самым трудным в его военной карьере. Именно с него и началось почти 300-летнее правление Великих Моголов в Индии.

Сингх пытался собрать новое войско, но его уже никто не слушал, каждый раджа действовал сам по себе - кто засел в своих замках, кто присягнул Бабуру в обмен на автономию. Меньше, чем через год, он умер. Лишившись лидера, раджпуты были обречены, хотя отдельные их княжества сохраняли независимость вплоть до прихода англичан.

Марк АЛЬТШУЛЛЕР

Живой таран

Боевой слон нес на себе до семи воинов, вооруженных луками, дротиками и другим метательным оружием. Хорошо обученный слон мог вытаптывать в неприятельских рядах целые просеки. Было у него и специальное оружие наподобие кистеня: два соединенных цепью металлических шара, утыканных шипами. Защищен слон был металлическими доспехами, закрывавшими сверху хобот, шею и бока. Обучал, воспитывал и вел в бой слона погонщик - махаут, понукавший слона анкушем - железным крюком на рукояти, которым в случае необходимости отбивал атаки противника.



Десятичная система

Раджпуты в военном искусстве ориентировались на древнеиндийские образцы. В их войске было по десять слонов на одну колесницу, по десять всадников на одного слона и по десять пехотинцев на одного всадника. К моменту нашествия Бабура от колесниц уже отказались, а число пехоты резко сократилось. Воевать в пешем строю кшатрии считали ниже своего достоинства. Уважающий себя раджпут вообще должен был как можно меньше касаться ногами земли, поэтому в пехоте воевали бхилы - представители коренных племен Индии и незаконнорожденные полу-раджпуты. Это пренебрежение дорого обошлось при Кхануа.



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Главные сражения     Следущая












Интересные сайты: