История повторяется, потому что не хватает историков с фантазией


Подпишись на РСС










Огнём и мечом

Среди военных историков XIX век принято поминать добрым словом. На полях сражений царили гуманизм и благородство, а гражданское население ограждали от превратностей войны даже на завоеванных территориях.

Удивительные для всего мира кровавые схватки развернулись в США во время Гражданской войны 1861-1865 годов. Конечную победу северяне смогли одержать, лишь взяв на вооружение забытые методы древних варваров.

Удар в сердце

К 1861 году американская армия имела немалый боевой опыт. Две войны с Англией, войны с Мексикой, бессчетные вооруженные конфликты с индейцами закалили ее и сделали профессию военного престижной. Однако вскоре грянула Гражданская война между промышленно развитым Севером и «хлопковым» Югом. Единственным преимуществом последнего были симпатии большей части офицерского корпуса, благодаря которым война приняла затяжной характер. Но нашлись свои стратеги и на севере.

Летом 1863 года казалось, что Конфедерации настал конец. Падение Виксберга разрезало ее пополам, а поражение генерала Ли под Геттисбергом открыло перед северянами путь к победе. Людские и материальные ресурсы южан были на грани истощения, а морская блокада душила КША экономически. Однако генеральное наступление федералов провалилось.

На западе конфедераты не опустили рук после сдачи Виксберга и продолжали сопротивление. На восточном театре вторжению северян помешал рейд генерала Моргана. Около 2500 кавалеристов приковали к себе 40 000 солдат северян, нагнали страха на мирное население, прошли по тылам 1600 километров и уничтожили огромное количество снаряжения, припасов и живой силы противника. А в конечном счете еще и прорвались на юг. Тем временем генерал Ли снова стабилизировал фронт.

С наступлением 1864 года северяне решили немного изменить стратегию и направить главный удар на Атланту - главный промышленный, транспортный и транзитный узел южан.

В начале мая 120-тысячная армия генерала Шермана начала вторжение в Джорджию. Ей противостояли 65 000 солдат генерала Джонстона. Действуя вдоль железной дороги и постоянно обходя южан с фланга, Шерман, в конце концов, взял Атланту в кольцо и принудил конфедератов (ими командовал генерал Худ) оставить город. Это был удар в самое сердце Конфедерации.

«Марш к морю»

Генерал Уильям Шерман
Генерал Уильям Шерман. Он первый начал вести войну не против войск противника, а против гражданского населения

Но южане не собирались сдаваться. Продолжал наносить поражение за поражением войскам Гранта генерал Ли. Далеко на западе сражался с северянами Техас. Неспокойно было на Среднем Западе. В боях за Атланту Шерман потерял до 40 000 человек, что повергло его войска в уныние. К тому же ему достался практически опустевший и разрушенный город, где разместить 81-тысячную армию было невозможно.

Коммуникации северян были сильно растянуты, неподалеку находилась хоть и потрепанная, но сохранившаяся как боевая единица Тенниссийская армия Худа. Все чаще Шерман получал сигналы о том, что противник концентрирует силы к северу от Атланты, намереваясь вторгнуться на Средний Запад и поднять тамошнее население на борьбу с федералами. Перед северянами замаячила перспектива преодолевать более ста миль по враждебной территории под ударами 35-тысячной армии Худа. Или того хуже: гоняться за ней по Джорджии и Теннесси, постоянно рискуя быть отрезанными от основных сил. Кстати, именно так и планировали Худ и Ли.

Тогда Шерман решился на отчаянный шаг: не отступать, а наступать еще дальше - в глубь территории противника. Он писал Гранту: «В таком случае не я буду гадать о действиях Худа, а он вынужден будет ломать голову». Линкольн выступил против: нужно немедленно выбираться из ловушки, а не залезать в нее еще глубже. Грант, командующий силами Севера, встал на сторону Шермана.

Но армии нужен был отдых. Тогда Шерман приказал оставшемуся населению Атланты в течение суток покинуть город, а в освободившихся домах разместил войска. За это его подвергли критике не только газеты южан, но и федеральная пресса. Однако Шерман ответил: «Это война, а не гонка за популярностью».

Два месяца его солдаты отдыхали в Атланте, а 15 ноября огромная армия словно растворилась на просторах Джорджии. Шерман приказал всех раненых и избыточную артиллерию отправить на север, по дороге снимая гарнизоны из ранее захваченных городов. А сам двинулся к атлантическому побережью, держа курс на Саванну. Таким образом, он сделал бессмысленными маневры Худа, который пытался увлечь его на север. Не удерживая коммуникации, Шерман избегал потерь малых гарнизонов и распыления сил. Отсутствие связи с командованием компенсировалось тем, что его армия стала практически невидимой для противника. Продовольствие он приказал реквизировать у местного населения.

Забегая вперед, скажем, что южане так и не смогли разгадать замысел Шермана. Глубокие кавалерийские рейды враждующие стороны не раз предпринимали и раньше. Но теперь по тылам противника двигалась целая армия - с артиллерией, пехотой, обозом и госпиталями. Пробивная сила такой массы войск была несравнима с бригадой того же Моргана. В довершение всего Шерман приказал не только реквизировать необходимое для его армии, но и уничтожать абсолютно все, чего не мог забрать с собой: запасы хлопка, продовольствие, промышленные товары, железнодорожное полотно и телеграфные линии, усадьбы и даже небольшие городки. Впоследствии этот рейд получил название «Марш к морю».

«А перед нами все цветет, за нами все горит...»

Итак, лавина вооруженных до зубов варваров-северян широким фронтом хлынула на равнины Джорджии. За северянами оставалась выжженная земля, а впереди лежала еще нетронутая войной страна - житница Конфедерации. Поначалу Шерман делал вид, что собирается преследовать Худа, но затем резко повернул на юг. Ему противостояла 13-тысячная армия генерала Харди и кавалерийский корпус Уиллера, сильно поредевший после боев за Атланту.

Кроме этого, южане могли бросить против врага разрозненные отряды милиции штата и добровольцев.

Южане никак не могли угадать направление ударов Шермана и выставить эффективный заслон, так что их отряды оказывали разрозненное, а потому слабое сопротивление. Наскоки кавалерии Уиллера северяне тоже отбивали довольно легко. В тылу конфедератов, словно лесной пожар, распространялась паника, и было отчего. Солдаты Шермана, и без того раздраженные изнурительным походом и потерями, окончательно распоясались. Офицеры не могли, да и не хотели, сдерживать своих подчиненных.

Более или менее организованное сопротивление удалось оказать Шерману только под Милледжвиллом. Конфедераты выпустили из тюрем всех заключенных, пожелавших вступить в армию, освободили и вооружили негров. Разумеется, заслон был сметен, но бой получился жарким. По мере нарастания сопротивления росла и жестокость войск Шермана. Например, когда южане стали закладывать на пути их следования мины, федералы стали гнать перед собой пленных.

В первых числах декабря авангарды Шермана стали всходить к морскому побережью, подбираясь к Саванне. Северяне располагали почти 60 000 солдат. Им противостояли сильные батареи и около 18 000 солдат Конфедерации, из них большая часть - милиция штата. Шерман попытался взять город в кольцо, но был отброшен. Южане, видя, что город им не удержать, предпочли оставить его. 21 декабря Шерман вступил в Саванну, где дал своей армии отдохнуть, а затем продолжил свой опустошительный рейд по побережью.

Единственным шансом конфедератов на продолжение борьбы было блокировать и уничтожить Шермана. Потеря 60-тысячной армии нанесла бы по северянам серьезный удар. Для этой цели были собраны последние силы, но федералам удалось избежать окружения, при этом разорять по пути последние не пострадавшие от войны области противника. После падения Чарлстона, Уилмингтона и Фейетвилла воспрепятствовать соединению Шермана с основными силами уже никто не мог. 22 марта он занял Голдсборо, что и ознаменовало конец его «Марша к морю».

Конфедерация лежала в руинах, и 9 апреля последовала капитуляция генерала Ли, а затем и других армий южан.

Марк АЛЬТШУЛЕР

Генерал каратель

Уильям Текумсе Шерман родился в 1820 году в Огайо в семье юриста. Он окончил академию Вест-Пойнт и отличился в войнах с семинолами и Мексикой. За жестокость не раз подвергался критике коллег-офицеров и вынужден был перейти на преподавательскую работу в Военную школу Луизианы. С началом Гражданской войны вступил в армию северян, так как там ему было сразу присвоено звание генерала. Воевал под началом генерала Гранта, участвовал в осаде Виксберга. Приобрел известность, а вместе с ней и репутацию исключительно жестокого человека во время «Марша к морю». До конца жизни он получал угрозы физической расправы от бывших конфедератов. Умер в 1891 году.



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Главные сражения     Следущая












Интересные сайты: