История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Схватка двух гигантов

К Первой мировой войне правительства ведущих держав готовились тщательно и не один год. Миллиарды рублей, фунтов, марок и франков были к 1914 году воплощены в аэропланах, пушках, пулеметах и огромных линейных кораблях.

Безусловно, программы перевооружения флотов стоили участникам мировой бойни дороже всего. Наверное, поэтому их так берегли флотоводцы, расщедрившись лишь на одно по настоящему большое морское сражение - у берегов Ютландии.

В плену Трафальгара

К началу войны сильнейшими флотами располагали Англия и Германия. Британский Гранд Флит превосходил немецкий Флот Открытого моря, в первую очередь, количественно. Поэтому основные военно-морские силы Германии оказались заперты в своих базах.

Стратегические задачи флотов свелись к попытке прорвать блокаду со стороны немцев и сохранить ее со стороны англичан. Такое положение дел было выгодно британцам, так как время работало на них.

В боях у Гельголанда (1914 г.) и у Доггер-банки (1915 г.) англичанам удалось отразить попытки прорыва немцев на оперативный простор, что стоило должности командующему германскими ВМС Фридриху фон Ингенголю. Его преемник Гуго фон Поль вообще ни разу не вывел флот дальше 120 миль от баз и отправился следом за Ингенголем. Решить вопрос было поручено Рейнхарду Шееру.

Он категорически не соглашался с переоценкой боевых качеств британского флота. Во-первых, первые морские сражения показали, что английские матросы и офицеры плохо подготовлены, но при этом ужасно самонадеянны. Во-вторых, новейшие германские корабли превосходили противника в броневой защите, артиллерия - в скорострельности, а бронебойный боеприпас - по качеству.

С другой стороны, суммарный вес бортового залпа Гранд Флита вдвое превосходил Флот Открытого моря. К тому же новейшие британские дредноуты обладали лучшими ходовыми характеристиками и более крупным главным калибром. В общем, англичане почивали на лаврах Трафальгара, не воспринимая немцев всерьез.

Германский штаб рассчитывал путем провокационных набегов на английское побережье выманить часть англичан в море и навести на свои главные силы. Пусть весь Гранд Флит уничтожить и не получится, но такая тактика должна была привести к постепенному выравниванию сил.

Дополнительную уверенность в успехе Шееру придавал тот факт, что... англичанам были известны немецкие военно-морские коды и шифровальные таблицы. Им передали их русские еще в 1914 году, найдя их на германском крейсере «Магдебург».

В недрах Адмиралтейства был создан секретный отдел, получивший название «комната 40». О ней знали только единицы из высшего руководства флота.

Англичане перехватывали радиограммы немцев и легко их расшифровывали. Вот только и немцы прекрасно знали, что находятся «под колпаком», и в важных случаях говорили лишь то, что должен был знать противник. А чтобы британцы не заподозрили подвоха, периодически меняли ключи к шифрам, но с таким расчетом, чтобы противник смог их заново расшифровать.

Случайная встреча

Ютландское сражение

Операция была намечена Шеером на последние числа мая 1916 года. Немцы задействовали 99 вымпелов (16 линкоров) и 17 подводных лодок. Британцы смогли ввести в дело 150 надводных судов, в том числе 28 линкоров.

Начать операцию должны были подводные лодки. Но здесь немцев ждали сплошные неудачи. Поставить минное заграждение смогли лишь 3 из них, причем одна - западнее Оркнейских островов, вне будущего «поля» боя. На засадные позиции вышли только 10, но ни одна не смогла в нужный момент атаковать английский флот. Единственная удача: взрыв 5 июня на мине английского броненосца «Хэмпшир», в результате которого погиб военный министр - лорд Китченер, отправлявшийся в Россию. Но к Ютландскому сражению это отношения не имело...

Итак, немецкий Флот Открытого моря вышел со своих баз. Эскадра Хиппера (5 линейных крейсеров, 5 легких крейсеров, 30 эсминцев) должна была бомбардировать Сандерленд и выманить на себя часть Гранд Флита, которую в районе пролива Скагеррак (между Норвегией и Ютландией) поджидал Шеер.

Все утро 31 мая оба флота рыскали по морю. Англичане недоумевали: никаких новых данных радиоперехвата не было. Группа адмирала Битти (5 линейных крейсеров, 5 легких крейсеров, 30 эсминцев) продолжала движение на перехват Хиппера.

Встретились они случайно. Между эскадрами затесался датский пароходик. С английского легкого крейсера «Галатея» заметили, что его досматривает немецкий эсминец.

Атака не по правилам

Бой начался в половине третьего пополудни перестрелкой легких крейсеров. Его описание можно найти во множестве источников, так что остановимся лишь на нескольких важных моментах.

Битти полагал, что немцы бегут, поэтому он приказал увеличить скорость, лечь на параллельный Хипперу курс и строиться в боевой порядок - пеленг. Имея преимущество в основных ударных силах (б линейных крейсеров против 5), он надеялся без проблем выиграть артиллерийскую дуэль, замедлить движение Хиппера и дождаться подхода Джеллико с главными соединениями. В 15:40 заговорили орудия главного калибра.

Тут и сказалась слабая подготовка английских экипажей. Из-за неверного исполнения команд Битти британцы не смогли построиться в боевой порядок.

Так, наиболее сильные линейные корабли, имевшие на вооружении 13-дюймовую артиллерию, смогли вступить в бой только через 20 минут после его начала.

В довершение всего при распределении целей между английскими кораблями произошла путаница, в результате которой германский крейсер «Дерфлингер» оказался вне обстрела и спокойно вел огонь. Британские канониры не только неверно определили дальность и вели огонь «в молоко», но еще и путали, чьи снаряды куда ложатся.

Немцы пристрелялись молниеносно. Особенно успешно вел огонь «Фон дер Танн», стрелявший по концевому английскому крейсеру «Индефатигейбл». На четырнадцатой минуте боя британец получил несколько попаданий снарядов крупного калибра, перевернулся и затонул. 1017 человек погибли, четверым удалось спастись.

После этого «Фон дер Танн» перенес огонь на крейсер «Куин Мери», по которому уже и так вел огонь «Дерфлингер».

В 16 часов 26 минут в «Куин Мери» попало несколько снарядов крупного калибра. Вспыхнул пожар. И вдруг раздался взрыв по центру корпуса и ниже ватерлинии. Там находились артпогреба. Крейсер разломился пополам и затонул. Спастись не удалось практически никому. Битти в панике приказал на полном ходу идти к главным силам, даже не пытаясь спасти тонущих.

Столь успешное действие германских канониров повергло в шок английских матросов и офицеров. Хотя немногие спасшиеся с «Куин Мери» вспоминали, что перед взрывом, погубившим их корабль, ясно видели след от торпеды. Это, как говорится, была атака не по правилам, которая не укладывалась в головах академичных британцев.

Если Шеер решился использовать подводную лодку в сражении надводных судов, то это поистине было новым словом в морском деле. Ни до, ни после на такое не решался никто. Подобный прием требует немыслимого уровня выучки экипажа подводной лодки и бесподобного хладнокровия.

Шеер и Хиппер, преследуя Битти, наткнулись на Гранд Флит и быстро поняли, что не они «поймали» часть британского флота, а сами угодили в ловушку. Немцы, естественно, не хотели идти ва-банк и оторвались от Джеллико под прикрытием атаки эсминцев и дымовой завесы.

Маневр Шеера

Ключевым моментом сражения могла стать погоня Гранд Флита за основными силами противника. Англичане, пребывавшие в бешенстве от слишком больших, по их мнению, потерь, как будто потеряли головы и позабывали все, чему их учили. Например, вместо того, чтобы завязать перестрелку орудиями главного калибра, по которым британцы имели полуторакратное превосходство, Битти приказал атаковать противника эсминцами. На эту авантюру ушло около двух часов, но эсминцы, естественно, так и не смогли догнать колонну линейных кораблей.

А дальше Шеер и немецкие моряки смогли сделать практически невозможное: развернуться в сторону своих баз и при этом оторваться от наседавшего противника. Выполнить поворот «все вдруг» на 180 градусов очень сложно и в мирное время при спокойном море. Это считалось самым сложным маневром - что во времена парусного флота, что в эпоху броненосцев.

Кстати, именно этот маневр, неудачно выполненный французами при Трафальгаре, разрушил колонну адмирала Вильнева и позволил Нельсону разбить превосходящего противника по частям.

Так что германский флот оказался лучше подготовлен не только в плане ведения стрельбы, но и в умении маневрировать. При этом нужно учитывать, что немцам ни на секунду не приходило в голову бежать от противника, а все действия были подчинены желанию Шеера нанести англичанам как можно большие потери, то есть выполнить первоначальный план. Еще дважды за сутки Шеер маневрами пытался разделить англичан и атаковать небольшие соединения, но успеха не имел. Скорее всего, ему бы удалось задуманное, если бы в состав его флота не были включены устаревшие корабли.

По своей огневой мощи и бронированию они оставались вполне конкурентоспособными, но скорость хода была их уязвимым местом. Они не успевали за основными силами флота, их приходилось ждать или прикрывать, несколько раз немцам пришлось совершать избыточные незапланированные маневры. Однако свою роль, пусть и практически ценой самоубийственных дуэлей с британцами, они сыграли.

Англичане тоже вынуждены были увеличить ход, так что отстали и их корабли додредноутного типа. Но они почему-то стали рыскать по району, в котором разворачивались преследование и перестрелки, вместо того, чтобы вернуться домой.

До последнего снаряда

Постепенно сражение развалилось на отдельные стычки и прорывы. В итоге британцы смогли «отловить» несколько устаревших немецких кораблей и отправить их на дно, что позволило немного сравнять счет потерь, но Шеер увел флот на свои базы. Англичане хоть поздно, но опомнились и приступили к преследованию Шеера «как положено».

Но, во-первых, было уже темно. А, во-вторых, видимость и без того была отвратительная. Зачастую наблюдатели и сами моряки не могли понять, чей перед ними корабль или чье именно судно горит.

В конце концов немцам пришлось бросить свои устаревшие броненосцы, но их экипажи четко поняли и хорошо выполнили свою последнюю задачу: по мере возможности прорываться в свои гавани, при этом выполняя роль приманок, и задерживать англичан насколько это возможно.

Впрочем, и сам Шеер, и немногие выжившие моряки с этих судов достоверность такого приказа оспаривают, о нем стало известно со слов родственников погибших.

Одной из характерных черт Ютландского сражения стала ожесточенность, с которой моряки с обеих сторон вели бой, - даже в самой безнадежной ситуации ни один вымпел не был спущен.

Около 2 часов ночи 1 июня флотилия английских эскадренных миноносцев выскочила из темноты на германский броненосец «Поммерн». Англичане подняли сигнал: «Сдавайтесь». Курсовой угол для торпедной атаки был идеальным, у немца не было шансов не только уклониться, но и выжить. Тем не менее «Поммерн» отказался спустить флаг и открыл огонь. Около 20 торпед в считанные секунды превратили броненосец в огненный шар. Из 600 членов команды не выжил никто.

Такая же судьба постигла британский крейсер «Блек Принс» - он неожиданно вышел к немецкому дредноуту «Тюринген». Последовало предложение сдаться, отказ, и несколько залпов германца, превратившие «Блек Принс» в пылающие обломки.

Около 5 часов утра стало понятно, что Шеер ускользнул от британцев. Смогли добраться до баз даже полузатопленные линкоры «Мольтке» и «Зейдпиц». В критический момент их перехода им встретились британские дредноуты «Тандерер» и «Эджинкорт». Однако британцы так и не рискнули атаковать тяжело поврежденные корабли противника, настолько они были напуганы меткостью стрельбы германских артиллеристов.

Когда английскому адмиралу Битти доложили о том, что немецкий флот ушел домой, он повторил фразу, произнесенную в самом начале сражения: «Что-то не так с нашими чертовыми кораблями». А потом добавил: «Что-то не так с нашей чертовой системой».

Марк АЛЬТШУЛЕР

Итоги и потери

Англичане потеряли 3 линейных крейсера, 3 броненосных крейсера и 8 эсминцев (всего - 111 000 тонн водоизмещения). Погибли 6784 моряка, в том числе контр-адмиралы Худ и Арбетнот. Немцы лишились 1 линейного крейсера, 1 броненосца, 4 легких крейсеров и 5 эсминцев (62 000 тонн). На базы не вернулись 3039 матросов и офицеров.

Несмотря на престижное для Германии соотношение потерь, стратегически в выигрыше остались англичане. Ситуация на море после Ютланда не изменилась - германский флот так и оставался на своих базах до конца войны и перешел к подводной войне. Более никто не решался на масштабные морские сражения.

Ютланд в целом подвел черту под господствовавшей в те годы военно-морской доктриной, согласно которой решительный успех должен был быть достигнут в генеральном сражении.



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Главные сражения     Следущая










Сообщество в G+