История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Восток против запада

Летом 451 года на полях Галлии решалась судьба Европы. Сохранит ли гордый Рим свое существование, или он падет под ударом несметной орды гуннов под руководством свирепого Аттилы?

В конце IV века нашей эры у Римской империи (распавшейся к тому времени на Западную и Восточную) появился новый страшный враг. Это были гунны - кочевники, пришедшие из Центральной Азии.

Бич божий

Еще в 377 году гунны захватили Паннонию (современная Венгрия), но на первых порах они не представляли серьезной опасности для Рима. Римляне даже заключали с ними кратковременные военные союзы.

Ситуация изменилась, когда гуннов возглавил воинственный и талантливый полководец Аттила, убивший в 444 году своего брата-соправителя Бледу и объединивший под своей властью все варварские племена от Рейна до Кавказа. Аттила был рожден для войны. По преданию, однажды пастух нашел и принес ему заржавленный меч. Аттила взял меч в руки и произнес: «Долго этот меч был скрыт в земле, а теперь небо дарует его мне для покорения всех народов!»

В 447 году гунны опустошили Балканский полуостров и дошли до окрестностей Константинополя. Но Восточная Римская империя смогла откупиться от них огромной данью. Поставив на колени Византию, Аттила стал готовиться к нападению на Западную Римскую империю. Для похода Аттила собрал несметное войско, куда (кроме, собственно, гуннов) входили аланы, славяне, германцы, гепиды, остготы и еще ряд варварских племен.

Однако и противник у гуннов был человеком недюжинных дарований. Звали его Флавий Аэций. Он занимал пост главнокомандующего римским войском при бездарном императоре Валентиниане и фактически держал в своих руках все нити управления империей. Любопытно, что в молодости он несколько лет провел в свите Аттилы, когда тот считался одним из наследников при своем дяде Ругиле, вожде гуннов. Аттилу и Аэция поначалу связывали приятельские отношения, но жестокие законы политики привели их в конечном итоге к взаимной вражде.

Варвары против варваров

Битва на Каталунских полях

Узнав о том, что Аттила готовит вторжение, Аэций стал энергично сколачивать антигуннскую коалицию из варварских племен, расселившихся на территории Римской империи.

Ведь к середине V века от былой военной славы Рима остались одни воспоминания. Ушли в прошлое времена его непобедимых легионов. Громадный приток рабов привел к уничтожению свободного римского крестьянства, которое и составляло когда-то силу Рима. Крестьянский труд стал нерентабельным - ведь рядом на огромных поместьях патрициев трудились тысячи рабов, поставлявших на рынок множество дешевой продукции (потому что производилась она с помощью бесплатного рабского труда).

В итоге крестьяне забросили свои участки и переселились в города, где их потомки со временем превратились в маргиналов, ведущих паразитический образ жизни. Главным девизом их было лишь одно - «Хлеба и зрелищ!» Не стало крестьян - не из кого было набирать войско. Все последнее столетие существования Римской империи власть императоров держалась на копьях отрядов варваров-наемников.

Вот эти-то варварские племена и стал усиленно вербовать Аэций. Ему удалось привлечь на свою сторону бургундов, франков, саксов и еще ряд племен. Но главной удачей Аэция стало заключение политического союза с могущественным королем вестготов Теодорихом, чьи владения охватывали территорию современной южной Франции.

Вождю гуннов удалось собрать для похода в Галлию огромное войско, численность которого средневековые хронисты оценивали в 500 тысяч человек (что, конечно же, было явным преувеличением).

Весной 451 года Аттила пересек Рейн и вторгся на территорию римской провинции Галлия. Громя все на своем пути, летом 451 года он подошел к Орлеану в центре Галлии. Однако взять город гуннам не удалось - на помощь осажденным подоспели соединенные силы Аэция и Теодориха. Аттила отошел на так называемые Каталаунские поля (в 200 км к востоку от Орлеана). Здесь, на обширной равнине в современной провинции Шампань, и состоялось генеральное сражение.

Точная дата этой грандиозной «битвы народов» не известна. Считается, что она произошла где-то в 20-х числах июня 451 года.

Аттила выбрал для сражения эту равнину для того, чтобы предоставить своей легкой коннице как можно большую свободу маневра. Вождь гуннов долго колебался, прежде чем атаковать противника. По одной версии, это объясняется тем, что гадатели дали Аттиле неблагоприятный «прогноз» на этот день. По другой, более рациональной, Аттила начал битву поздно (в третьем часу пополудни) из расчета на то, что «если дело его обернется плохо, то наступающая ночь выручит его».

Перед боем Аттила обратился к гуннам с речью, которая заканчивалась словами: «Кто может пребывать в покое, когда Аттила сражается, тот уже похоронен!» После чего, воскликнув: «Смелые атакуют первыми!» - он повел свои войска в наступление.

Кровавый поток

Битва была свирепой и отчаянной. По сути, на огромной Каталаунской равнине шла грандиозная беспощадная резня по принципу «стенка на стенку». Готский историк Иордан (VI век) описывал это так: «Битва лютая, зверская, упорная. Ручей, протекавший по полю, разлился от крови и превратился в целый поток».

Аттила направил свой главный удар на слабый центр римлян, смял его и уже торжествовал победу, когда вестготы Теодориха атаковали правый фланг гуннов. При этом сам вестготский король был сбит с коня и растоптан своими всадниками. Но гибель вождя осталась незамеченной для его войска, поэтому они продолжили наступление. Вслед за готами по гуннам слева ударили и бойцы Аэция. Гунны оказались в «клещах».

После упорного сопротивления гунны, теснимые справа и слева, не выдержали и бросились к своему лагерю, окруженному со всех сторон повозками. Сам Аттила едва не погиб, спасаясь бегством. Вождь гуннов приготовился к атаке на следующий день. Засев за повозками, Аттила держался достойно: из его лагеря раздавались звуки трубы и шум оружия. Казалось, что он снова готов нанести удар. «Как лев своим рыком наводит ужас на окрестные места, так гордый Атилла, король гуннов, среди своих кибиток наводил ужас на победителей», - писал историк Иордан.

На совете у Аэция было решено не штурмовать лагерь противника, а взять Аттилу измором. Однако в этот момент вестготы обнаружили наконец тело своего короля. Ситуация резко изменилась. Старший сын Теодориха - Торисмунд - объявил о своем решении немедленно отправиться с войском в Тулузу, столицу вестготского королевства. Он опасался, что в его отсутствие младшие братья могут попытаться захватить престол.

Узнав, что вестготы ушли, Аттила предложил Аэцию компромисс. Римляне дают ему беспрепятственный выход из окруженного лагеря, а он отказывается от дальнейшего похода и возвращается к себе в Паннонию. Аэций согласился, так как не решался начинать новую битву с войском, ослабленным потерями и уходом союзника.

Кроме того, как опытный политик и дипломат, он понимал, что гунны теперь также стали слабее и вряд ли смогут в ближайшее время представлять серьезную угрозу для Рима. Но добивать их до конца Аэций тоже не хотел. Они еще могут понадобиться как противовес против вестготов. Римский полководец прекрасно знал, как переменчивы и быстротечны все эти военно-политические союзы. Сегодня вестготы наши друзья, но кто знает, что будет завтра? Вполне возможно, что гунны могут еще Риму пригодиться.

Примерно так рассуждал Флавий Аэций, принимая решение выпустить остатки войска Аттилы из окружения. Героическая эпопея обороны Римской империи от грандиозного набега гуннов завершилась.

Итог сражения

Битва на Каталаунских полях считается одним из самых кровопролитных сражений мировой истории доиндустриальной эпохи. По данным Иордана, с обеих сторон в ней погибли 165 тысяч человек. А кто-то из историков называет и цифру в 300 тысяч человек. При всем понятном преувеличении со стороны средневековых монахов все же очевидно, что битва была беспрецедентной по своим масштабам.

Каковы же были политические итоги битвы? Аттила смог уйти, но его план завоевательного похода на Рим потерпел крах. После такого мощного удара непрочное государственное объединение гуннов начинает распадаться, а вскоре после смерти Аттилы (453 год) его империя и вовсе прекратила свое существование.

Битва на Каталаунских полях стала последней победой Рима. Гибель Вечного города была отсрочена на два десятилетия. Флавий Аэций получил от потомков почетное прозвище «последний римлянин».

Но слава спасителя Рима и победителя гуннов сыграла с Аэцием злую шутку. Ничтожный и завистливый император Валентиниан (и раньше относившийся к Аэцию с подозрением) после его победы над Аттилой и вовсе перепугался. А что, если этот талантливый и авторитетный в армии и народе лидер решит править сам? Ведь всем было очевидно, что императорский венец гораздо более подходит Аэцию, чем его повелителю.

21 сентября 454 года коварный император вызвал полководца к себе во дворец для доклада, а затем неожиданно пронзил его мечом. «Не правда ли, смерть Аэция прекрасно исполнена?» - спросил он у одного из своих приближенных. Тот нашел в себе смелость ответить: «Прекрасно или нет, я не знаю. Но я знаю, что вы левой рукой отрубили себе правую».

Для всех римлян, кто сохранил способность к здравому суждению, было очевидно, что, убив Аэция - последнего достойного и талантливого человека, которого смог породить Рим на закате своего существования, император подписал смертный приговор и всей империи. Средневековый хронист выразил это общее чувство такими словами: «Так погиб Аэций, воинственнейший муж и некогда ужас могущественного короля Аттилы, а вместе с ним пала и Западная империя, и благо государства, и их уже более не удалось восстановить...»

Денис ОРЛОВ

Аттила-бич божий

Аттила (? - ум. в 453 году). Правитель гуннов с 434 по 453 год, объединивший под своей властью тюркские, а также германские и другие племена.

Память о вожде гуннов сохранялась на протяжении веков в устном германском эпосе и перешла в скандинавские саги. В ранних сказаниях германцев Аттила числится вторым в списке великих правителей - после самого Одина. В 434 году Аттила и его брат Бледа стали соправителями-вождями гуннов. Но в 444 году Аттила убивает брата и становится единоличным правителем.

В сочинениях католических монахов Аттила получил прозвище Бич божий. Католическая церковь трактовала фигуру вождя гуннов как божеское наказание за грехи. В начале VII века епископ Исидор писал: «Аттила был гневом Господним. Всевышний наказал нас гуннами, чтобы, очистившись в страданиях, верующие отвергли соблазны мира и вошли в небесное царство».

Между тем Аттила вовсе не был абсолютным исчадием ада. Он, конечно, был жесток и беспощаден к покоренным народам, но хронисты отмечали, что это был энергичный и умный правитель, обладавший недюжинными полководческими талантами. Вот как его описывали те, кому довелось видеть вождя гуннов: «Он был горделив поступью, метал взоры туда и сюда и самими телодвижениями обнаруживал высоко вознесенное свое могущество. Любитель войны, сам он был умерен на руку, очень силен здравомыслием, доступен просящим и милостив к тем, кому однажды доверился. По внешнему виду низкорослый, с широкой грудью, с крупной головой и маленькими глазами, с редкой бородой, тронутой сединою, с приплюснутым носом, с отвратительным цветом кожи, он являл все признаки своего происхождения...»

Флавий аэций - «последний римлянин»

Флавий Аэций (? - 454 год) родился в Дуросторе (современная Силистра - Болгария). Его отцом был магистр конницы Гауденций, представитель местного знатного рода.

Аэция еще мальчиком взяли в телохранители к римскому императору Гонорию. В 408 году вождь вестготов Аларих потребовал от императора заключить мирное соглашение. Римляне должны были выплатить дань и обменяться с вестготами знатными заложниками. Одним из них стал Флавий Аэций. Юноша провел в заложниках три года сначала у вестготов, а потом у гуннов.

Впоследствии Аэций женился на дочери знатного гота Карпилиона и при поддержке готов достиг поста начальника императорской гвардии, а в 429 году возглавил и всю армию Римской империи. На протяжении 25 лет Аэций удачно отбивал ограниченными силами набеги варваров на владения Западной Римской империи. Он был не столько военачальником, сколько фактическим руководителем империи при слабом императоре Валентиниане III.

Современники так описывали Аэция: «Он был среднего роста, крепок, хорошего сложения, то есть не хилый и не тучный; бодрый, полный сил, стремительный всадник, искусный стрелок из лука, неутомимый в метании копья, весьма способный воин и прославлен в искусстве заключать мир. В нем не было ни капли жадности, ни малейшей алчности, от природы был добрым, не позволял дурным советчикам уводить себя от намеченного решения; терпеливо сносил обиды, был трудолюбив, не боялся опасностей и очень легко переносил голод, жажду и бессонные ночи».

Триумфом Аэция стала победа над Аттилой в битве на Каталаунских полях в 451 году.



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Главные сражения     Следущая












Интересные сайты: