История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Ёж с обломанными крыльями

После Второй мировой войны в странах Азии и Африки начался подъем национально-освободительных движений, что вызвало серию военных конфликтов - масштабных и не очень. Особой ожесточенностью отличалась Первая индокитайская война, которую французы вели против вьетнамцев, объединившихся вокруг созданного коммунистами национального фронта - Вьетминя. Завершила эту борьбу битва при Дьенбьенфу, ставшая символом развала колониальных империй.

Война велась с 1946 года, затронув не только Вьетнам, но и соседние королевства Лаос и Камбоджу. На словах французы были не против предоставления колониям независимости, но пытались сохранить ведущие позиции в экономике и, конечно, обеспечить власть своим ставленникам, а не ориентированным на Советский Союз и Китай коммунистам.

За пять лет борьбы Вьетминю удалось создать сильную и хорошо структурированную Вьетнамскую народную армию (ВНА), которая делилась на 125-тысячные регулярные части (Главные силы), 75-тысячные Региональные силы, состоявшие из местного ополчения, а также разбросанные по всей стране партизанские отряды численностью до 350 тысяч. Самые сильные позиции ВНА имела на севере - в Тонкине (Бакбо), но так и не смогла овладеть крупными городами Ханоем и Хайфоном. Напряженные боевые действия разыгрывались и в центральной части страны - Аннаме, на юге же, в Кохинхине, дело ограничивалось локальными партизанскими операциями.

Численность французского экспедиционного корпуса составляла около 175 тысяч, включая не только французов, но и личный состав Иностранного легиона, африканских частей, а также сформированных из тайцев подразделений. К ним надо добавить примерно 10 тысяч личного состава ВМФ и ВВС, а также 150-тысячное плохо подготовленное воинство марионеточного императора Бао Дая.

В целом численное превосходство Вьетминя не было подавляющим, компенсируясь отсутствием флота и авиации. Так что исход противостояния зависел от мастерства и боевого духа войск, а также от правильности выбранной их полководцами стратегии.

«Колючий план» Аири Наварра

Свою военную карьеру командующий ВНА генерал Во Нгуен Зиап (1911-2013) начал в декабре 1944 года, сформировав по распоряжению лидера вьетнамских коммунистов Хо Ши Мина «Вооруженный агитационный отряд Армии освобождения Вьетнама» численностью в 34 бойца, арсенал которых состоял из 2 пистолетов, 12 винтовок и 17 кремниевых ружей. Полководческое искусство он постигал на практике, по части же теории многое позаимствовал у древнекитайских стратегов, рекомендовавших всегда владеть инициативой и навязывать противнику бой в максимально удобном для себя месте и в самое выгодное время. Противники отмечали хорошо поставленную пропагандистскую работу в ВНА, что обусловило высокий боевой дух личного состава.

Французские войска с мая 1953 года возглавлял Анри Наварр (1898-1983), в период германской оккупации участвовавший в движении Сопротивления, а после высадки союзников в Нормандии командовавший бронетанковым полком в частях де Голля.

К моменту назначения в Индокитай он был начальником штаба сухопутных сил НАТО в Западной Европе.

Звезд с неба Наварр не хватал, яркими успехами не отметился, зато имел безукоризненный послужной список и в целом предложил продуманный план, в идеале позволявший если и не разгромить противника, то по крайней мере упрочить французские позиции на переговорах в Женеве.

В основу плана он положил т. н. «концепцию ежа», предусматривающую захват на контролируемой неприятелем территории стратегически важного пункта и превращение его в комплекс укрепленных позиций, гарнизоны которых могли бы совершать рейды, перерезая вражеские коммуникации.

В качестве такого пункта была определена деревушка, занятая вьетнамцами 30 ноября 1952 года. Зиап в мемуарах писал о ней следующее: «Дьенбьенфу расположена в горном районе на северо-западе и находится в долине протяженностью 18 километров и от б до 8 километров шириной. Это самая большая и самая богатая из четырех равнин в этом гористом районе поблизости от вьетнамо-лаосской границы. На театре военных действий в Тонкине и верхнем Лаосе Дьенбьенфу является стратегической позицией первостатейной важности, способной стать чрезвычайно удобной базой для пехоты и авиации противника».

Выбор Наварра определялся в том числе и опасением за судьбу Лаоса - страны малонаселенной и вполне созревшей для того, чтобы попасть в руки местным и вьетнамским коммунистам. Вообще, если бы в Париже махнули на короля Лаоса рукой и решили, что защищать его не следует, французский командующий подобрал бы для создания «ежа» другую точку, и события могли повернуться по-иному. Но политики, как обычно, колебались, и за это время Наварр окончательно родил и выпестовал свое детище.

Расчет его строился на том, что в случае овладения Дьенбьенфу (операция «Кастор») он сможет оттянуть туда основные силы Зиапа, а сам проведет мощную наступательную операцию в дельте Меконга (операция «Атлант»), перерезав коммуникации, связывающие ВНА с Китаем, и намертво перекрыв поступление техники и боеприпасов.

Операция «Кастор» началась 20 ноября 1953 года. Не все прошло идеально. В Дьенбьенфу, помимо пехотного батальона и штаба отдельного 148-го полка, находились минометная рота и артиллерийская батарея. Вьетнамцы как раз проводили учения, которые переросли в бой с приземлявшимися французскими парашютистами.

Тем не менее, хотя и с большими, нежели планировалось, потерями, два французских парашютно-десантных батальона смогли овладеть районом размером 3 на 16 километров.

К концу месяца в Дьенбьенфу перебросили еще 4 парашютно-десантных батальона. Имеющуюся взлетно-посадочную полосу расширили. Были возведены 49 опорных пунктов (преимущественно с женскими именами), в том числе 7 фортов полевого типа. Командующим гарнизоном назначили Кристиана де Кастри (1902-1991 гг.), хотя этот аристократ и спортсмен-конник международного класса плохо подходил для оборонительных сражений.

«Кастор» умрет после «Атланта»

Хо Ши Мин и Во Нгуен Зиап

К концу 1953 года Зиапу удалось накрепко блокировать французов, сосредоточив в районе Дьенбьенфу группировку из четырех пехотных дивизий, хорошо оснащенных артиллерией и минометами. Вьетнамцы без суеты занимали позиции на склонах окрестных гор, в то время как французы строили свои укрепления в долине.

Пока противники готовились к решающей битве, боевые действия полыхали на других направлениях.

В начале декабря французы эвакуировали самолетами в Дьенбьенфу гарнизон города Лайчау. Правда, эвакуировали не всех: тайцам и присоединившимся к ним местным чиновникам с семьями пришлось пробиваться через джунгли. Из примерно 2 тысяч человек спасся, в лучшем случае, каждый двадцатый.

В январе Наварр приступил к операции «Атлант» по «зачистке» Аннама и сразу увяз в боях с противником, который, используя партизанскую тактику, терзал его бесконечными «булавочными уколами».

Увесистый удар Зиап нанес по селению Контум на центральном плоскогорье. Французский командующий, поняв, что его вынуждают разбрасывать силы, 7 февраля приказал эвакуироваться из этого района.

Одновременно переброшенные из-под Дьенбьенфу вьетнамские 308-я Железная дивизия и 148-й полк вторглись в Лаос и, объединившись с местными партизанами, полностью уничтожили французский батальон в Муонг-Куо. Тут уж было никуда не деться, и для удержания лаосской столицы Луанг-Прабанга Наварру пришлось перебросить туда по воздуху пять батальонов.

Вообще из-за отвлекающих ударов Зиапа количество войск в дельте Меконга сократилось почти в два раза, после чего «Атлант» благополучно скончался.

Теперь настало время погибнуть «Кастору».

Между тем боевые действия вокруг Дьенбьенфу набирали обороты.

Осажденные французы не испытывали проблем с транспортом, но их коммуникации постоянно подвергались партизанским налетам.

В распоряжении вьетнамцев имелось около тысячи грузовиков, пятую часть из которых составляли захваченные китайцами в Корее трофейные американские машины. Остальные были поставлены из Советского Союза. Там, где машины застревали, грузы перегружались на джонки или взваливались на плечи. Однако столь архаичный способ транспортировки в джунглях оказался вполне эффективным.

Французы пытались бомбить коммуникации вьетнамцев, но их полеты превращались в рейды по «коридору зениток». Бомбардировщикам приходилось уходить вверх, что, разумеется, не способствовало точности попаданий. К тому же свои дороги вьетнамцы маскировали «потолком» из переплетенных ветвей деревьев.

И в довершение всего 6-7 марта 1954 года вьетнамские диверсанты устроили взрывы на аэродромах Гиа-Лам и Кат-Би в Тонкинской долине. В результате были уничтожены 78 французских самолетов, в том числе половина транспортного авиапарка.

В общем, войну тылов ВНА выиграла вчистую.

Аналогичная ситуация складывалась и на полях сражений. Французы рассчитывали, что противник будет обстреливать их с закрытых позиций. При отсутствии опытных канониров и корректировщиков это не должно было представлять серьезной угрозы.

Увы! Как жаловался Наварр, «вражеские орудия были размещены в защищенных от осколков блиндажах и стреляли через бойницы, или же прислуга для ведения огня выкатывала их из укрытия, а затем возвращала обратно, как только с нашей стороны начиналась открытая контрбатарейная стрельба. Такое применение артиллерии было возможно только благодаря наличию в горах, где размещались полевые и зенитные орудия Вьетминя, муравьиных нор, что опрокидывало все расчеты наших артиллеристов. Это была главная неожиданность, с которой мы столкнулись в ходе сражения».

Капитуляция «красоток»

Главные неприятности начались у французов 13 марта 1954 года, когда ВНА начала систематически вычищать французов из их укреплений. Главную позицию, находившуюся в самой деревне, с севера прикрывали три укрепления-«красотки» - «Анн-Мари», «Габриэль» и «Беатрис».

Первой 14 марта пала «Беатрис» (позиция на высоте Химлам с двухгаубичной батареей), после чего кольцо окружения замкнулось. На следующий день пришел черед «Габриэль». «Анн-Мари» прекратила сопротивление 17 марта, после того как часть защищавших ее тайцев перешла на сторону сильнейшего.

Еще месяц вьетнамцам понадобился, чтобы наглухо перекрыть наземный коридор, закупорив стратегические шоссе № 5 и № 19. Теперь французы могли полагаться только на «воздушный мост», причем их самолетам, взлетавшим с аэродромов под Ханоем, едва хватало горючего для этих рейсов. Они даже не могли приземлиться, поскольку взлетная полоса была уничтожена вьетнамской артиллерией. Зенитчики ВНА тоже стреляли неплохо, так что французы решили сбрасывать грузы на парашютах и с высоты не менее двух километров. Естественно, многие контейнеры попадали не по адресу. При этом вместо минимально положенных 200 тонн грузов до настоящих адресатов доходило вдвое меньше.

30 марта вьетнамцам удалось окружить форт «Изабель», для деблокирования которого де Кастри запросил Наварра срочно перебросить с «Большой земли» хотя бы еще один батальон парашютистов. Но он его не получил, потому что отвечавший за переброску генерал Коньи то ли ушел в запой, то ли, по деликатному замечанию одного из историков, «на него нашло помутнение разума».

Вьетнамцы между тем продолжали методично овладевать укреплениями. Иногда они отступали перед французскими контратаками, но потом снова возвращались. Штурмовые части ВНА делились на четыре группы. Первая, оснащенная пулеметами, минометами и безоткатными орудиями, обеспечивала огневую поддержку. Вторая именовалась «командами самоубийц» и формировалась из добровольцев - это были саперы, уничтожавшие вражеские укрепления с помощью «бангалорских торпед» и подрывных зарядов. Третью группу составляла собственно штурмовая пехота. Четвертая находилась в резерве.

В последней попытке избегнуть неизбежного французы обратились за помощью к американцам. Те предоставили им около полусотни самолетов с экипажами и были готовы пойти еще дальше - сбросить на вьетнамские позиции три атомные бомбы. Но от плана, получившего наименование «Гриф», все же отказались. Разумеется, не из гуманизма, а лишь потому, что при плотном соприкосновении противников атомные бомбы были для французов столь же опасны, как и для вьетнамцев.

Последний акт драмы начался 4 мая, когда де Кастри получил директиву идти на прорыв. К тому времени почти половина его воинства уже не сражалась, а только пряталась в самодельных норах.

6 мая вьетнамцы штурмом взяли укрепление «Элейн-2», а на следующий день основные силы гарнизона, включая самого де Кастри, капитулировали. Защитники форта «Изабель» под командованием полковника Лаланда пошли на прорыв в ночь с 7 на 8 мая. Прорвались 73 человека - примерно каждый десятый.

А утром 8 мая 1954 года на переговоры в Женеве прибыла вьетнамская делегация во главе с Хо Ши Мином. Пушки еще не замолкли окончательно, но то, что французы потеряли Индокитай, было уже очевидно.

Дмитрий МИТЮРИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Главные сражения     Следущая












Интересные сайты: