История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Павлик Морозов и компания

В дореволюционной России олицетворением предательства был Иуда. Спустя века его последователи в пионерских галстуках умножили этот грех. Жертвами детских доносов стали учителя, соседи и даже родители.

В 1922 году в Петрограде на основе движения бойскаутов были сформированы первые пионерские отряды. В течение года они появились в Москве и других городах. Хотя пионеры и считались представителями детского коммунистического движения, первое время они мало отличались от скаутов. Но в 1930-х годах всё изменилось. Теперь пионеры стали бойцами невидимого фронта. А долг такого бойца состоял и в выявлении антисоветских элементов. Проще говоря, узнав о подозрительном человеке, пионер обязан был сообщить «куда следует».

«Доносчик» №1

Павлик Морозов

Без образа героя, отдавшего жизнь за светлое будущее, продвинуть кампанию детского доносительства сложно. А потому герои были просто обязаны появиться. И первым в этом списке стал уральский школьник Павлик Морозов.

«Дяденьки! Мой отец творил явную контрреволюцию, я как пионер обязан об этом сказать, мой отец не защитник интересов Октября, а всячески старается помогать кулаку сбежать. И я не как сын, а как пионер, прошу привлечь к ответственности моего отца…» — именно так описывает в своей книге показания 13-летнего Павла Морозова на родного отца писатель Пётр Соломеин. За эту «правду» согласно общепринятой версии 3 сентября 1932 года пионер был жестоко убит 19-летним двоюродным братом Данилой. «Заказчиком» убийства, по версии следствия, выступил дед Павла — 80-летний Сергей Морозов.

На поверку во всей этой громкой истории несомненны лишь два факта: суд над отцом Павла, Трофимом, и убийство Павлика и его брата Феди. Все остальное — результат пропаганды. Да и история «пионера-героя» Павлика Морозова началась совсем не с доноса.

В ноябре 1931 года на станции Тавда задержали некоего Николая Зворыкина. При обыске у него нашли чистые бланки со штампами сельсовета. На допросе Зворыкин пояснил, что купил бумаги у председателя сельсовета Трофима Морозова — отца Павлика. Трофима арестовали. На тот момент отец четырёх детей уже не жил с семьёй, а сожительствовал с молодой односельчанкой. По воспоминаниям очевидцев, он любил выпить и бил жену и детей — даже когда ушёл к другой. Татьяну и Павла вызвали свидетелями в суд, и битая и брошенная жена — возможно, из мести — дала против мужа показания. Вслед за матерью начал говорить и 12-летний Павел, однако был остановлен судьёй ввиду малолетства. Но и без того Трофим получил 10 лет лагерей, а Татьяна — дом, скотину и свободу от тирана.

А потом произошло нечто странное. В лесу нашли зарезанных Павла и Федю. Подозрения почему-то пали на родню Морозовых: якобы отец осуждённого — дед Сергей, не желая, чтобы невестка получила дом и хозяйство сына, подговорил старшего внука Данилу убить мальчиков. Версия весьма сомнительная: при таких мотивах проще было отправить на тот свет саму Татьяну! Вероятнее всего, убийство совершил кто-то из «особого отдела», чтобы можно было сфабриковать пропагандистскую историю о «пионере-герое».

Деда Сергея, Данилу и его бабушку Ксению, а также крёстного отца Павла — Арсения Кулуканова — арестовали. Местная партийная ячейка сделала из семейной трагедии показательный процесс. Несмотря на то что пионерский галстук Павлик видел всего раз, его объявили образцовым пионером, который не пожалел родных ради идеалов коммунизма. Подсудимых приговорили к расстрелу. Статьи с заголовком «Кулаки убили пионера» появились во всесоюзных газетах. Это послужило стимулом к появлению новых «героев».

Конвейер героев

Коля Мяготин, 13-летний уроженец села Колесникове Курганской области, погиб через несколько дней после Морозова. Голодавший мальчик вместе с другом Петей Вахрушевым прокрались на поле с подсолнухами, где их и обнаружил сторож-красноармеец. Мальчишки дали стрекача, охранник выстрелил им вслед и убил Колю.

Следствие быстро восстановило картину произошедшего. Но когда районному начальству стало известно, что в соседней области погиб пионер-герой, картина тут же изменилась. Теперь свидетель Вахрушев «вспомнил», что Колю по заказу кулака Фотея Сычева убили его старшие братья — подкулачники Иван и Михаил Вахрушевы. Якобы причиной расправы стало то, что пионер Мяготин услышал о крупной краже зерна в селе и сообщил об этом в сельсовет.

В декабре 1932 года выездная сессия Уральского облсуда в Кургане приговорила пятерых подсудимых к расстрелу, шестерых — к 10-летнему заключению и одного — к году принудительных работ. Сразу после суда Петя Вахрушев исчез, его мать нашли повешенной, а Коля Мяготин стал новой иконой в ряду пионеров-героев.

«Благодарность» от голодного сына

И всё же наивно полагать, что советская власть лишь фабриковала мифы на основе убийств. Увы, доносчики среди детей действительно существовали.

В марте 1934 года газета «Пионерская правда» напечатала письмо 14-летней пионерки Оли Балыкиной. Девочка писала: «В Спасск, ОГПУ. От пионерки Отрадненского пионерского отряда Балыкиной Ольги. Заявление. Довожу до сведения органов ОГПУ, что в деревне Отрада творятся безобразия. Воровали и воруют колхозное добро. Например, мой отец Григорий Семёнович вместе с Кузнецовым, бригадиром первой бригады, и сродником, кулаком Фирсовым В.Ф., во время молотьбы и возки хлеба в город Спасск воровали колхозный хлеб…».

Отец доносчицы и 16 его «сообщников» получили по 10 лет лагерей, а девочка обрела всесоюзную известность. Помимо «Пионерской правды», бесстрашным дозорным её назвал журнал «Смена», а писатель Абдулла Алиш создал о ней пьесу «Звезда». Но через 10 лет судьба вернула Балыкиной долг. Во время войны она попала в плен, а после освобождения пыталась скрыть этот факт. Однако «дозорные» из числа соседей написали на неё донос, и Балыкина была осуждена на 10 лет за «сотрудничество с гитлеровцами». Позднее Ольгу реабилитировали, но свой срок она уже отсидела.

А в середине 1930-х годов движение дозорных быстро набирало силу. Детские доносы мешками приходили в «Пионерскую правду», откуда их пересылали на Лубянку. Газета печатала доносы под псевдонимами вроде «Зоркий глаз» или «Незримый часовой».

В 1937 году член ЦК ВКП(б) Серго Орджоникидзе на всесоюзном совещании стахановцев удостоил особой похвалы семью Артемовых. Алексей Артёмов, его жена Ксения, два сына и три дочери написали доносы на 172 человек. Все эти люди были арестованы и осуждены, а семью регулярно награждали ценными подарками, путёвками в Крым и даже орденами.

Но даже среди этого безумия особняком стоит донос 13-летнего Прони Колыбина. В середине 1930-х годов голод не обошёл и Архангельский край. Мать Прони, чтобы сын не голодал, ночью собирала на колхозном поле опавшие колосья. Но Проня, вернувшийся с пионерского слёта, отказался идти с матерью на поле, за что был лишён ужина. Наутро пионер рассказал вожатой о воровстве матери. Женщина, получила срок, а Проню наградили путёвкой в «Артек», пионерским костюмом и званием сталинского ударника.

Все эти подростки просто стали жертвами манипуляции власти, обещавшей выгоду от сотрудничества с ней. Тем не менее, даже тем, кто делал это сознательно, построить личное благополучие на доносах не удалось.

Алексей АНИКИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Назад в СССР     Следущая










Сообщество в G+



Предлагающих купить Гидробуры, магазины и производители гидробура в воронеже. | Aurinor Aurinor orthomol Aurinor