История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Война после победы

Логику руководства СССР понять трудно. А то и невозможно: имея гигантские посевные площади и множество почти бесплатных рабочих рук, оно несколько раз устраивало в стране катастрофический голод. В 1946-1947 годах в СССР снова пришёл Царь-Голод…

Послевоенный голод был одним из самых «закрытых» эпизодов советской истории. Все данные о размерах бедствия были строго засекречены. «Последствия войны», «засуха» — вот тщательно отфильтрованный набор сведений, который оставался неизменным даже в эпоху перестройки.

Есть — привычка буржуазная!

Голод в СССР

Основной причиной катастрофического голода было то, что СССР готовился к очередной войне и Сталин накапливал стратегические запасы — зерно.

Так что военные расходы после окончания войны выросли, и летом 1946 года правительство ввиду плохого урожая решило изъять у крестьян больше хлеба. План сдачи хлеба по всем регионам, в том числе пострадавшим от неурожая, был увеличен в сравнении с предыдущим годом. К помощи по «заготовке» хлеба были привлечены МВД и МГБ. Процент изъятия зерна доходил до 86% (Волгоградская область). Крестьяне многих регионов остались без продовольственного и семенного зерна. В среднем было изъято 47% урожая.

Из собранных 17,5 млн. тонн зерна 4,8 млн. было отправлено в госрезерв (на войну), 1,1 млн. тонн проданы за границу. К февралю 1947 года в военном резерве было 10 млн. тонн зерна, на 2 млн. больше, чем годом ранее.

Заработная плата рабочих снизилась почти вдвое, при средней зарплате молодого рабочего 200 рублей в месяц питание в заводской столовой обходилось в 8-9 рублей вдень.

Летом 1947 года в стране начал распространяться голод, стали умирать крестьяне, в результате хлеба было собрано ещё меньше — зерно осыпалось на корню из-за отсутствия рабочих рук.

Выход нашли следующий: организовали массовую конфискацию хлеба у кулаков Украины, Прибалтики, Белоруссии — то есть у тех крестьян, которые во время коллективизации не были под властью большевистской России. Сопротивлявшихся отправляли в концлагеря по 58-й статье со сроком 5-10 лет. В итоге хлеба в 1947 году взяли 31 млн. тонн. У государства скопилось зерна на 2,8 млн. тонн больше, чем в 1940 году, хотя зерна собрали на треть меньше.

А ещё СССР решил поразить своих новых друзей — восточноевропейские страны из соцблока — щедрым подарком. Для этого вывезли 359 тыс. тонн зерна в Румынию, 600 тыс. тонн — в Чехословакию, Польша получила от Советского Союза 900 тыс. тонн хлеба. А в Молдавии, Бессарабии и южных областях' Украины стремительно распространялся голод, и только за первое полугодие 1947 года было официально зарегистрировано 130 случаев людоедства.

Хлеба не было и нет

Внесла свою лепту в разыгравшуюся трагедию и стихия. Такого стихийного бедствия в Украине не было 50 лет. Территории, охваченные засухой, были очень большими, даже больше, чем в 1921 году, и по своим размерам равнялись территориям, охваченным голодом 1891 года.

В результате средняя урожайность зерновых в колхозах снизилась до 3,8 центнера с гектара, а в южных областях она была ещё ниже — около 2,3-2,9 центнера. Валовой сбор всех зерновых в Украине составлял 531 млн. пудов и в три раза уменьшился по сравнению с 1940 годом. Он был даже меньше, чем в голодном 1921 году.

По сути, непосильный план хлебозаготовок на 1946 год — 340 млн. пудов хлеба — Украине было выполнить невозможно. Но вместо уменьшения этого плана летом 1946 года некоторым областям план был ещё и увеличен — Запорожской, Сталинской, Днепропетровской, Киевской, Винницкой, Каменец-Подольской предстояло добыть зерна ещё больше. Изымание зерна и другой сельхозпродукции, выбивание непосильных налогов, наложенных на приусадебные хозяйства, вызвали почти во всей Украине голод, который никто и не пытался остановить.

Но словно издеваясь, специально для Украины план хлебозаготовок был увеличен до 362 млн. 750 тыс. пудов.

5 сентября 1946 года министр земледелия УССР Григорий Бутенко сообщал Никите Хрущёву, тогда занимавшему пост первого секретаря компартии Украины, что вследствие засухи 1946 года в ряде районов УССР значительная часть озимых и яровых погибла, а те посевы, что сбереглись, дали очень низкий урожай.

Даже при тотальном ограблении украинского села план был выполнен только на 62,4%. Но Сталин и его ближайшее окружение — Молотов, Каганович — видели в этом неудовлетворительную работу партийных советских органов и председателей колхозов, обвинив их в антибольшевистском отношении к политике, «саботаже» и «раскрадании» хлеба.

Тем временем голод набирал обороты.

От Буга до Урала

Запасы зерна, предназначавшегося для снабжения городов, иссякли весной 1946 года. В связи с начавшимся голодом руководство отдельных регионов просило выдать зерно из госрезерва, но получило отказ.

К весне 1947 года в одной только Воронежской области число больных с диагнозом «дистрофия» составляло 250 тыс. человек, а всего по РСФСР — 600 тыс., на Украине — более 800 тыс., в Молдавии — более 300 тыс. Таким образом, не менее 1,7 млн. человек в СССР числились «официально голодающими». Смертность от дистрофии достигала 10% от общего числа людей, которым был поставлен этот диагноз.

Селяне взывали к власти, просили помочь, описывая жуткие сцены голода, разыгрывающиеся на их глазах. Так, колхозники села Попелюхи (Винницкая область) написали Хрущёву следующее: «Трудно нам, оборваны мы все, голые и босые, грязные и голодные, на людей не похожи, хуже скотов живём, никогда нам не было так трудно… люди наши с голоду мрут, дети от недоедания становятся калеками. Питаемся мы лебедой, корой, а у кого есть деньги, то едут в город и покупают хлеб в коммерческих магазинах, но и за хлебом далеко идти — 140-160 км, а у нас никто не продаёт. Из колхозов мы ничего не получили, и нет надежды, всё сгорело, а яровые очень слабые… Люди изменились — худые, чёрные, злые, говорят, что теперь правды нет, но правда должна быть… помогите нам хоть в этом году».

Запросы региональных властей о необходимости выдачи зерна из госрезервов либо оставались без внимания, либо удовлетворялись в объёме в 2-3 раза меньше необходимого и через несколько месяцев после запроса. Улучшение снабжения стало происходить с середины 1947 года, когда пик голода уже был пройден. В это время советское руководство ввезло из Китая 200 тыс. тонн зерна и бобов сои, на Украину и в Белоруссию поступала «помощь жертвам войны» по каналам ООН.

Но уже было поздно: как считают историки, в СССР за эти два года умерло порядка 1,5 млн. человек. И самые большие потери понесли РСФСР и Украина.

А ведь голода вполне можно было избежать — стоило только выдать людям собранное зерно, которое большей частью погибло. Но никакой продуманной программы социальной помощи не было. Правительство, как и в 1932 году, даже официально не заявило о голоде. Голод вызвал невиданный даже в военные годы рост преступности. Ведь за эти 2 года правительство выпустило 2 «займа восстановления и развития народного хозяйства», которые распространялись принудительным порядком. Первый заём в 1946 году ускорил пришествие голода, так как забрал часть денег у населения, которые могли бы быть потрачены на покупку продуктов в магазинах по «коммерческим» ценам. Второй был реализован в самый разгар голода.

Не удивительно, что данные о преступности в СССР за 1940-1950 годы отметили в 1946-1947 годах самый высокий рост хищений государственного и личного имущества. Больше всего фиксировалось «мелких хищений». Следует обратить внимание — 32% краж были совершены женщинами, и это без лишних слов показывает, что было причиной этих преступлений: матери хоть как-то пыталась спасти своих детей.

Виктор ВОЛЫНСКИЙ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Назад в СССР     Следущая










Сообщество в G+