История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Игорные дома времён социализма

Придя к власти в 1917 году, большевики-коммунисты предполагали не только преобразовать Россию и весь мир по марксистским лекалам, но и изменить людей с целью их «улучшения». Хорошо известно, как большевики боролись с алкоголем и алкоголизмом. Куда меньше известно, что они были непримиримыми противниками азартных игр.

В российском обществе спрос на азартные игры был огромен. Настоящий ажиотаж наступил в 1915 году, что было, видимо, связано с Первой мировой войной. Однако и через пару лет газеты пестрели сведениями о многочисленных тайных притонах и нелегальных клубах, где процветали азартные игры. Как и при царизме, карательные органы (теперь уже милиция, а не полиция) постоянно проводили рейды по выявленным адресам. Подозрительных игроков задерживали, а клубы закрывали. Но на их месте тут же появлялись новые, использовавшие лазейки в новом законодательстве.

Клубы под ударом

Перелом наметился весной 1918 года, когда Совет комиссаров Петроградской трудовой коммуны постановил «закрыть все клубы и собрания, в коих будут допущены игры в карты, лото и пр.». Поскольку в отношении притонов и прочих игорных домов этот запрет уже действовал, декрет ударил в основном по общественным собраниям. Те болезненно отреагировали на распоряжение власти: в Совет комиссаров посыпались письма и прошения, в которых старшины клубов пытались разъяснять смысл своего существования, особо подчеркивали наличие благотворительных программ, указывали на то, что запрет ни в коем случае не приведет к уничтожению карточных игр.

Неожиданную поддержку общественные собрания получили от видного большевика Михаила Калинина. Он подготовил свой проект декрета, в котором предлагал: «Все клубы и собрания, где будет производиться игра, причислить к категории предприятий, подлежащих обложению в пользу города, определив размер такого налога от 10 до 30% всего валового дохода». Но другие комиссары не поддержали своего соратника, ведь само существование клубов «купеческих», «благородных» и подобных им не вписывалось в представление о «новой жизни».

Разумеется, после введения декрета любители азартных игр не перевелись. К примеру, в Петрограде за вторую половину 1919 года сотрудники милиции выявили 301 случай игры в карты на деньги, причем среди игроков оказался 31 милиционер. Среди 12 видов уголовных преступлений азартные игры заняли седьмое место, уступив по количеству кражам, спекуляции, пьянству, но опередив в этом списке дезертирство и политические преступления.

Карты и нэпманы

Беспризорники СССР играют в карты

С переходом к новой экономической политике (нэп) советской власти пришлось отказаться от запретов на азартные игры. 9 ноября 1921 года Владимир Ленин подписал постановление, разрешающее продажу игральных карт в России. О важности и срочности этой меры говорит тот факт, что наркомату финансов предписывалось установить цену на карты в течение двух суток. Голод в Поволжье и других районах страны, разразившийся в том году, заставил Москву срочно изыскать средства для пополнения расходных частей бюджета. Карты должны были стать ходовым товаром, а вырученные деньги поступали в распоряжение комиссий помощи голодающим.

Однако, сделав первый шаг, коммунисты не сделали второго. Общественные собрания и игорные дома остались под запретом. Поэтому они вновь возникли на нелегальном положении, причем начало их массового распространения приходится как раз на 1922 год. В основном они создавались под предлогом финансирования Губкомпомголов (Губернских комиссий помощи голодающим) и Деткомиссии (Комиссии по улучшению жизни детей) при ВЦИК. Средства на счета этих организаций выделялись весьма значительные: от 60 до 80% прибыли.

В то же время партийные комитеты всегда выступали за полное искоренение игорного бизнеса из жизни страны. 17 июля 1922 года вышло постановление, предписывающее полулегальным клубам «закрыться навсегда». Проведенная в ту же ночь силами милиции проверка показала, что большинство клубов выполнили распоряжение, некоторые еще работали, но игр в них не проводилось.

Впрочем, победа оказалась неполной. Клуб «Сплендид-Палас» продолжал работать, а в августе 1922 года по решению властей в Петрограде было открыто еще одно казино. Статистических данных о количестве посетителей нет, но известно, например, что «Сплендид-Палас» за два летних месяца 1922 года посетили 20,5 тысячи человек. Только за входные билеты с них было получено 2,5 миллиона рублей, а ежедневная прибыль исчислялась многими десятками и сотнями миллионов.

15 декабря 1925 года Центральное административное управление НКВД РСФСР получило от Совнаркома право выдавать в исключительных случаях разрешения на открытие казино. Но число существовавших клубов было столь велико, что, по признанию наркома внутренних дел Александра Белобородова, надо было «выбирать, что должно быть закрыто в первую очередь и что можно было и нужно было санкционировать на дальнейшее, хотя бы и временное существование». Поэтому милиции пришлось изменить свою позицию. Воздерживаясь от огульного закрытия казино, ЦАУ НКВД перешло к мерам ограничительно-разрешительного характера: нельзя было открывать казино и клубы в сельских местностях, уездных городах, рабочих городских районах; их необходимо было изолировать от жилых, торговых помещений, театров; правом владения игорными заведениями пользовались только благотворительные организации.

Кстати, для членов партии и комсомола не существовало официального запрета на посещение игорных домов, однако для некоторых групп населения уставы клубов вводили подобные ограничения. Например, членами клуба «Ледяной дворец» не могли стать «учащиеся в учебных заведениях, служащие в Красной армии и милиции».

Последняя лазейка

Казалось, все вернулось на круги своя - в 1918 год. Но, в очередной раз запретив азартные игры, государство не пошло на уничтожение игральных карт. Ленинградская карточная фабрика продолжала рассылать колоды по всему Советскому Союзу. Они продавались свободно в государственных, кооперативных и частных (пока те существовали) магазинах. В штате наркомата финансов состоял даже специальный уполномоченный, на которого возлагался «учет потребности в игральных картах, лото и домино как для продажи в Союзе ССР, так равно и для экспорта».

В мае 1929 года ЦАУ НКВД издало циркуляр, в котором подробно разъяснялись действия правоохранительных органов при обнаружении ими тайных игорных притонов. В этом случае ответственности подлежали «только содержатели притона, владельцы помещения и непосредственные устроители азартных игр». Если игры устраивали частные лица в своих квартирах, то их привлекали к административной ответственности не во всех случаях. Необходимо было доказать, что «это помещение приобретает характер игорного заведения», где с играющих владелец или устроитель игр берет плату за вход, за участие в игре, за пользование игральными предметами.

Гораздо сложнее милиции стало и конфисковывать карты, лото и прочие предметы. Их можно было изъять только как вещественные доказательства, и лишь в том случае, если возбуждалось судебное, а не административное дело. Добропорядочные советские граждане, не стремившиеся стать владельцами тайных казино, могли не бояться наказания, предаваясь любимому виду досуга.

Как мы видим, политика советского государства в отношении азартных игр не была однообразной и последовательной. Начав практически с полного запрета, власть в начале нэпа потеряла контроль над этим «сектором экономики», но достаточно быстро сориентировалась и попыталась снова вернуться к положению времен Гражданской войны. Местные органы власти попали в зависимость от доходов с игорных домов, и Кремлю пришлось пойти на компромисс, введя ограничительно-разрешительную систему контроля вместо запретительной. Однако к концу 1920-х годов сопротивление местных властей удалось переломить - игорные дома были закрыты повсеместно. При этом государство оставило игральные карты как один из видов развлечения советского человека. Такое положение оставалось неизменным в течение последующих 60 лет. Только на исходе 1980-х годов в стране снова появились казино. Но это было уже другое государство...

Антон ПЕРВУШИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Назад в СССР     Следущая









Сообщество в G+