История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Долг платежом красен

Помимо собирания налогов, разнообразных пошлин и сборов, у государства есть еще несколько способов пополнения казны. И это не только пресловутый печатный станок - если его включать как попало, то экономика попросту рухнет. Когда денег не хватает, бюджет можно пополнить из карманов простых людей. Речь про облигации. С которыми многие жители СССР связывали радужные надежды, а потом обнаружили, что на руках у них вместо ценных бумаг - пустые разноцветные бумажки.

Как правильно пишется слово «облигация», каждый знает благодаря знаменитому эпизоду из прекрасного фильма «Место встречи изменить нельзя». А вот что это такое, скорее всего, представляют себе далеко не все. Между тем почти каждый советский человек рано или поздно сталкивался с этим видом ценных бумаг, порой даже против своей воли. Да и для экономики всей страны они были важны на всем протяжении существования СССР.

Пустые надежды

Государственные облигации

Само слово «облигация» означает в переводе с латыни «обязательство». По сути же это долговая расписка, которую государство выдает гражданину. Деньги, на которые гражданин покупает облигацию, считаются взятыми у него взаймы. Отдавать их государственная казна может разными способами. Соответственно, разными бывают и тиражи облигаций (займы). Выигрышный заем предполагает, что облигация представляет собой по сути лотерейный билет. Правда, такие займы бывают беспроигрышными. То есть выплату можно получить абсолютно по каждой облигации. Но неизвестно когда, и лишь в том случае, если не пропустишь таблицу результатов (они печатались в газетах). Процентный же заем обходится без таблиц - по нему просто в назначенный срок можно обменять купленные облигации на деньги с начисленными процентами. Сроки, как правило, большие - 10, 20, а то и 30 лет.

В советское время государственные облигации были для предприимчивых людей фактически единственным способом легально инвестировать свои деньги. Правда, доходность их была невысока, а шансы на выплаты по процентным займам - довольно зыбки. Но облигации все же покупали - когда добровольно, а когда и добровольно-принудительно.

Первые тиражи государственных облигаций в СССР были выпущены уже в 1923 году, практически сразу после создания нового государства. Это понятно - нужно было налаживать разрушенную Гражданской войной экономику, а получить кредит у иностранных держав пока не представлялось возможным. Некоторые из первых займов (например, «хлебный» заем 1923 года) даже погашались не деньгами, а продуктами. Затем последовало несколько Крестьянских выигрышных займов. К середине 1920-х советское правительство оценило всю прелесть и удобство внутренних займов у населения страны. Была развернута широкомасштабная агитация с призывами подписываться на облигации.

Здесь на помощь памяти снова приходит искусство. Остап Бендер и Киса Воробьянинов из бессмертного романа Ильфа и Петрова «12 стульев» устраивались под видом художников как раз на агитационный пароход, отправлявшийся в круиз по Волге с призывом покупать облигации. А «сеятель» на плакате, который они с таким пылом рисовали, рекламировал 10%-ный выигрышный заем 1927 года. Агитацией занимались и видные деятели культуры. Писатель Александр Фадеев, к примеру, демонстративно пускал на облигации немалую часть своих гонораров и государственных премий.

Те, кто поддался на эту агитацию, кстати, впоследствии горько пожалели. Срок погашения процентных займов 1927 года подошел в 1957-м. Тогда-то изумленные граждане Страны Советов и услышали с экранов телевизора следующие слова, сказанные Никитой Хрущевым с трибуны XXI съезда КПСС: «Миллионы советских людей добровольно высказались за отсрочку на 20-25 лет выплат по старым государственным займам. Этот факт раскрывает нам такие новые черты характера, такие моральные качества нашего народа, которые немыслимы в условиях эксплуататорского строя». Недаром появилась невеселая шутка о том, что единственная польза, которую можно извлечь из облигаций, - это использовать их вместо обоев в дачном туалете.

Нечестная игра

На словах все делалось добровольно. Граждане добровольно приобретали облигации, добровольно продляли сроки их погашения, добровольно соглашались на изменения в правилах, которыми их периодически радовало государство. Например, в 1936 году была объявлена так называемая конверсия. В современной экономике для таких ситуаций чаще применяют зловещее слово «дефолт». Выяснилось, что облигаций различных тиражей на руках у граждан скопилось такое количество, что погасить их просто нереально. Конверсия подразумевала принудительный обмен всех старых облигаций на бумаги нового тиража - займа второй пятилетки. При этом 8%-ные облигации без каких-либо доплат и компенсаций обменивались на 4%-ные. А платежи были в очередной раз отсрочены. Благодарные граждане со страниц официальной прессы, разумеется, приветствовали мудрое решение партии и правительства.

Добровольная покупка облигаций тоже, разумеется, была фикцией. На практике людям просто выдавали ценными бумагами часть зарплаты. В результате, по некоторым подсчетам, советское государство, получало от внутренних займов столько же средств, сколько приносили в бюджет все остальные налоги и сборы с населения, вместе взятые. С этими, насильно навязанными бумажками нельзя было сделать ничего. Кроме как получить по ним выигрыш, если тебе повезло. Везло многим, но большинство выигрышей были небольшими. А вот за попытку продать облигации можно было попасть в места не столь отдаленные. С середины 1930-х годов любые операции с облигациями можно было осуществлять исключительно с ведома комитетов содействия реализации займов (комсодов).

Некоторые экономисты считают, что послевоенный голод 1947 года был в немалой степени спровоцирован тиражом облигаций, выпущенных и добровольно-принудительно распространенных среди населения в 1946 году. В результате засухи и неурожая сильно сократились продовольственные нормы, выдававшиеся по карточкам. А купить продукты в коммерческих магазинах люди не могли, потому что вместо денег у них на руках были только яркие бумажки с нарисованными на них процентами.

Вклад в Победу

При этом в годы Великой Отечественной войны реализация займов была по-настоящему добровольной. Лозунг «Все для фронта, все для победы!» побуждал людей помогать стране всем, чем только возможно. В том числе и своим трудовым рублем. Государственный военный заем 1942 года, выпущенный на 10 миллиардов рублей, был реализован за два дня. На облигации подписывались все: солдаты действующей армии, крестьяне, эвакуированные, труженики тыла, бойцы партизанских отрядов. Приобретать облигации иногда умудрялись даже на территориях, оккупированных врагом.

Всего за годы войны было выпущено четыре займа, каждый из которых имел два тиража - выигрышный и процентный. Выигрышный распространялся среди граждан, процентный - среди промысловых и рабочих артелей. Эти тиражи принесли в бюджет страны более 80 миллиардов рублей.

Последний советский тираж облигаций был выпущен в 1982 году. Те, кто еще не наигрался в азартные игры с государством и приобрел эти бумаги, обнаружил себя после распада СССР в 1991 году с ворохом «пустышек» на руках. Правда, в 1992 году был выпущен тираж облигаций уже обновленной России. По решению министерства финансов, все держатели облигаций 1982 года могли обменять их на бумаги нового займа. Те, кто еще не выбросил стопки резаной бумаги, воспользовались этим предложением. Но памятный всем дефолт 1998 года положил конец всем их надеждам. Облигации попали под деноминацию, и их реальная стоимость окончательно превратилась в ничто.

Некоторым, впрочем, удалось в какой-то степени добиться справедливости. Самая известная история из этой серии - дело жителя села Шуя (Ивановская область) Юрия Лобанова. Он в свое время приобрел облигации тиража 1982 года на целых 20 тысяч советских рублей! Понятно, что смириться с утратой такого богатства ему было сложно. И он методично, один за другим, подавал иски, пока недавно наконец не выиграл дело в Европейском суде по правам человека. Теперь он должен получить от государства в качестве компенсации более 37 тысяч евро. Правда, получил или все еще ждет исполнения решения суда - достоверно не известно.

Виктор БАНЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Назад в СССР     Следущая












Интересные сайты: