История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Запрещённая живопись

В 1960-1970-е годы в Советском Союзе официально могли существовать только те творцы, которые работали в жанре социалистического реализма. Причем это касалось не только живописи, но и всех остальных сфер искусства -театра, литературы, музыки. Однако всегда находились и те, кто шел против течения, рискуя при этом многим. Так называемая «Бульдозерная выставка» в сентябре 1974 года стала одним из самых громких столкновений «неправильного искусства» с властью.

15 сентября 1974 года в Москве состоялась одна из самых громких и резонансных акций художников-нонконформистов против засилья в живописи и графике социалистического реализма как единственно разрешенного стиля в искусстве. Эта акция получила название «Бульдозерная выставка». Именно бульдозерами, поливальными машинами и отрядами милиции официальные структуры доказывали неформальным живописцам преимущество этого самого социалистического реализма. Но как ни странно, именно «Бульдозерная выставка» стала тем толчком, который и вывел нонконформизм в советской художественной школе на официальный уровень.

Хрущев против авангарда

В СССР, наряду с официальным Союзом художников вполне существовал и активно развивался так называемый андеграунд, который всеми силами искал возможность пробиться к свету из своего «подземелья» и представить людям другое, альтернативное искусство. Можно сказать, что «Бульдозерная выставка» стала своеобразным прорывом в борьбе «подпольных» художников и официальной власти. Но ей предшествовали еще несколько попыток нонконформистов найти своих зрителей и ценителей - попыток, которые заканчивались крайне неудачно.

Наиболее известная из них произошла 1 декабря 1962 года, когда в честь 30-летия со дня организации московского отделения Союза художников СССР в Манеже прошла большая выставка. В ней приняли участие и неформалы из студии «Новая реальность», среди которых были такие художники (теперь уже классики российской живописи), как Тамара Тер-Гевондян, Анатолий Сафохин, Люциан Грибков, Владислав Зубарев, Вера Преображенская и другие.

На юбилейную выставку приехал тогдашний первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев в сопровождении секретаря по идеологии Михаила Суслова и свиты. Попав в зал, где были развешаны картины авангардистов, Хрущев пришел в ярость. Совершенно не разбиравшийся в искусстве Никита Сергеевич так «оценивал» художественные достоинства работ: «Что это за лица? Вы что, рисовать не умеете? Мой внук и то лучше нарисует!.. Что это такое? Вы что - мужики или педерасты проклятые, как вы можете так писать? Есть у вас совесть?»

А вот еще одна характерная цитата Хрущева, которая и определила судьбу советского нонконформизма на ближайший десяток лет: «Запретить! Все запретить! Прекратить это безобразие! Я приказываю! Я говорю! И проследить за всем! И на радио, и на телевидении, и в печати всех поклонников этого выкорчевать!»

И запретили. Авангардистам начисто были перекрыты пути куда угодно - на выставки, организованные Союзом художников, на радио, на телевидение. В прессе одна за другой появлялись разгромные статьи, которые клеймили «буржуазных наймитов».

В общем, совместное наступление КГБ и партийных органов на «чуждое искусство» шло полным ходом. Советский андеграунд ушел в глубочайшее подполье, художники работали грузчиками и кочегарами, иногда тайно продавали свои картины западным дипломатам и подпольным советским коллекционерам.

В 1960-е годы инициативной группой авангардистов, в которую входили коллекционер Александр Глезер, художник Оскар Рабин и еще 12 человек, было предпринято еще несколько попыток организовать выставки. Но все они были вялыми и неудачными. Экспозиции держались от 15 минут до 3 часов, а потом разгонялись сотрудниками милиции и КГБ. Так продолжалось вплоть до 1974 года.

«Карманные воры»

«Бульдозерная выставка»

В 1974 году инициативная группа решила, что выставки преследуют неудачи оттого, что они проводятся в закрытых помещениях, куда невозможно пригласить сразу много зрителей. Поэтому было решено провести масштабную экспозицию на открытом воздухе. Был выбран пустырь на окраине Москвы, в Беляево, при пересечении Профсоюзной улицы и улицы Островитянова. Организацией выставки занялись Глезер и Рабин.

Среди нонконформистов было немало людей, которые стучали в КГБ на своих же коллег-художников. Поэтому о выставке тут же стало известно спецслужбам. Они приняли соответствующие меры.

На открытии выставки 15 сентября 1974 года присутствовали около 20 художников, их родственники и друзья, а также специально приглашенные журналисты западных информационных агентств. Правоохранительные органы сделали все возможное, чтобы не допустить на пустырь художников и зрителей. Большинство из них ехало в Беляево на метро. На выходе их останавливали сотрудники милиции, заявляли, что они подозреваются в краже часов, и доставляли в отделения. Правда, многих тут же отпускали. Видимо, милиционеры и сами понимали всю абсурдность таких обвинений.

Когда участники выставки со своими работами пришли на пустырь, то увидели неких людей, одетых в рабочую форму, которые высаживали деревья. «Рабочие» заявили, что они не позволят мешать проведению «субботника», и всячески препятствовали художникам, пытавшимся установить свои полотна.

«Бульдозерная выставка» продержалась примерно полчаса. После этого к месту подтянулись отряды милиции в сопровождении поливальных машин и трех бульдозеров. Стражи порядка потребовали, чтобы художники убирались и не мешали работать «озеленителям», - это и был формальный повод для разгона выставки. А когда художники отказались, началось настоящее побоище.

Опустив ковши, бульдозеры двинулись на экспозицию, перемалывая гусеницами полотна. В это же время милиционеры избивали и задерживали художников, зрителей и даже иностранных журналистов. Всех их на автозаках доставляли в отделения милиции.

Там с задержанными тоже особо не церемонились. «Стрелять вас надо! Только патронов жалко!» - заявляли сотрудники милиции. Всех поместили в «обезьянник» примерно на сутки. Выставка была сорвана.

Прорыв на Запад

Иностранные журналисты, избитые и задержанные советскими милиционерами, молчать не стали. Они подняли в мировой прессе такой шум, что власти СССР просто испугались.

Поэтому спустя две недели, 29 сентября 1974 года, открылась уже официальная выставка нонконформистов в подмосковном Измайлово. Руководство таким образом показывало, что в СССР искусство свободно и ни о каких политических репрессиях речи не идет.

Но, как говорят сами художники, эта экспозиция была значительно слабее «Бульдозерной выставки». Прежде всего потому, что лучшие полотна, привезенные в Беляево, были уничтожены. Кроме того, многие художники, напуганные репрессиями, отказались принимать в ней участие.

По сути, в этой истории реально пострадал лишь один из организаторов - Оскар Рабин. Он был арестован и приговорен к высылке из СССР. Но ему еще повезло - он с семьей оказался в Париже. А мог бы и на Колыму отправиться, как это практиковалось в СССР по отношению к диссидентам. Но именно с этого времени нонконформизм стал пусть и не приветствуемым, но официальным направлением советской художественной школы.

В 1994 году в картинной галерее «Беляево» в Москве Александр Глезер организовал выставку, посвященную 20-летию того «бульдозерного побоища». На ней были представлены ретроспективные работы участников тех событий. Конечно, только те, которые смогли избежать гусениц и убийственных водяных залпов поливальных машин.

Дмитрий ГРИГОРЬЕВ

Верхом на ковше

Вот как описывает события того дня один из организаторов выставки Александр Глезер: «Когда мы подошли к пустырю, то там увидели машины с саженцами. И какие-то одетые в рабочую форму люди стали кричать, что вот пришли хулиганы, которые мешают им сажать деревья. Причем говорили, что у них субботник, хотя было воскресенье. Мы были несколько растеряны, но Рабин поднял картину над головой и сказал, что мы будем так показывать наши картины. Остальные тоже подняли картины над головами. И тогда они на нас пустили бульдозеры. Три бульдозера было. Бульдозеристов напоили водкой, как перед атакой на врага. Рабин повис на бульдозере, поджав ноги, чтобы ему ножом ногу не отрезало. Бульдозер ехал, а Рабин на нем висел. Бульдозер переехал две картины Рабина, которые упали...»



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Назад в СССР     Следущая












Интересные сайты: