История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Капиталисты страны советов

На протяжении всей истории СССР находились люди, для которых понятие социального равенства было пустым звуком. Найти лазейку в экономической системе, для того чтобы стать миллионером в масштабе страны, создатели левых доходов пробовали несколько раз...

Знаменитое дело конца 1920-х годов именовалось «Бронзовые векселя». В тот период экс-нэпманы организовали небольшие артели, объединенные в солидные, на первый взгляд, коммерческие предприятия. И очень скоро были арестованы и осуждены руководители липовых акционерных обществ «Прометей», «Стройлеспром», «Экспортхлеб». Эти комбинаторы, производя продукцию в незначительных объемах, выпускали ничем не обеспечиваемые векселя, которыми обменивались и под которые, по взаимному согласию, брали займы в Государственном банке.

Звезда Бориса Ройфмана

Капиталисты СССР

Следующий виток в развитии теневой экономики начался в конце 1940-х годов, когда цеховики при крупных производствах текстильной промышленности создавали мелкие артели для реализации «отходов» - точнее, списанных государственных поставок в виде шерсти, хлопка, тканей, каучука и фурнитуры, из которых потом появлялись на свет дефицитные джемперы, плащи, блузки, и даже нижнее белье. Очередной всплеск подпольного бизнеса произошел в начале 1960-х годов. Тогда на небосклоне подпольных предпринимателей взошла «звезда» некоего Бориса Ройфмана.

Дело в том, что на свет появилось указание - использовать психоневрологические диспансеры в качестве базы для производства изделий швейной промышленности в рамках трудотерапии. Местные власти выделили из своих бюджетов деньги, на которые было закуплено оборудование, но вот руководители интернатов, медики по образованию, никак не могли понять, с чего начать организацию производственного процесса.

И тут свои услуги им предложил Ройфман, главный технолог текстильной столичной фабрики №11. Был он не только отличным специалистом, но и уважаемым человеком - фронтовиком, награжденным правительственными наградами. Впоследствии он утверждал, что только по своей наивности и доброте душевной согласился создать сеть кустарных производств. Действительно, Ройфман (как сказали бы сегодня, неплохой менеджер) сумел не только организовать производство и наладить поставки «неучтенного» сырья, но и организовать сбыт готовой продукции. Правда, большая часть ее была также неучтенной и реализовывалась через палатки на рынках или с помощью «коробейников» в поездах. И надо сказать, что швейные изделия, изготовленные руками больных, пользовались у покупателей повышенным спросом. В особо крупных масштабах продукция производилась в мастерских при Краснопресненском психоневрологическом диспансере, руководил которыми некий Шая Шакерман. В молодости он являлся милицейским осведомителем, и поэтому прекрасно знал, сколько и кому из высокопоставленных сотрудников МВД (в том числе и из центрального аппарата) дать за покровительство. Однако это не спасло цеховиков от бесславного конца, поскольку, оттеснив в сторону продажный ОБХСС, расследованием подобных дел стали заниматься сотрудники КГБ СССР. А с ними шутки были плохи. И в этом махинаторы в количестве 25 человек вполне убедились, оказавшись за решеткой. Их заработки впечатляли - во время обысков у подельников изъяли ценности в виде золота и бриллиантов на сумму более 3 миллионов рублей. Когда об этих «капиталистических штучках» доложили Никите Хрущеву, тот отдал распоряжение - высшая мера наказания для главарей, длительные сроки для мелкой сошки.

Криминальные тряпки

Однако сначала этот процесс не остановил желающих заработать нечестным путем. Например, при универмаге «Москва» по ходатайству его директрисы (кстати, члена столичного горкома партии и подруги министра культуры Екатерины Фурцевой) был с разрешения министерства торговли открыт цех по пошиву трикотажных изделий, который возглавил старый знакомый автора проекта Александр Хейфец. Надо сказать, что изделия были настолько качественными, что с прилавков сметались мгновенно. Но изготавливались блузки и нижнее белье из левого сырья, добычей которого занимался опытный снабженец Юрий Евгеньев. В результате за несколько лет дельцы таким образом получили навар в несколько миллионов рублей. Впрочем, на этот раз уголовного преследования удалось избежать только директрисе. Если она проходила по делу только как свидетельница, то ее подельники Хейфец и Евгеньев оказались крайними и получили высшую меру наказания - расстрел, как и более 150 главных фигурантов по другим «цеховым делам» того периода. Стоит отметить, что в те времена доход мошенников был «смехотворным» - они щедро платили наемным рабочим и оставляли себе зарплату «всего» около 10 тысяч рублей в месяц (стоимость трех автомобилей «Москвич»). А в соответствии с выработанной конвенцией, все спорные вопросы по разделу сфер влияния решались не с помощью киллеров, а во время своеобразного тайного третейского суда, где председательствовали авторитетные аферисты. Но после впечатляющих приговоров цеховики на некоторое время залегли на дно, и их следующее возрождение пришлось на середину 1970-х годов.

Левый мех

На этот раз предприниматели стали организовывать свои производства подальше от столицы. Так, в Казахстане двое дипломированных юристов - заведующий юридической консультацией Дунаев и завкафедрой уголовного права Карагандинской высшей школы МВД Эпельбейм, - к которым присоединился заместитель директора завода по хозяйственным вопросам Снопков, поняли, как можно воспользоваться постановлением Совмина СССР о передаче некондиционного сырья пушнины из легкой промышленности в сферу бытового обслуживания. В результате на некоторых государственных предприятиях Карагандинской области были созданы «бытовые» цеха, которые каждую вторую единицу продукции отправляли налево. Причем на откупе у аферистов были не только чиновники, но и высокопоставленные сотрудники милиции, которые должны были предупреждать о возможной опасности.

А в это время в Москве, около здания КГБ на Лубянской площади действовала ювелирная мастерская, владельцы которой умудрялись красть бриллианты. Ликвидировали фирму после того, как на таможне задержали некоего Глода, пытавшегося вывезти в фальшивом перстне бриллиант в два карата. Из конфискованных драгоценностей председатель КГБ Юрий Андропов даже устроил «выставку» для руководителей страны.

Но наиболее грандиозной оказалась ликвидация «спрута», раскинувшего свои щупальца по всей территории СССР. Его создатели - члены еврейской диаспоры в Тбилиси - поняли, что, воруя сырье из Государственного фонда, можно делать из него спортивные костюмы, футболки, шорты. Для этого был выбран Учебно-производственный комбинат для глухонемых в городе Казах (Азербайджан), в котором инвалидов толком и не было. А сбывали продукцию аферисты через автолавки в Белоруссии, где сотрудники УБХСС города Мозырь их и задержали.

Преступники прекрасно понимали, что реализовать товар через государственные магазины им не удастся, поэтому продать его, используя прорехи в советском законодательстве, легко можно было в областях. В ликвидации преступного синдиката в Тбилиси (250 подозреваемых) были задействованы даже армейские подразделения - во главе группы стоял сотрудник КГБ, который должен был вскрыть пакет с секретным предписанием о производстве арестов и обысков. Итог: Бахмалов, Казарян, Каландадзе были приговорены к высшей мере наказания - расстрелу. Остальные отправились «топтать зону» на срок от 7 до 15 лет, другим же было предложено отбыть длительный срок в местах не столь отдаленных. Но это было только начало. Один из фигурантов дела покончил с собой в камере следственного изолятора. Другие успели воспользоваться визами и перебраться на ПМЖ в Израиль. Больше двух десятков чиновников, причастных к этому делу, были лишены своих постов.

Сергей ЩЕРБАКОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Назад в СССР     Следущая










Сообщество в G+