История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Операция «свадьба»

Немало конфликтных ситуаций в Советском Союзе было связано с проблемой эмиграции. Особенно это касалось желающих выехать в Израиль. Хотя официальных запретов не было, но всех, желающих покинуть пределы СССР, подозревали в стремлении вывезти какие-то секреты. И некоторым приходилось идти на странные, иногда отчаянные меры.

Эта история началась с внешне незначительного инцидента. В мае 1970 года в Ленинград из Норвегии прибыли два туриста с совсем не скандинавскими фамилиями Аронзон и Литцман. Когда они покидали СССР, на таможне произошел казус. Литцману, первому прошедшему досмотр, нервный спутник попытался передать конверт. Естественно, заметивший это таможенник потребовал предъявить письмо для осмотра. Не найдя видимых нарушений, вернул его владельцу - правда, успев сфотографировать. А через час копию документа уже изучали в управлении КГБ.

Рецепт из Тель-Авива

Текст был с виду безобидным - сообщение о предстоящем бракосочетании. Но почему его не отправили по обычной почте? И почему так нервничал курьер? Чекисты стали анализировать послание, соотносясь с оперативными разработками.

Отправителем письма был житель Ленинграда Гилель Бутман. Его телефон поставили на прослушивание. Через некоторое время был зафиксирован странный звонок из Тель-Авива. Звонивший - некто Ашер Бланк, бывший гражданин СССР, - сообщал, что консультировался у дяди Гилеля, доктора Бута, и тот, дескать, прописал следующие рецепты. Далее шел перечень фармакологических терминов.

Однако чекисты точно знали, что никакого дяди у подозреваемого нет. Впоследствии выяснилось, что лекарственные советы были не чем иным, как рекомендациями израильской разведки «Шин Бет» по дальнейшим действиям. Тем временем за фигурантом было установлено наружное наблюдение, которое зафиксировало регулярные «посиделки» на квартире Бутмана.

Так в разработке появились новые действующие лица - Дрейзнер, Дымшиц, Коренблит, Могилевер, Богуславский, Каминский, Кузнецов. Одно было пока непонятно - конечная цель, ради которой Бутман собирал эту компанию на своей квартире.

«Невеста в путешествие»

Гилель Бутман был юристом, получившим два высших образования. Дрейзнер, Могивелер и Дымшиц - инженерами, не имевшими к оборонке никакого отношения. А Михаил Коренблит - врачом-стоматологом, любившим, кроме всего прочего, посещать злачные заведения. Одним из них был бар ленинградской гостиницы «Европа», где он обратил внимание на очаровательную девушку, потягивающую коктейли с иностранцем, - то ли валютная проститутка, то ли дочь богатых родителей. Однако на самом деле в роли «прожигательницы жизни» выступала оперативница КГБ. Окончательно влюбился в нее Коренблит, когда снова узрел красотку на Невском проспекте, в так называемом кафе «Сайгон», где собирались обитатели ленинградского «андеграунда».

Вскоре после знакомства он сделал очаровательной Елене (так звали девушку) предложение стать его женой. Та рассмеялась и отказала, но Михаил не отступал. Добившись нового свидания спустя несколько дней, он раскрыл свои карты.

Дескать, взаимные чувства не требуются, первая брачная ночь не предусмотрена, а только «свадьба на небесах» с последующей безбедной жизнью в заграничном раю. Короче, брак будет фиктивным. Но ответы на все вопросы - потом, когда наступит время.

После некоторых колебаний и согласования условий Лена, в конце концов, приняла столь заманчивое предложение. Впрочем, в положительном ответе Михаил и не сомневался. Он своими глазами видел на стенде университета приказ об отчислении новой знакомой за прогулы и академическую неуспеваемость. А куда деваться провинциалке, вкусившей прелести большого города?

«Комитетчикам» стало окончательно ясно, что группа решила нелегально бежать за границу. Но в какую страну? И вообще, для чего такой маскарад? Ответ на этот вопрос нашелся быстро. У Дымшица начались ссоры с женой, которую он уговаривал уехать вместе с ним, но отказывался сказать, куда именно. Чтобы разрядить обстановку, он собрал знакомых на день рождения супруги. Понятно, что в числе гостей была и Лена, которая уже окончательно считалась «своей». В комнате девушка вдруг увидела висящий на стене потертый шлемофон. Заметив ее удивление, хозяйка уныло пояснила, что муж сохранил его на память о времени, когда служил летчиком.

Вот это была новость! Чекисты упустили из виду, что инженер-электрик, работающий на ткацкой фабрике, в свое время окончил военное училище. Служил в дальних гарнизонах, летал на истребителях. Но считал, что в карьерном росте ему ставят препятствия.

К тому же обладал Дымшиц тяжелым характером, так что когда началась очередная военная реформа, он в числе первых попал под сокращение. Перешел в гражданскую авиацию. Однако и здесь амбициозный, но неуживчивый пилот пришелся не ко двору. Когда супруги переехали в Ленинград, он освоил профессию инженера, в буквальном смысле повесив шлемофон на стену. Значит, возможно, побег планируется с помощью угнанного воздушного судна?

Прерванный полет

В США беглецов из СССР воспринимали как героев

Не меньший интерес представляли непонятно как затесавшиеся в компанию интеллигентов рецидивист Эдуард Кузнецов и его подельник Богуславский. Возможно, группа силового захвата? Поэтому их держали под особым контролем. Увы, Лена не могла выяснить, какой именно самолет и когда собираются угнать гипотетические террористы. Узнала только, что припасены нелегально купленный пистолет и самодельный кастет. А потом осторожный Бутман посадил ее под настоящий домашний арест под присмотром Кузнецова, без права выхода на улицу и телефонной связи. Исключение составил выезд вечером в салон, где капризной девице подобрали белоснежное платье, фату и туфельки.

Тем временем Коренблит совершил полет на рейсе Ленинград - Кишинев. А Бутман в то же время слетал в Ригу. Перед посадкой он ворвался в кабину пилотов со словами благодарности «за удачную посадку». На самом деле, очевидно, главарь просчитывал возможность захвата кабины и нейтрализации экипажа.

Вскоре поступила новая информация: бандиты берут в прокат несколько спальных мешков. Зачем? И тут у руководителя операции возникла мысль: а что, если преступники собираются угнать самолет не из Пулково, а из маленького аэропорта «Смольная» (нынешнее название - «Ржевка»), откуда стартуют малогабаритные самолеты местных авиалиний? Там весь экипаж - это два пилота, против них самодельного кастета и пистолета вполне достаточно. Можно нейтрализовать летчиков, упаковать в спальные мешки, оттащить в кусты. Потом выйти на старт и на низкой высоте, вне зоны слежения радаров - через границу. С собой заговорщики собирались прихватить валюту, которую на черном рынке заработали Бутман и Корнеблит от продажи товаров, поступавших в СССР от некоей фирмы «Динерман».

Эксперты подтвердили: без дозаправки вполне можно долететь до Швеции. Уверенность усилилась, когда из сообщений «наружки» стало известно, что Дымшиц и Коренблит совершили полет в качестве пассажиров рейса до Светлогорска, находящегося менее чем в сотне километров от финской границы.

Аэропорт «Смольная» несколько дней находился в состоянии повышенной боевой готовности. 15 июня 1970 года ждали свадебный кортеж, который был заявлен рейсом на Выборг, с посадкой в Светлогорске, где и нужно было высадить новобрачных с гостями. Как обычно, на летном поле столпились туристы, собиравшиеся покорять скалы Карельского перешейка: рюкзаки, палатки, перезвон гитар. И тут - свадебный кортеж. Невеста в белом подвенечном платье, жених в строгом черном костюме, цветы, шампанское (бутылки предполагалось использовать в качестве резервного оружия в случае сопротивления летчиков).

Но как только процессия двинулась по полю в сторону Ан-2, туристы превратились в бойцов группы захвата. Вся операция заняла не более трех минут. По решению Ленинградского городского суда несостоявшиеся угонщики были приговорены к различным срокам - от 7 до 15 лет.

Сергей УРАНОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Назад в СССР     Следущая










Сообщество в G+