Страсти большой власти

Автор: Maks Фев 13, 2018

Леонида Брежнева, бессменно руководившего СССР с 1964 по 1982 год, народу представляли как несгибаемого марксиста и героя всех возможных военных и мирных кампаний государства. В те годы свою личную жизнь лидеры государства держали в тайне от граждан. Только спустя много лет после смерти вождя страна узнала, что, кроме тихой и безответной жены Виктории Петровны, у любвеобильного мужчины было много женщин.

Брак с Викторией Денисовой, заключенный двадцатилетним будущим партийным деятелем Леонидом Брежневым в 1927 году, был не то чтобы несчастливым. Витю — так называл супругу Леонид Ильич — генсек считал своим лучшим другом и надежным тылом. Но Виктория Петровна была человеком приземленным и скучным. Внешней привлекательностью она никогда не отличалась. Ее главными увлечениями были кухня и комнатные растения.

Военврач Тамара

Леонид Ильич каждую пятницу уезжал в свою загородную резиденцию в Завидове и возвращался оттуда к вечеру воскресенья. Супруга спокойно проводила выходные без мужа — в хозяйственных хлопотах. Почему так повелось? Нетрудно догадаться, что в интимном плане Витя не была, так сказать, героиней романа своего супруга.

Вся партийная верхушка СССР знала Брежнева как опытного ловеласа и любимца женщин.

Леонид Брежнев с женой Викторией ПетровнойВ годы войны красивый генерал Брежнев, герой событий на Малой земле, увлекся военным врачом по имени Тамара. С войны Леонид Ильич вернулся с твердым намерением рассказать жене о своей новой любви — и расстаться с Викторией Петровной навсегда.

Жене мужчина сказал:

— Я ухожу от тебя, потому что больше тебя не люблю.

К своему великому удивлению, в ответ он услышал:

— По правде говоря, я тебя тоже разлюбила. Но если ты так решил, то ты должен пойти и сказать о своем намерении нашим детям.

Витя проявила чудеса в общем несвойственной ей женской хитрости. Леонид вошел в комнату — к нему бросился десятилетний сын Юра. Мальчик вцепился в отца и не мог разжать рук, сплетенных вокруг отцовской шеи. В эту минуту будущий глава государства понял: он не может оставить семью.

Молодая стройная блондинка Тамара проиграла. Годы спустя она вспоминала, как Леонид проводил ее на поезд и, когда состав тронулся, бежал за ее вагоном по перрону, утирая слезы.

Блондинки в Завидове

Больше женскую хитрость Виктория Петровна не проявляла: ее уделом стало терпение. Всю последующую совместную жизнь с мужем — до его смерти в 1982-м — Витя изображала из себя глухую и слепую, как будто ничего о его походах на сторону она не знала.

Можно предположить, что законная жена партийного деятеля интимной жизнью ни малейшим образом не интересовалась. А Леонид Ильич тосковал по сексуальным страстям и женской ласке. Так что в жизнь Брежнева вошла очередная дама в его вкусе — понятное дело, стройная блондинка (Виктория Петровна была полной и черноволосой).

Но наиболее запоминающейся из его уже послевоенных пассий стала Мария. Она занимала высокую должность: руководила обслуживающим персоналом загородной резиденции генсека. Под началом Марии состояли десятка два человек, обслуживавших трехэтажное здание. Нетрудно догадаться, что красавица была офицером всесильного КГБ — притом явно не в самом низком звании… Становится понятным, с кем почти шестидесятилетний глава государства проводил выходные в Завидове.

Его внучка Виктория, дочь Галины Леонидовны, воспоминала: «…бабушка притворялась, что ничего не видит. Поведение мужа ее, безусловно, ранило, но она знала, что в положении жены высокопоставленного руководителя она ничего не может сделать…» Тут стоит усомниться: зная Витю, можно предположить, что она в любом случае стала бы сохранять брак. Виктория Петровна была из породы советских женщин, считавших: мужчине позволено что угодно.

Вообще, через жизнь Леонида Ильича прошла целая череда высоких стройных блондинок, обслуживавших его резиденции. Нетрудно догадаться, что в КГБ занимались «кастингом».

Последняя любовь

Но самую большую роль в жизни уже глубоко пожилого и нездорового генсека сыграла медсестра Нина Коровякова. Она была почти на четверть века моложе Брежнева и вскоре стала играть в его жизни главную роль.

Она служила в 4-м Главном управлении Минздрава СССР, которое оказывало медицинские услуги первым лицам страны. Вот что позже говорил о ней Владимир Медведев, начальник личной охраны Брежнева: «Брежнев пристрастился к снотворному, «лечил» себя бесконтрольно. Мы, охрана, пытались его удержать, сражаясь за каждую лишнюю таблетку, но Чазов (Евгений Чазов — известный кардиохирург, начальник 4-го Главного управления, бывший министр здравоохранения СССР, а позже гендиректор Все российского кардиоцентра) не смел перечить генсеку и легко ему покорялся… Затем кто-то из членов Политбюро посоветовал Леониду Ильичу запивать лекарства водкой, дескать, так лучше усваивается. Выбор пал на «Зубровку»…

Чтобы упорядочить прием лекарств, придумали постоянный медицинский пост при генсеке. Одна из медсестер, как на грех, оказалась молодой и красивой, установила с Брежневым особые отношения, и он решил: «Пусть будет одна». Медсестра сначала держалась тихонько, но быстро стала полной хозяйкой…»

Коровякова «лечила» старика от всего: от сердечной недостаточности, от зубной боли, от люмбаго. Леонид Ильич открыто восхищался ее нежными руками, которыми Нина Александровна делала ему массаж.

Ни с кем другим Брежнев дела иметь не желал, несмотря на недвусмысленные намеки близких людей, которые рекомендовали главе государства отдалить от себя миловидную хищницу. А хищницей она была определенно: Коровякова выхлопотала через генсека генеральский чин своему мужу, своей семье — трехкомнатную квартиру в доме, где жили члены правительства, и прочие приятные бонусы и льготы.

Эта женщина с нежными и одновременно сильными руками сопровождала Брежнева во всех заграничных поездках. От него она получила немало дорогих подарков. Снотворное действовало — ослабевший старец превратился в покорную игрушку в руках молодой интриганки. Но в какой-то момент зарвавшаяся Коровякова перегнула палку: она стала открыто хамить Виктории Петровне. Это было слишком. Ее насильственным образом перевели на другую работу.

Перед переводом Нина заявила о своем желании проститься с пациентом — ей разрешили. Она пыталась на прощание что-то шепнуть генсеку. Но последний разговор проходил в кольце охраны, а под руку Брежнева держал Евгений Чазов. Коровякову оттеснили, а Леонида Ильича повели к дому. Так он расстался со своей последней любовью.

Нина Александровна сегодня утверждает: она заботилась о Леониде Ильиче, как родная мать, и никаких близких отношений между ними не было.

Ольга СОКОЛОВСКАЯ

,   Рубрика: Власть




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:74. Время генерации:0,893 сек. Потребление памяти:31.83 mb