Страсти по камуфляжу

Автор: Maks Мар 20, 2017

Камуфляжный костюм давно вошел в жизнь военных, полярных исследователей и даже охотников. Однако сегодня почти никто не помнит, что появление военного камуфляжа сопровождалось скандалом, который так и не был официально улажен.

Почти забытый художник

Имя скромного американского художника Эббота Хендерсона Тайера (1849-1921 годы) сегодня почти забыто. А между тем с этой фамилией связан громкий скандал в военной истории США.

В юности Тайер занимался религиозной живописью, был известен как портретист. Художник отдал много сил религиозным сюжетам, у него прекрасно получались ангелы с нежными лицами. Их знала вся Америка. Кроме того, им был создан типаж трогательной и сентиментальной мадонны.

Уже в зрелом возрасте с художником произошла странная метаморфоза, круто перевернувшая всю его жизнь. В конце XIX столетия под влиянием до сих пор не выясненных обстоятельств Тайер оставил занятия портретной живописью и посвятил себя зоологической теме. Биографы художника до сих пор ломают голову над тем, что же послужило толчком к этому удивительному перевоплощению Тайера, почему в его творчестве животные заменили людей.

В 1909 году Тайер выступил как соавтор, составитель и иллюстратор непритязательной детской книги под названием “Защитные окрасы в царстве животных». Издание представляло собой альбом цветных репродукций с изображениями разных уголков природы: кроны деревьев, песчаных пустынь или болотных кочек, где прячутся животные и птицы. Обитатели леса не были видны, дети должны были по едва уловимым признакам догадываться о том, где прячутся птицы и звери. Книга была сделана с большой любовью, но не стала сенсацией в детской литературе. Одна из причин этого — текст, который был далек от занимательности.

Животные в природном окружении

Маскировка животныхНачало XX столетия было золотым веком американской детской книги. Подарочные издания повести «Удивительный волшебник страны Оз» Лаймена Фрэнка Баума и «Рассказов о животных» Эрнеста Сетона-Томпсона снискали детской литературе США заслуженную славу. Развитие бойскаутской литературы стимулировало у подростков желание изучать следы и повадки животных, хорошо ориентироваться в лесу.

Америку всколыхнули дискуссии о сохранении дикой природы и ее изучении. Самым подробным описанием птиц и животных была в то время книга художника Джона Джеймса Одюбона «Птицы Америки», которая оказала влияние на оформление интерьеров зоологических музеев США.

Тайер всерьез задумался над этим, ибо его многое не устраивало в искусстве оформления музейных залов. Одюбон изображал птиц на белом фоне, не вписывая их в природный ландшафт. А Тайер агитировал за то, чтобы в музеях воспроизводили природное окружение животных.

Так появилась книга о защитной окраске. Она предназначалась не только для чтения или рассматривания. За несколько десятилетий до введения в американских школах тестирования знаний Тайер вместе с учениками создал книгу-тест. Школьникам предлагалось проверить наблюдательность и найти животных, скрывшихся от человеческих глаз. В каждом из нескольких десятков цветных ландшафтов был «спрятан» фрагмент тела какого-нибудь животного или птицы.

Найти разгадку

В те времена издатели соревновались между собой в том, как поизящнее издать книгу Сетона-Томпсона «Рассказы о животных». На полях воспроизводили следы зверей и птиц, помещали орнаменты, связанные с фактурой меха и оперения.

Книга о защитной окраске не была шедевром. Но это была первая в мировой истории попытка создать цветной альбом о мимикрии (подражательное сходство некоторых животных с другими видами, обеспечивающее защиту от врагов. — Прим. ред.), и даже при имеющихся недостатках издание немедленно завоевало книжный рынок. Темой защитной окраски увлеклись не только дети, но и взрослые. Качество цветной печати было необыкновенно высоким. Звериная шкура, крылья бабочки или птичьи перья так тонко вплетались в цветовую гамму лесного или болотного пейзажа, а змеиная чешуя так органично сливалась с пестрыми камнями пустынь, что над цветными пейзажами приходилось попотеть, прежде чем найти разгадку. Книга быстро разошлась и стала одним из самых известных подарочных изданий для детей в истории американского печатного дела.

Во время работы над книгой Тайер обратил внимание на успехи одного из своих учеников — Луиса Агассиса Фуэртеса. Он пошел значительно дальше Тайера и разработал концепцию экспонирования в музеях чучел животных. Его стиль учитывал защитную окраску, чего не было у художников, до этого оформлявших зоологические музеи.

Детская книга в руках генералов

Книга о защитной окраске получила вторую жизнь в оформлении музейных интерьеров. Но путь Тайера к мировой известности на этом не закончился. Во время Первой мировой войны его открытия получили неожиданное развитие. И не где-нибудь, а в военной сфере. Книга «Защитные окрасы…» легла на стол специалистов по военной маскировке — науке, которая еще только делала первые шаги. В истории военного искусства было немало случаев умелого сокрытия войск и грузов от глаз противника, но эти отрывочные крупицы опыта не были обобщены. Военные чиновники с увеличительным стеклом в руках стали рассматривать шерсть хищников, птичьи перья и чешуйки на змеиной коже. И на основании детской книги они вдруг сделали поразительный вывод о том, что животные владеют уникальным искусством маскировки, которому еще не научились даже искушенные в военных делах люди.

Так под влиянием книги Тайера во время Первой мировой войны появились камуфлированные тарелки, напоминающие змеиную кожу, и солдатские котелки, которые было не видно с воздуха. Затронули камуфляжные тенденции и верхнюю одежду. Так возникли плащ-палатки, позволявшие солдатам скрываться в кроне деревьев, а также методы окраски артиллерийских орудий под цвет окружающей местности.

Скандал в министерстве

Не секрет, что высшие чины военного министерства США хотели присвоить себе пальму первенства в деле изобретения камуфляжа. Легко сказать: крупнейшее изобретение в военной сфере сделал не военный инженер, а… художник, работавший для детей. Чиновники не спешили признаваться, что набрались камуфляжной премудрости со страниц детской книги. Наука о цветовой маскировке, основанной на принципах мимикрии животных, приобрела самостоятельность. Появились заводы, изготавливавшие для армии США «невидимые с воздуха» предметы.

Постепенно набор загадочных картинок о «зверином» камуфляже ушел в историю. Кстати, ушли в прошлое и роскошные издания Сетона-Томпсона с золотым тиснением. В середине XX века эти книги стали издавать более просто и скромно.

Но Тайер был еще не стар и не торопился стать частью истории издательского дела или популярной литературы для подростков. Изобретатель камуфляжа обивал пороги военных организаций и настойчиво требовал вознаграждения. Отношения Тайера с военным министерством США приобрели характер скандальных. Художник требовал оплаты и настаивал на авторском гонораре за каждую произведенную в США вещь, изготовленную с учетом принципов камуфляжа. Ему резонно напомнили, что проблемой мимикрии в животном мире занимались ранее и другие ученые.

Обиженный живописец вступал в спор с каждым официальным лицом военного ведомства, к которому ему только удавалось попасть. Его притязания шагнули за пределы США, ибо в Великобритании в годы Первой мировой войны уже разрабатывались теории камуфляжа подводных лодок, и Тайер требовал, чтобы чиновники официально обращались к нему за рекомендациями.

Потерпев ряд неудач, Тайер использовал свои связи. Художник был лично знаком с президентом США Теодором Рузвельтом, с которым они вместе ходили на охоту. Без стеснения Тайер обрушивал на Рузвельта шквал претензий к чиновникам. Но даже президент был не в силах приказать военным чинам, чтобы они отчисляли живописцу роялти за утвержденный эскиз каждой закамуфлированной тарелки.

Художник скончался в 1921 году. Новатор умер, так и не примирившись со своим скромным участием в Первой мировой войне. Он считал своим произведением каждую закамуфлированную подводную лодку Великобритании, каждый грузовик, но военные министерства англоязычных стран думали иначе.

Прошли годы, и ученые поняли, что Тайер обладал особым экологическим сознанием. Он словно слышал голоса природы, чувствовал тесную связь между животными и окружающим их ландшафтом. Для американцев Тайер значит то же, что для русских писатель-натуралист Виталий Бианки или замечательный художник-анималист Евгений Чарушин.

В нашей стране были свои теории военного камуфляжа, и об открытии Тайера в СССР никогда ничего не публиковали. Но вот какой интересный факт бросается в глаза. В начале 1960-х годов Москву и Ленинград посетил знаменитый американский художник Рокуэлл Кент. Журналы подробно освещали жизнь Кента-путешественника, его политические взгляды и даже пристрастия в области кулинарии. Но о том, что Кент был одним из авторов цветных иллюстраций к знаменитой «камуфляжной книге» Тайера, у нас почему-то не писали. Кент был известным борцом за мир, создателем антивоенных рисунков и плакатов. У нас и у себя на родине он считался в высшей степени мирным художником. Его рисунки для книги о камуфляже — единственный случай соприкосновения художника-миротворца с военным делом. Да он мог и не знать, что, рисуя птиц, предвосхищает теорию маскировки.

Андрей ДЬЯЧЕНКО

, ,   Рубрика: Люди и вещи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
18 − 18 =


SQL запросов:51. Время генерации:0,589 сек. Потребление памяти:29.81 mb