«Сынок бомбарды»

Автор: Maks Янв 22, 2018

В начале 1943 года премьер-министр Англии Уинстон Черчилль выразил недоумение по поводу того, что прославившийся на Сицилии гранатомет назван не по имени конструктора, а скрыт под аббревиатурой PIAT. Но, разумеется, на то имелись причины.

Если танки как самостоятельный род войск появились в Первую мировую войну, то средства, заточенные под их уничтожение, начали разрабатываться несколько позже и развивались медленнее. К концу 1930-х годов британская армия располагала только противотанковым ружьем «Бойс» («Мальчики») и винтовочной гранатой №68, эффективность которых явно не соответствовала эффективности панцерваффе Третьего рейха.

Неудача подполковника Блэкера

На фоне разгрома Франции, поверженной благодаря блестящим действиям вражеских танков, подполковник Стюарт Блэкер занялся созданием гранатомета, рассчитанного под фугасные боеприпасы и архаично именовавшегося бомбардой. Однако, узнав о достижениях в сфере кумулятивных боеприпасов, Блэкер переориентировал свое оружие, сделав его более легким и надежным. Новинка стала именоваться «Бэбби-бомбард» («Бомбарда-малыш») и была тепло встречена заждавшимися подобного оружия военными.

Выглядевшая необычно конструкция предусматривала запуск гранаты с помощью направляющей-желоба и метательного порохового заряда. Однако проведенные летом 1941 года испытания вызвали разочарование: самым уязвимым местом оказался взрыватель, дефекты которого слишком часто приводили к осечкам.

Блэкеру, потратившему на разработку около 50 тысяч фунтов стерлингов (два миллиона фунтов в сегодняшних ценах), сказали спасибо и дали другое задание, а проект гранатомета передали майору Миллису Джеффрису.

Тот занялся внесением изменений, количество которых постепенно привело к появлению чего-то принципиально отличающегося от «бомбарды». Конечный продукт, названный «плечевое орудие Джеффриса», унаследовал от предшественника разве что принцип стрельбы с плечевого упора и использование шточных боеприпасов — гранат с трубчатым хвостовиком, рассчитанным под шток-направляющую самого оружия.

Нет брони против PIAT

Желоб с направляющей в виде трубы с отсутствующей верхней секцией крепился спереди к корпусу диаметром 83 миллиметра, прикрытым сзади затыльником. Кроме того, снизу крепился прямоугольный кожух со спусковым механизмом. На левой поверхности трубы находились прицельные устройства. Само оружие представляло собой симбиоз стрелково-артиллерийской и реактивной систем.

У реактивных гранатометов, эра которых еще только наступала, вырывавшаяся сзади струя газов могла обжечь того, кто находился за спиной стрелка. Соответственно они были непригодны и для стрельбы из закрытых помещений. У «плечевого орудия Джеффриса» этот вопрос снимался, и к тому же оно являлось полуавтоматическим, что вообще было необычно для гранатометов, зато позволяло вести огонь со скоростью до восьми выстрелов в минуту.

Действие полуавтоматики, как водится, основывалось на принципе отдачи тяжелого свободного затвора с его выкатом при выстреле. Соответствующая конструкция оказалась упрятана внутрь трубчатого корпуса и была на удивление несложной. В центре крышки в переднем торце корпуса находился трубчатый шток с игольчатым бойком ударника внутри. Задним торцом ударник взаимодействовал с боевой пружиной, а на его нижней поверхности имелась выемка для взаимодействия с шепталом. Ударник соединялся с затыльником механической тягой, которая, в свою очередь, осуществляла взведение механизмов.

Внешне конструкция производила необычное впечатление, поскольку у оружия отсутствовал ствол. Для производства выстрела требовалось оттянуть ударник, взводя мощную пружину, после чего снаряд укладывался в образовавшийся лоток. При нажатии на спуск стержень ударника входил внутрь хвостовика снаряда и разбивал капсюль. Снаряд летел в цель, а пороховые газы выталкивали стержень ударника назад, снова взводя пружину. Никаких средств блокировки механизмов не использовалось.

Прицельные приспособления крепились к металлическим основаниям на левой поверхности корпуса. Складная сошка могла состоять как из одной, так и из двух ножек и крепилась к передней части корпуса. Резиновая накладка затыльника призвана была ослаблять удар в плечо стрелка при отдаче.

От «бомбарды» Блэкера был унаследован кумулятивный боеприпас. Использовались три вида гранат — противотанковая, осколочная и дымовая, причем бронепробиваемость противотанковой гранаты достигала 120 миллиметров, что превышало толщину брони любого из тогдашних танков. Масса ее при диаметре 83 миллиметра составляла 1,5 килограмма. Общая же масса самого оружия (без боеприпаса) — 14,4 килограмма при длине 990 миллиметров и максимальном диаметре 90 миллиметров.

Для подготовки оружия к стрельбе следовало сначала разблокировать его, повернув затыльник на небольшой угол. Затем, упершись ногами в затыльник, стрелок тянул его за спусковую скобу, что приводило к сжатию боевой пружины и постановке ударника на взвод. Затыльник возвращался в прежнее положение, граната помещалась в лоток, надеваясь хвостовиком на шток. Гранатометчик наводил оружие на цель и нажимал на спуск, что приводило к смещению шептала и освобождению ударника, уходившего вперед и бившего по капсюлю боеприпаса. Граната улетала в противника, а пороховые газы откатывали ударник назад, сжимая боевую пружину, фиксировавшую шептало. Взрыв боеприпаса происходил при ударе.

При испытаниях дальность прямого выстрела достигала 110 метров, а при стрельбе с большим углом возвышения — до 300-350 метров. Разумеется, в последнем случае точность оставляла желать лучшего, зато открывалась возможность использовать новинку в качестве обычного миномета.

Только для крепких парней

Гранатомёт PIATГлавным недостатком этого оружия было то, что для его взведения требовалось прилагать слишком большие усилия. Хилый боец мог вообще не справиться с подобной задачей без помощника. Отдача тоже была неслабой.

В общем, положительно оценив оружие, армейское командование все-таки решило, что для его обслуживания требуется двое бойцов, один из которых будет выполнять еще и функции подносчика боеприпасов.

Поскольку оружие было принято на вооружение, Блэкер поднял вопрос о своих авторских правах. На самом деле от его «бомбарды» осталось совсем немного, и внешне она была похожа на детище Джеффриса, но 25 тысяч фунтов вознаграждения из казны военного министерства он все-таки выцарапал.

И вообще, чтобы споров из-за авторства больше не возникало, гранатомет решили зашифровать такой вот безымянной аббревиатурой PIAT (Projector Infantry Anti-Tank — «Гранатомет, пехотный, противотанковый»).

Основное производство разместили на предприятиях корпорации «Imperial Chemical Industries», хотя отдельные партии выпускались и на заводах других компаний.

PIAT поспел как раз к высадке на Сицилии, где впервые был опробован в деле канадскими частями. Потом грянули затяжные бои в Италии и, конечно, Нормандская операция.
Из-за громоздкости и тугого взвода PIAT в войсках недолюбливали, но все же ценили его способность пробивать броню любых танков.

Иногда фронтовые умельцы прибегали к нестандартным решениям. Например, «пиаты» общим числом до 14 установок могли монтироваться в одном блоке, превращаясь по своей огневой мощи в аналог мобильного минометного дивизиона.

Всего на английских предприятиях было выпущено около 115 тысяч гранатометов и порядка 7,5 миллиона боеприпасов.

Помимо британских вооруженных сил, а также армий доминионов (Канады, Австралии, Новой Зеландии, Южной Африки), англичане поставляли «пиаты» отрядам Сопротивления — прежде всего французским маки и польской Армии Крайовой. Красной армии досталось всего около тысячи экземпляров.

В короткий, но яркий период 1943-1944 годов «пиаты» воевали на самых отдаленных театрах боевых действий от Италии и Греции до Норвегии и от Белоруссии до Нормандии.

Однако на Западном фронте ведущая роль постепенно переходила от англичан к американцам, которые располагали в качестве основного противотанкового средства базуками — менее убойными, но зато менее громоздкими и простыми в эксплуатации, если, конечно, не считать вырывавшейся сзади струи газов.

Уже к концу 1944 года производство «пиатов» прекратилось, но после Второй мировой войны британцы охотно делились этими гранатометами с армиями своих бывших колоний — Египта, Ирака, Иордании, а также противостоящего им Израиля. Соответственно, именно арабо-израильская война 1948-1949 годов и стала эпилогом в недолгой, но достаточно яркой судьбе творения Блэкера — Джеффриса.

Александр СОКОЛОВ

,   Рубрика: История оружия




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:72. Время генерации:0,901 сек. Потребление памяти:32.75 mb