История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Семь недель Фёдора II

Сын царя Бориса Годунова рос весьма умным и образованным молодым человеком. И, став правителем Руси, он наверняка принёс бы множество благ своей державе. Да только когда он в 1605 году взошёл на русский престол, обстоятельства оказались против него…

Новая династия

В конце 16-го века умер сын Ивана Грозного царь Фёдор I. Так как он был бездетным, вместе с его уходом прервалась знаменитая династия Рюриковичей, правившая на Руси более семи столетий. Держава же оказалась в руках шурина покойного царя — Бориса Годунова. О том, как это произошло, мы подробно рассказывали в «Тайнах XX века» №6 за 2015 год. Взойдя в 1598 году на трон, Борис решил, что теперь именно ему суждено стать родоначальником новой правящей династии, а власть перейдёт к его потомкам. Тем более, у него уже подрастал достойный наследник — девятилетний сын Фёдор.

Юный Годунов действительно мог в будущем стать мудрым и просвещённым правителем. У мальчика имелись для этого все задатки. Как писал о Фёдоре русский историк Николай Карамзин: «Он соединял в себе ум отца с добродетелию матери». Фёдор получал европейское образование, с юных лет учился управлять державой, вместе с отцом заседал в Думе, принимал послов и даже имел собственную государственную печать.

Когда наследнику исполнилось 15 лет, отец подобрал для него и достойную невесту царских кровей — Елену, дочь грузинского правителя Георгия X. Правда, избраннице на тот момент было всего десять лет. Получив согласие царя Георгия на свадьбу, посол Годунова хотел немедленно везти Елену в Москву, чтобы та пожила при дворе до совершеннолетия и за это время обучилась русским обычаям и языку. Однако отец девочки решил иначе:

— Отправлю её на Русь со следующим посольством.

И, как оказалось, это было верное решение. Ведь даже если бы Елена и отправилась в Москву сразу, она всё равно не успела бы увидеть своего жениха…

Права на престол

13 апреля 1605 года после болезни умер Борис Годунов. Как он и желал, трон сразу же перешёл к его сыну Фёдору. Да только власть досталась ему в недоброе время. За последние несколько лет правления авторитет Годунова-отца сильно упал в глазах подданных. 17-й век на Руси начался с неурожая, да такого, что три года в государстве свирепствовал голод. Народ тут же решил, что это — кара Божья, а виной всему Годунов, узурпировавший власть. Тем более, ходили слухи, что именно по приказу Бориса убили одного из последних Рюриковичей — малолетнего Дмитрия, наследника Ивана Грозного. Ведь, выживи тот, Годунов не сел бы на трон. И теперь после смерти Бориса народная ненависть к нему перекинулась на его сына.

Между тем прошёл слух, что династия Рюриковичей вовсе не оборвалась: Дмитрию удалось выжить, и теперь он идёт на Русь, чтобы вернуть себе трон отца.

— Вот он наш законный правитель — сын самого Иоана Грозного. Он избавит нас от бед! — поговаривали в народе.

Незадолго до смерти в январе 1605 года Борису Годунову удалось разгромить армию самозванца. Однако тот собрал новое войско. Теперь же дать бой Лжедмитрию предстояло новому царю, которому едва исполнилось шестнадцать.

Верность присяге

Чтобы хоть как-то вернуть расположение народа, Фёдор и его мать вдова Мария стали щедро раздавать дары «на помин души покойного царя». Стараясь заполучить сторонников из знати, они помиловали многих, кто подвёргся при Борисе опале. Так что в день наречения юного Фёдора II на царство москвичи всё-таки присягнули ему:

— Клянёмся служить царице Марии и царю Фёдору, не изменять им, не умышлять на их жизнь и не хотеть на государство Московское злодея, именующего себя Димитрием!

Фёдор и его мать понимали, что главная опора государства — армия. К тому же без неё самозванца не остановить.

Новым командующим войсками избрали Петра Басманова, уже некогда отличившегося в битве с Лжедмитрием.

— Служи нам, как ты служил отцу моему! — обратился к нему юный Фёдор.

— Клянусь умереть за царя и царицу! — с жаром ответил Басманов.

Новый воевода тут же отправился к русскому войску, которое в тот момент осаждало город Кромы — за его стенами укрылись сторонники самозванца. Басманов объявил бойцам о смерти Бориса и о том, что отныне на Руси новый правитель. При этом добавив:

— Царь Фёдор обещает своему верному усердному войску беспримерные награды после сорочин Борисовых.

Подобно москвичам, и армия присягнула в верности новому монарху. Это произошло на глазах приехавшего вместе с воеводой патриарха, который тут же поспешил в столицу, чтобы объявить эту радостную новость Фёдору. А вскоре открылось, что Басманов изменил Фёдору и перешёл на сторону самозванца, а вместе с ним и большая часть русской армии.

Измена

Гибель Фёдора Годунова

Оказалось, что с момента прибытия к войску Пётр Басманов тайно подговаривал воинов и их командиров:

— Для нас одна присяга законная: данная Иоанну и детям его. Клятвы, взятые с нас на имя Бориса и Фёдора, суть — плод обмана и недействительны, когда сын Иоаннов не умирал и здравствует в Путивле.

7 мая Басманов выехал на коне в центр русского лагеря и громко объявил:

— Димитрий — царь Московский!

— Да здравствует же отец наш, государь Дмитрий Иоаннович! — ответили ему рязанские полки.

Оказалось, что помимо рязанцев, на сторону самозванца перешли сыны Тулы, Коширы, Алексина и многих других городов. Увидев, что большая часть русского воинства изменила Годунову, верные царю солдаты и их полководцы поняли, что у них нет иного выхода, кроме бегства в Москву. И недавние братья по оружию долго преследовали их и били беспощадно.

Осада с Кром была тут же снята. Осаждённые вышли из города и стали братски обниматься со своими бывшими неприятелями. Один из изменников, князь Иван Голицын, поспешил в Путивль, чтобы поклониться самозванцу.

— Сын Иоаннов! — объявил он восседающему на троне Лжедмитрию. — Войско вручает тебе державу. Обольщённые Борисом, мы долго противились нашему царю законному: ныне же, узнав истину, все единодушно тебе присягнули. Иди на престол родительский. Если Москва дерзнёт быть строптивою, то смирим её. Иди с нами в столицу, венчаться на царство!

Путь самозванца

И самозванец пошёл. Везде, где он проходил, народ радостно встречал его с дарами. Города и крепости распахивали перед ним ворота. Москва же все ещё оставалась верна Фёдору. Тогда самозванец выслал в Красное Село (московский пригород) двух красноречивых сановников, которым удалось-таки посеять зерно сомнения в народе. Разгоревшиеся в Красном Селе недовольства тут же перекинулись на Москву. 1 июня 1605 года народ заполнил кремлёвскую площадь, решив послушать, что же всё-таки скажут сановники Лжедмитрия.

— Вы клялися отцу моему, не изменять его детям и потомству во веки веков, но взяли Годунова в цари, — зачитал с Лобного места посланец самозванца обращение своего господина. — Не упрекаю вас: вы думали, что Борис умертвил меня в летах младенческих. Неведение и страх извиняют вас. Уже судьба решилась: города и войско мои. Дерзнёте ли на брань междоусобную в угодность Марии Годуновой и сыну её?

Народ заколебался. Одни стали поговаривать о том, что Дмитрий — всё-таки законный наследник престола. Ведь многие русские вельможи признали его! Других пугало приближающаяся к столице рать. Третьи вспомнили грехи ненавистного Бориса Годунова. Так или иначе, но мнение народа оказалось таково: «Должно прибегнуть к милосердию Димитрия!». Кровь царя

Всё это время Фёдор с родственниками и приближёнными трепетал от страха, запершись в Кремле. Верные царю бояре вышли было на площадь, чтобы схватить посланцев Лжедмитрия, да только народ стал на их защиту.

— Время Годуновых миновалось! — послышались возгласы в толпе. — Да здравствует царь Дмитрий! Гибель племени Годуновых!

И разъярённая толпа ринулась в Кремль. Охрана разбежалась, и мятежники беспрепятственно ворвались во дворец. Стащив Фёдора с трона, его вместе с приближёнными взяли под стражу. А к Лжедмитрию, который уже находился вблизи Москвы — в Серпухове, тут же отправили гонца.

— Москвичи молят тебя о прощении и обещают сдаться, — сообщил тот самозванцу. — Иди с богом к нам, все твои враги уничтожены, кроме молодого Фёдора, его матери и сестры. Они живы, но содержатся под такими замками, что тебе нечего их опасаться.

— Я не въеду в столицу прежде, чем будут уничтожены те, кто меня предал. Все до единого! — ответил тот. — И раз уж большинство из них уничтожено, то пусть уберут с дороги также и молодого Фёдора Борисовича с матерью. Тогда только я приеду и буду вам милостивым государем.

10 июня гонец вернулся в Москву и объявил волю самозванца. В тот же день в палаты, где содержались пленники, ворвались убийцы. Сначала они удавили царицу Марию, а затем набросились на Фёдора. Царь по природе был юношей весьма крепким и оказал сопротивление. Он долго боролся одновременно с четырьмя убийцами, однако те всё же смогли его одолеть. Фёдора постигла та же участь, что и мать. Народу же объявили, что Фёдор и его мать покончили с собой — отравились. Жизнь сохранили лишь сестре царя, Ксении Годуновой, да и то лишь потому, что наслышанный о её красоте самозванец решил сделать её своей наложницей.

Тела Фёдора и Марии, а также извлечённые из усыпальницы останки Бориса Годунова отвезли в Сретенку в бедный монастырь и зарыли на кладбище без почестей и церемоний. А вскоре после этого под звон колоколов и ликование народа столица встречала нового государя.

Олег ГОРОСОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Дворцовые тайны     Следущая












Интересные сайты: