История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Проклятие епископа Станислава

Мировая история изобилует конфликтами властителей и святителей, то есть коронованных владык и церковных иерархов. Порой верх брали святители (например, в противостоянии императора Священной Римской империи Генриха IV и папы римского Григория VII), но чаще всё же — венценосцы, особенно если они были деспотами и самодурами (как царь Иван Грозный, погубивший митрополита Филиппа Колычева). Но сегодня пойдёт речь о почти забытом столкновении первых лиц светской и церковной властей, закончившемся смертью обоих и окружённом мистической тайной, получившей название «проклятие епископа Станислава».

Правнук князя Святослава

Болеслав II Смелый

Польский король Болеслав II Смелый (1042-1081 годы) был правнуком великого русского полководца, киевского князя Святослава Игоревича по материнской линии (его матерью была Добронега (Мария) — дочь крестителя Руси, великого князя киевского Владимира Святославича). Не потому ли он отличался силой характера, воинской доблестью и энергичностью в своих устремлениях?! Подобно своему предку он всю жизнь проводил в военных походах вдали от дома, порой пренебрегая внутренними проблемами королевства.

Совершив несколько удачных походов в 1061-1063 годах, Болеслав прирастил свои владения, захватив Верхнюю Словакию. Эта авантюра сошла ему с рук только потому, что властитель Священной Римской империи Генрих IV, имевший свои виды на эту территорию, был всецело поглощён борьбой с заклятым врагом папой римским Григорием VII и ему было не до польского выскочки. Болеслав неоднократно вмешивался в дела соседних государств. Например, в 1057 году он помог венгерскому герцогу Беле отнять престол у своего брата короля Эндре I, а в 1068 году, совершив поход на Киев, вернул великое княжение Изяславу Ярославичу.

Венценосный психопат

Столь же решительно польский король наводил порядок в собственных владениях, не чураясь таких мер борьбы с преступностью, которые в наше время назвали бы садистскими. К примеру, насильников наказывали так: сквозь мошонку осуждённого продевали цепь и ею же приковывали к позорному столбу. При этом преступнику вручали острый нож, чтобы он мог сам решить собственную участь: отрезать искалеченные гениталии и спасти жизнь либо сохранить драгоценный орган и завершить своё никчёмное существование в унижениях и мучительных страданиях. Не менее суров король был и к прелюбодейкам. Незаконнорожденных младенцев он приказывал убивать, а их несчастных матерей заставлял кормить грудью щенков. Жестоко, но эффективно: преступления на сексуальной почве во владениях Болеслава были практически искоренены.

Однако сам борец за нравственность не отличался добродетельным поведением. Жестокий и мнительный, он казнил своих подданных при малейшем подозрении в измене или злоумышлении на монаршую особу. Известен случай, когда одного придворного король безвинно заточил в темницу, а красавицу жену бедолаги взял в наложницы.

Летописи 11-го века подробно рассказывают о множестве нелепых выходок Болеслава, необъяснимых с точки зрения нормального человека. В прошлом веке эти старинные документы исследовали психиатры и судебные медики. Они пришли к выводу, что Болеслав Смелый был ярко выраженным психопатом с признаками шизоидного распада личности.

Убийство у алтаря

Зверства и безнравственное поведение короля привели к тому, что в среде польского рыцарства и придворных кругах зрел заговор, духовным вождём которого был краковский епископ Станислав. Он единственный осмеливался открыто обличать тирана. Епископ увещевал короля, призывая явить христианское милосердие и не карать виновных столь жестоко, а самому вести нравственную жизнь. Когда же понял, что все увещевания тщётны, он отлучил Болеслава от Церкви, что в те времена делало королевскую власть нелегитимной.

Последствия столь дерзкого поступка не заставили себя ждать. Разгневанный король со своими дружинниками ворвался в краковский собор, где Станислав служил мессу. Монарх приказал своим слугам убить епископа, но те замялись на пороге, не решаясь поднять руку на священнослужителя. Тогда Болеслав сам бросился к алтарю и нанёс епископу мечом смертельную рану в затылок. Подоспевшие дружинники изрубили тело Станислава на куски. Останки выбросили на съедение диким зверям. Но прихожане подобрали их и похоронили епископа по христианскому обычаю.

В 1963 году профессор Ян Ольбрыхт и доктор Мариан Кусяк провели экспертизу мощей из реликвария святого Станислава, находящегося в сокровищнице кафедрального собора в Вавеле, и пришли к следующему выводу: святой епископ погиб в возрасте примерно 40 лет. На черепе остались следы семи ударов мечом. Самая глубокая рана — длиной 45 миллиметров и глубиной около шести миллиметров. Удары были нанесены сзади. Таким образом, предание обрело научное подтверждение.

Возмездие убийце

По преданию, перед смертью епископ Станислав успел проклясть короля-убийцу. И это проклятие стало сбываться незамедлительно. Возмущённый неслыханным злодеянием народ поднял мятеж, и Болеслав был вынужден бежать из Польши. Он нашёл приют в Венгрии, где старался убедить короля Владислава помочь ему вернуть трон. Последние годы жизни Болеслава Смелого покрыты завесой тайны. По одной из версий, он скончался в 1081 году кающимся монахом в бенедиктинском аббатстве в Осяке (Югославия), по другой — был убит венграми, по третьей — покончил с собой в приступе безумия. Место его погребения неизвестно. В 1839 году было доказано, что так называемая могила короля Болеслава в краковском замке Вавель содержит останки одной знатной дамы 16-м столетия, чью могилу неизвестно кто и когда «украсил» надгробной плитой с именем короля…

Короли-«несчастливцы»

В 1254 году епископ Станислав был причислен к святым мученикам и с тех пор считается небесным покровителем Польши.

Уже в раннем Средневековье возникла традиция: каждый новый король, восходящий на престол, обязательно проходил пешком путь от замка Вавель к собору, где был убит Станислав, и там, преклонив колени у алтаря, просил прощения за «грех предка своего Болеслава». Прервалась династия Пястов, к которой принадлежал Болеслав, на троне побывали и мазовецкие князья, и чешские короли, оборвались роды Андегавенов, через 200 лет — Ягеллонов, наступило время выборных монархов — но древний обычай неукоснительно соблюдался долгие столетия, всё время существования королевской власти.

Кроме того, по неписаному правилу, на краковское епископство не назначались священники по имени Станислав. Это имя избегали давать мальчикам, рождавшимся в сменявших друг друга королевских .династиях. А когда пришло время выборных королей, кандидаты на престол с этим именем суеверно отвергались.

Лишь 18-й век принёс на польскую землю дух «свободомыслия», «просвещённости» и презрения к старым суевериям. И два короля, взошедшие на польский трон, пренебрегли древней традицией, отказавшись поклониться праху святого Станислава. Короновались они не в Кракове, а в Варшаве. И оба носили «запретное» имя — Станислав. И лишь эти двое после Болеслава Смелого стали изгнанниками, свергнутыми с престола и погребёнными на чужбине!

Станислав Лещинский был избран сеймом королём Речи Посполитой в 1704 году благодаря поддержке шведского короля Карла XII, чьи войска в ходе Северной войны вторглись в Польшу. На троне он удержался лишь пять лет. В 1709 году, после разгрома шведов под Полтавой, Лещинский был вынужден бежать в Пруссию, а затем в Швецию. В 1733 году ему удалось вторично стать королём, опять же исключительно благодаря поддержке Франции и польских магнатов. Но он не удержался на престоле и года. Когда на территорию Речи Посполитой вступил 20-тысячный русский корпус под командованием генерала Петра Ласси, Лещинский был вынужден навеки покинуть страну. Он скончался во Франции после тридцатилетнего прозябания в роли приживальщика версальского двора.

Станислав Понятовский, один из первых фаворитов Екатерины II, был избран королём в 1764 году по воле своей возлюбленной. Имея перед собой печальный опыт Станислава Лещинского, он попытался нейтрализовать легендарное проклятие «за грех предка своего Болеслава». Во искупление нарушенной традиции коронации новоизбранный монарх решил попросить прощения у святого покровителя Польши другим способом — учредив орден Святого Станислава. Этот орден по значимости стоял сразу же после высшей государственной награды Речи Посполитой — ордена Белого орла. Но это не помогло Понятовскому. Он также провёл последние годы своей жизни в изгнании и остался в истории с клеймом ещё большего несчастливца: именно при нём Польша перестала существовать как самостоятельное государство.

Материалисты могут объяснить схожесть судьбы этих двух монархов простым совпадением, продиктованным теорией вероятности, а мистики — действием древнего проклятия епископа Станислава.

Николай ВАЛЕНТИНОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Дворцовые тайны     Следущая












Интересные сайты: