История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Афёра Гая Фокса

Каждый год с 4 на 5 ноября в Британии и некоторых других англоязычных странах празднуют «ночь Гая Фокса». При этом пускают фейерверки и сжигают чучело этого легендарного заговорщика. В последнее время модным символом стала еще и ухмыляющаяся «маска Гая Фокса», которую используют в различных акциях протеста. Между тем этот почти культовый персонаж был всего лишь исполнителем чужих замыслов.

В 1603 году на английский престол вступил шотландский монарх Яков VI Стюарт, именовавшийся после объединения двух королевств Яковом I. Англичане и шотландцы пытались забыть старые распри. Водораздел проходил теперь не по национальному, а по религиозному признаку. Не признававшие авторитет папы римского последователи англиканской и пресвитерианской церквей видели главную опасность в своих соотечественниках-католиках. Король Яков, чтобы не утратить поддержку большинства подданных, периодически устраивал гонения на католиков. Рядовых прихожан облагали дополнительными налогами и ограничивали в правах, священников казнили самыми изуверскими способами. Естественно, католики, связывавшие с Яковом I определенные надежды, были разочарованы. И тогда группа молодых дворян устроила против него заговор, получивший название Порохового.

Команда отца Гарнета

Замысел заключался в том, чтобы заложить бочки с порохом под тем зданием комплекса Вестминстерского дворца, в котором заседала палата лордов. А когда король будет выступать на открытии очередной сессии парламента - взорвать всех разом. Далее следовало поднять восстания в тех графствах, где влияние католиков было наиболее сильным, используя в качестве знамени дочь короля - принцессу Елизавету.

Вдохновителем заговора был глава английских иезуитов отец Гарнет. Фактическим же руководителем стал дворянин Роберт Кейтсби, ранее участвовавший в мятеже, поднятом против королевы Елизаветы I ее фаворитом графом Эссексом, и сумевший тогда отделаться крупным штрафом. Истовым католиком он стал после смерти одного из своих детей и почти одновременной кончины родителей. Подобные напасти Кейтсби мог воспринять как небесную кару за женитьбу на протестантке.

Среди других участников заговора следует выделить Томаса Винтера, поддерживавшего связь с правительством католической Испании, и Томаса Перси, который отслеживал настроения в высших сферах. Особые надежды связывались с близким родственником Кейтсби и еще одним участником мятежа Эссекса Фрэнсисом Трэшемом, отец которого был неформальным лидером британских католиков и человеком весьма состоятельным. Но в подробности заговора его поначалу не посвящали.

Самую же большую известность приобрел Гай Фокс, которому следовало поджечь фитиль в тот момент, когда король начнет произносить свою речь перед лордами. Он родился в 1570 году в семье скромного судебного чиновника. Ревностным католиком Фокс стал под влиянием отчима (католического священника). В возрасте 22 лет он даже отправился в Нидерланды, чтобы воевать с тамошними протестантами в рядах испанской армии. Сражался он храбро и, будучи представлен к званию капитана, решил набросать проект организации католического восстания у себя на родине. Испанцы сочли план легкомысленным, но познакомили Фокса с гостившим у них Винтером. Вместе они вернулись в Англию, чтобы осуществить теракт, подобного которому еще не знала история.

Pоковое письмо

Поначалу все шло превосходно. Чтобы устроить подкоп, Кейтсби арендовал дом Винегрхаус, примыкавший к Вестминстеру, и без особых проблем обеспечил доставку туда 36 бочонков с порохом. Затем Перси договорился с владельцами подвала, который находился под самой палатой лордов. Выселив оттуда торговый склад, заговорщики сложили в нем свой смертоносный груз, прикрыв его настилом из угля, камней и битого стекла. Заряда хватало на то, чтобы причинить существенные разрушения всему дворцовому комплексу. Что же касается короля и парламентариев, то выжить при взрыве у них не оставалось никаких шансов.

Первый тревожный звонок прозвенел, когда было объявлено о переносе открытия сессии с 7 февраля на 3 октября, а затем на 5 ноября 1605 года. Таким образом, возрастал риск, что кто-нибудь, случайно забредя в подвал, обнаружит там бочонки с порохом.

Однако месяц шел за месяцем, и все оставалось без изменений. Дата открытия сессии приближалась, и заговорщики стали задумываться над тем, что они будут делать после уничтожения короля и парламента. Для разжигания восстания в графствах требовались деньги. Тогда Кейтсби раскрыл карты перед Трэшемом, который недавно потерял отца и вступал в права наследования. Тот сообщил, что заговор поддерживает, но выделить может сущую мелочь, поскольку наследство обременено долгами.

26 октября за ужином один из лидеров католической партии, член палаты лордов барон Монтингл получил письмо, анонимный автор которого советовал ему не ходить на сессию парламента, поскольку Бог задумал покарать нечестивого короля «страшным ударом».Несмотря на поздний час, Монтингл поспешил в королевскую резиденцию, где за отсутствием Якова I показал письмо лорду-хранителю малой печати - горбуну Роберту Сесилу, графу Солсбери.

На следующий день заговорщики узнали о письме и сразу заподозрили в его написании Трэшема. Во-первых, его сестра была замужем за Монтинглом, а во-вторых, он сам был жизнью обязан барону, заступившемуся за него после заговора Эссекса. Кейтсби отправился убивать предателя, но Трэшем сумел убедить его, что ни сном, ни духом к письму не причастен. Гай Фокс между тем сбегал в подвал и сообщил, что бочонки с порохом лежат в целости. Посовещавшись, заговорщики решили покинуть Лондон до «дня X» и приступить к разжиганию восстания. Гай Фокс остался в столице, чтобы исполнить свою миссию.

Фиаско в последний момент

В ночь на 5 ноября посланные осмотреть прилегающие здания королевские стражники во главе с судьей Ниветом обнаружили подвал с порохом и выходившего из него Гая Фокса. Заговор, который строили больше года, рассыпался в одно мгновение. Гай Фокс, поняв, что все кончено, заверил стражников: «Если бы вы захватили меня внутри, то я взорвал бы и себя, и вас, и все здание».

Вообще, арестованный держался перед королем и следователями с такой непринужденной веселостью, что они были им почти очарованы. Однако когда Фокс заявил, что не может выдать своих соучастников, его отправили на пыточный станок. Там он утратил и свою веселость, и молчаливость. Картина заговора стала совершенно ясна.

Начались аресты. Кейтсби с основной группой заговорщиков уже находился в графстве Стаффордшир. При переправе через реку они намочили порох и остановились в доме одного из сочувствующих. Во время просушки порох рванул, и это выдало их местонахождение. Хотя обошлось без жертв, вскоре здание было обложено отрядом из 200 человек под командованием местного шерифа.

Кейтсби и Перси погибли в бою. Винтера взяли раненым. Трэшема арестовали в его поместье: до суда он не дожил, умерев, как считается, от пережитых потрясений.

Отец Гарнет и его коллега отец Олдкорн вместе с двумя слугами спрятались в поместье семейства Эбингтон, в потайных комнатах. Их преследователи несколько дней методично простукивали полы и стены и, в конце концов, нашли убежище иезуитов.

Для короля поимка заговорщиков стала успешной пиар-акцией, позволившей получить от парламента добро на чрезвычайные налоги. Естественно, это породило малоубедительную версию, будто заговорщиками манипулировали королевские агенты. Открытым остается вопрос об авторе анонимного письма: многие считают, что его написал сам себе барон Монтингл, который через супругу что-то узнал о заговоре и решил прослыть спасителем Отечества. Он действительно получил от короля поместье и денежную премию в 500 фунтов, которую весьма удачно вложил в Ост-Индскую компанию. Но вообще, складывается впечатление, что заговорщикам просто не повезло. Бочонки с порохом благополучно пролежали в подвале почти год. Еще несколько часов - и Гай Фокс сделал бы свое дело...

Дмитрий МИТЮРИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Дворцовые тайны     Следущая












Интересные сайты: