История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Царская забава

Никто точно не может сказать, когда человек впервые использовал для охоты специально обученных хищных птиц. Впрочем, большинство историков все же считают, что соколиная охота появилась сначала на Востоке - в Индии, Китае и Междуречье, а оттуда уже пришла в средневековую Европу. Хотя и на Востоке продолжают до сего времени охотиться на пернатую и четвероногую дичь с помощью ловчих птиц.

Охота с соколами в Европе впервые упоминается в письменных источниках еще в V веке. А в 800 году император Карл Великий издал закон, касающийся приученных к охоте ястребов, соколов и кобчиков и определяющий взыскания за убитых или украденных птиц.

Услада для богатых

С самого начала этот вид охоты в Европе считался забавой для богатых людей. Сами соколы стоили больших денег, не менее дорого было их обучение и содержание. Сначала птицу нужно было приучить к охотнику, заставить ее брать корм из его рук, спокойно сидеть на толстой кожаной перчатке в специальном колпачке, закрывающем глаза. Ну и самое главное - возвращаться назад после того, как дичь будет сбита на лету быстрым соколиным ударом.

Для охоты использовали не только соколов. Обучали охоте ястребов и даже орлов. Существовала иерархия, регламентирующая, с какой птицей могли охотиться люди разных званий и положений. Только императору можно было охотиться с беркутом, королю - с ирландским кречетом. Князья и лорды могли охотиться с сапсаном, бароны - с канюком, простые рыцари - с соколом-балобаном. Свободный крестьянин мог охотиться с ястребом-тетеревятником, священник - с ястребом-перепелятником.

Многие европейские монархи не только увлекались соколиной охотой, но и писали книги, посвященные обучению ловчих птиц и рассказывающие о правилах охоты с ними. Император Фридрих I Барбаросса лично обучал соколов, а его сын, император Генрих VI, был большим любителем этой забавы. В 1240-х годах император Фридрих II Гогенштауфен написал трактат под названием «Искусство охоты с птицами», а в ответ на требование монгольского хана Батыя покориться ему с издевкой отвечал, что мог бы быть полезен хану в качестве сокольничего.

Английский король Эдуард III, тоже большой любитель охоты с ловчими птицами, объявил, что будет казнен тот, кто похитит ястреба или сокола, и будет посажен в тюрьму на год и один день тот, кто разорит ястребиное гнездо. Ландграф Людвиг IV Гессенский в 1577 году запретил под страхом жесткого наказания разорение соколиных гнезд и ловлю самих соколов, а при ландграфе Филиппе Гессенском всякий, кто имел голубей, должен был отделять десятого голубя княжескому сокольничему.

Кормилец рода Чингисхана

На Востоке же - предполагаемой родине соколиной охоты - ловчих птиц держали не только представители местной аристократии, но и простые люди. Там охота была не только забавой, но и средством добывания хлеба насущного.

Например, серый кречет, держащий в когтях черного ворона, был изображен на знамени знаменитого «потрясателя вселенной» Чингисхана. И это не случайно. По преданию, эта хищная птица была покровителем всего рода Чингисхана, так как его бедный предок Бодончар жил исключительно благодаря охоте со своим прирученным кречетом.

Ну а богатые люди держали десятки ловчих птиц и не жалели денег на приобретение новых. Больше всего на Востоке ценились белые кречеты, обитавшие на севере Европы. За них восточные владыки готовы были заплатить огромные деньги.

Как дороги были эти птицы, можно судить по такому эпизоду. Когда турецкий султан Баязид Молниеносный в битве при Никополе в 1396 году взял в плен герцога Неверского и много французских дворян, то он потребовал за их освобождение огромную сумму, которую их родственники вряд ли могли собрать. Но герцог Бургундский, зная страсть султана к соколиной охоте, послал ему вместо денег двенадцать белых кречетов. И он не ошибся - все пленные французы, после того как птицы были вручены Баязиду, были сразу же отпущены.

И по сей день в степях Средней Азии живут охотники, которые, как и сотни лет назад, верхом выезжают за добычей со своими ловчими птицами. Они охотятся не только на уток и фазанов, но и на более крупную дичь. Обученные беркуты берут не только зайцев, но и лис, а случается, и волков.

От Олега Вещего до Алексея Михайловича Тишайшего

Царская забава

На Руси соколиная охота была известна еще с древнейших времен. В IX веке князь Олег Вещий устроил в своей резиденции в Киеве соколиный двор, где занимался разведением ловчих птиц для княжеской охоты.

Киевский князь Владимир Мономах в своем знаменитом «Поучении» писал: «.. .весь наряд и в дому своем, то я творил есмь и в ловчих ловчий наряд сам есмь держал, и в кон юсах и о соколах и о ястребах».

Уже в XIV веке появились великокняжеские слуги, которых называли сокольниками и в обязанность которых входил промысел ловчих птиц. Их добывали в Заволочье, на Печоре, Урале, в Перми, Сибири, а всего более по берегам Белого моря, особенно по Мурманскому, Зимнему и Терскому, и на Новой земле. По договорам с тогда еще независимым Новгородом, великие князья Московские ежегодно посылали туда сокольников. Новгородцам же предписывалось давать им корм и подводы. В 1550 году был учрежден специальный Сокольничий приказ. Все цари, начиная с Ивана Васильевича Грозного, держали большую соколиную охоту.

Но самым азартным любителем соколиной охоты был царь Алексей Михайлович Тишайший, написавший знаменитый труд «Урядник сокольничьего пути», ставший своего рода учебником для любителей охоты с ловчими птицами. Как человек, искренне влюбленный в соколиную охоту и, несомненно, обладающий поэтическим даром, он создал наполовину художественное произведение. «Красносмотрителен же и радостен высокого сокола лет... И зело потеха сия полевая утешает сердца печальныя и забавляет веселием радостным и веселит охотников сия птичья добыча», - так писал царь в 1656 году.

Алексей Михайлович с удовольствием занимался любимым делом, и его помытчики (обязанности которых составляли ловля и доставка птиц ко двору) ездили в самые отдаленные места за кречетами. Места, где они ловились, являлись государственной тайной - вероятно, ввиду возможного соперничества по охоте заморских государей. На вопрос иностранцев: «Где же ловится такая превосходная птица?», всегда следовал один и тот же ответ: «Во владениях нашего великого государя».

Соколиный двор царя Алексея Михайловича помещался на потешных дворах, в подмосковных селах Коломенском и Семеновском, где содержалось более 3 тысяч разных птиц: соколов, кречетов, челигов, ястребов. «Корм тем птицам: мясо говяжье и бараны идет с царского двора; да на корм тем птицам емлют кречатники и помощники голуби во всем московском государстве и у кого бы ни были и имав приводят к Москве, а на Москве тем голубям устроен двор и будет тех голубей больше 100 тысяч гнезд, а корм ржаные и пшеничные высевки идут с Житного двора», - так рассказывали современники о содержании ловчих птиц в соколином дворе Алексея Михайловича.

Ловчие птицы разделялись на статьи, и царь не только каждую птицу знал по имени, но он же сам и давал им клички. Доставка птиц с мест их ловли точно так же производилась по особым правилам, строго обусловленным самим царем, и за каждое небрежение строго взыскивалось. Охотился царь большею частью под Москвою: на Девичьем поле, в селах Коломенском, Покровском, Семеновском, Преображенском, Хорошове, Ростокине, Тайнинском, Голенищеве (Троицком). Иногда Алексей Михайлович выезжал на охоту со своим семейством, царицей и царевичами (Федором и Петром Алексеевичами), а выезд на охоту назывался походом на потехи.

По смерти царя Алексея Михайловича соколиная охота на Руси стала угасать. Со вступлением на престол его младшего сына Петра I посылка кречетов из Верхотурья была прекращена. «Дщерь Петрова» - императрица Елизавета Петровна - позднее иногда охотилась с соколами (около Угрешского монастыря и по Коломенской дороге, близ села Люберец). Эта забава пришлась по душе и императрице Екатерине II, в особенности любившей охоту с небольшими соколами-дербниками.

В последний раз охота с ловчими птицами официально состоялась в 1856 году, когда по случаю коронации императора Александра II были привезены беркуты из Оренбургской губернии и ими пробовали травить волков и лисиц. После этого охота с ловчими птицами была окончательно предана забвению.

Алексей ШИРОКОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Дворцовые тайны     Следущая












Интересные сайты: