История — это картинная галерея, где мало оригиналов и много копий

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





32 фуете на краю пропасти

Окружение последнего русского императора Николая II было крайне пестрым. Там были одиозные «старцы» и фанатичные реформаторы, упертые националисты и ловкие дельцы, меланхоличные фрейлины и веселые балерины. К последним можно причислить Матильду Кшесинскую, имевшую крохотный шанс стать русской государыней...

В жизни Матильды Кшесинской присутствовала магия чисел. Одно из них - 17 - было любимым и сопровождало эту необыкновенную танцовщицу от Петербурга до Парижа, где великая балерина и не менее великая женщина окончила свою жизнь.

Мадам 17

Многие годы спустя, когда Кшесинская ездила поигрывать в рулетку в Монте-Карло, она настолько часто ставила на любимое число, что крупье так ее и называли - Мадам 17. Притягательность этих цифр для Матильды объяснялась довольно просто: все важные события в ее жизни были мистическим образом связаны с этим числом. В 17 лет она познакомилась с будущим императором, который дал ей все. А в 1917 году она все потеряла.

Правда, родилась она не 17-го, а 31 августа 1872 года, была совсем не 17-м, а всего лишь 13-м ребенком в семье танцовщика Феликса Кшесинского и балерины Юлии Доминской. Матильда была последней из 13 отпрысков. Если судить по упоительной страсти, с какой родители рожали детей, можно понять, что этот огонь непременно должен был гореть в ком-то из потомков. И горел: помимо Матильды, которая стала не только самой известной балериной России, но и любовницей самых знаменитых мужчин того времени, артистами балета стали ее сестра Юлия, а также брат Иосиф, танцевавший после революции и умерший от голода в 1942 году в Ленинграде.

Когда Матильде было 17 и она уже танцевала в Мариинке, ее представили молодому цесаревичу Николаю. Родители будущего царя были не против, чтобы он стал мужчиной в объятиях юной танцовщицы - красивой, стройной и невероятно обаятельной.

Вялый, флегматичный, застенчивый цесаревич мало-помалу разошелся и в 1892 году стал навещать юную прелестницу у нее на дому под видом «гусара Волкова». Неудивительно, что юная Матильда влюбилась. Цесаревич дарил ей драгоценности, приобрел маленький, прелестный особняк на Английском проспекте, но, когда пришло время делать выбор - в 1894 году, перед обручением с Алисой Гессенской, он решительно разорвал отношения. Навсегда. Напрочь. Хотя чувство привязанности сохранил - Матильде было разрешено называть его на «ты» и обращаться к нему в затруднительных случаях. Николай всегда шел ей навстречу.

«Необыкновенная, нахальная, циничная, наглая...»

Матильда Кшесинская

Трудно сказать, как бы сложилась судьба Кшесинской, если бы не эта судьбоносная встреча. Несомненно, она в любом случае достигла бы успеха: характер у нее был, и был он тверже стали. Кроме того, имелись и способности, и трудолюбие. А вот особого, данного Богом таланта, как бывают у некоторых, скорее всего, не имелось. Мале (как ее часто называли) все давалось трудом, упорством и интригами. К примеру, 32 фуэте подряд в России на тот момент могла исполнить только одна Кшесинская - она всегда много репетировала и пахала через «не могу». Но балетмейстеры и театральное начальство не сильно ей благоволили: тот же Мариус Петипа ценил ее талант, но никогда не ставил ее выше других. А директор Императорских театров Теляковский и вовсе считал ее пусть и необыкновенной, но нахальной, циничной и наглой.

В те годы в России (как, впрочем, и после революции, да и сегодня - правда, больше в области спорта) считалось хорошим тоном иметь покровителя из высшего света. Для Матильды таким покровителем стал цесаревич Николай, который в 1896 году был коронован. Более высокого покровителя в России не было, и Кшесинской пришлось несколько «снизить планку». Она снизила, но не сильно - следующим избранником стал великий князь Сергей Михайлович, внук Николая I, дядя царя.

Главный инспектор артиллерии, человек богатый и щедрый, он очень хорошо относился к Матильде. Чтобы не отставать от своего венценосного племянника по части щедрости, он подарил любовнице великолепную дачу в Стрельне. Точнее, это была не дача - дворец! Кшесинская одновременно принимала до тысячи человек, дом обслуживала электростанция, которой не было даже в Зимнем дворце! Поезда ходили через Стрельну по графику, который предписывала балерина.

Одновременно с этим она была примой-балериной в Мариинке. Ее влияние на театральную жизнь Петербурга было безграничным. Публика на нее валом валила, и балетмейстеры хочешь не хочешь, а ставили спектакли «под Кшесинскую». Хотя Малечка (еще одно ее прозвище) никогда не злоупотребляла своей властью, за исключением случаев, касающихся зарубежных балерин. Она боялась, чтобы ее не затмили, и предпринимала все усилия, чтобы зарубежных артисток в России не было. Хотя был случай, когда Кшесинская показала свою власть, - директор Императорских театров Волконский однажды объявил ей выговор за то, что балерина осмелилась выступать не в том наряде, что было предписано. Актриса пожаловалась на самый вверх, и оттуда порекомендовали выговор снять, а следом Волконский, пораженный нагоняем, добровольно отправился в отставку.

Но в целом интриговать Кшесинской было особо некогда, потому что в 1900 году она влюбилась.

Следующей любовью опять стал человек великосветский. И снова - представитель династии Романовых!

Когда князья в очереди

Великая балерина еще до революции дала понять великим князьям и прочим аристократам, что за некоторыми вещами не грех и в очереди постоять. Правда, стояли они не за хлебом и селедкой, как в ноябре 1917 года, а за удовольствиями. Но все же...

В 1900 году Матильда Феликсовна при курьезных обстоятельствах познакомилась с еще одним великим князем - Андреем Владимировичем. Так уж случилось, что двоюродный брат Николая II случайно опрокинул ей на платье бокал с вином. Началось все с искренних извинений, обещания загладить вину, а закончилось многолетней связью, общим ребенком и венчанием в 1921 году. Андрей Владимирович был на 10 лет младше своего родственника Сергея Михайловича и на семь лет младше Матильды.

В 1902 году Матильда родила сына Владимира. От кого - неизвестно. Но по высочайшему повелению ему было присвоено отчество Сергеевич. Хотя поговаривали, что сын мог родиться и от одного из танцовщиков Мариинки, и от великого князя Владимира Александровича, отца Андрея Владимировича, с которым она тоже вроде поддерживала связь, и от Сергея Михайловича, и от Андрея Владимировича, который в итоге мальчика и усыновил.

Впрочем, встречаться с Сергеем Михайловичем Матильда так и не перестала. Все-таки близость к артиллерии делала его чрезвычайно привлекательным. Недаром великий князь Николай Николаевич, человек язвительный и острый на язык, писал, что во время войны с Германией ни один заказ на поставку снарядов и пушек не проходил без вмешательства Кшесинской - она сама выбирала, кому отдать «священное право» вооружать армию.

Так ли это, сказать сложно, но еще в 1906 году Матильда построила в Петербурге великолепный дом, где все было оборудовано по последнему слову техники и моды. И это притом что Матильда оставила Мариинку еще в 1904-м. Правда, у нее оставались концерты, за которые платили баснословные гонорары - от 500 до 750 рублей за выступление. Но для того, чтобы оплатить строительство такого дома, гонораров бы не хватило. Кроме того, у нее имелись вилла во французском городе Кап-д'Ай в Провансе и дом в Париже, которые тоже стоили немалых денег.

После революции 1917 года Кшесинская никак не хотела уезжать из России. У нее здесь было все, что нужно для жизни: недвижимость, деньги, связи, репутация. Но после убийства царской семьи и гибели Сергея Михайловича, который был расстрелян большевиками, она все же уехала.

Во Франции она прожила непростую, но интересную жизнь, проявив завидную стойкость и силу характера. В 1929 году Кшесинская открыла свою балетную студию, где учила танцевать будущих мировых звезд.

Ей не помогли ни драгоценности, ни деньги, ни связи - все рассыпалось под ударами судьбы. Выстояли только две вещи: стальной характер и знание ремесла. Матильда выдержала все и пережила всех - мужа, любовников, друзей. Она умерла в 1971 году в 99-летнем возрасте, успев написать книгу воспоминаний о той великой России, которую мы потеряли навсегда.

И которая у каждого из нас в сердце.

Дмитрий КУПРИЯНОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Дворцовые тайны     Следущая










Сообщество в G+