Танцы по расписанию

Автор: Maks Ноя 7, 2018

Попасть на придворный бал — это была мечта. Для большинства — несбыточная. Но, пожалуй, меньше всего императорские балы радовали самих императоров.

Тяжкий труд

Императорские балы стали традицией в XVIII веке, а в следующем столетии превратились фактически в официальные мероприятия, на которых монархи не развлекались, а «работали» — общались со своими подданными и иностранными дипломатами. Впрочем, бывали и исключения — камерные балы «для своих».

Но так получалось, что вкусы императоров и их супруг никогда не совпадали. Александра Федоровна, жена Николая I, любила танцевать, я ее муж «терпеть не мог балов и уходил с них уже в 12 часов спать». Александр II охотно отплясывал на камерных балах, а его жена относилась к ним как к обязанности. У Александра III и Марии Федоровны — все наоборот: она готова танцевать до утра, он старался поскорее уйти с бала. Николай II, по словам его сестры, «любил танцевать и был превосходным танцором». Но его супруга страдала от болезни ног и «терпеть не могла такого рода увеселений».

Однако августейшим особам приходилось забывать о своих вкусах и устраивать балы, хотели они этого или нет.

В разные годы проводилось от двадцати до тридцати подобных мероприятий. А ведь члены императорской фамилии не только устраивали, но и посещали многочисленные балы и танцевальные вечера в домах столичных аристократов, в женских институтах, в дворянском собрании. От Рождества до Великого поста «веселиться» приходилось почти каждый день. Нелегкий труд, честно говоря.

Для грузного и неповоротливого Александра III этот труд был особенно тяжек. Когда его жена не желала заканчивать с танцами (а она нередко танцевала до четырех часов утра), император, по словам современника, «придумывал особое средство». «Музыкантам приказано было удаляться поодиночке, оркестр все слабел, пока, наконец, не раздавалась последняя струна, и та, наконец, умолкала. Все оглядывались в недоумении, бал прекращался сам собой».

Пробки перед Зимним

Придворный бал

Придворные балы поражали роскошью и великолепием, но для самих императоров были нелёгкой работой

Разумеется, попасть на императорский бал мог далеко не каждый. Большие балы посещали лица, имевшие высшие чины по Табели о рангах — не ниже четвертого. А также их жены и дочери. Но бывали и исключения. Зачастую на придворных балах оказывались люди, не имевшие на это никаких формальных прав. А люди, имевшие право, но чем-либо неугодные, нередко не приглашались. «Человеку, не посвященному в таинства петербургских салонов, невозможно ни по каким соображениям угадать априори, кто принадлежит к большому кругу и кто нет», — писал барон Модест Корф.

Случались и обиды. Так, командира гвардейской дивизии генерала Николая Эттера как-то пригласили на бал в Зимний дворец, но без супруги. Он выхлопотал для нее приглашение. Но на следующие балы его опять приглашали без жены. Генерал не ездил, сказавшись больным, а потом и вовсе подал от обиды в отставку.

Официальный бал включал в себя не только танцы, но и, как правило, ужин и спектакль.

Всем этим занимались специальные распорядители. Не все они хорошо справлялись со своими обязанностями. Граф Сергей Шереметев жаловался на одного распорядителя: «Добрый малый, но с ухарскими ухватками, не вполне подходящими, кричит и командует, как в казарме».

Надо сказать, организация балов не всегда была на высоте. Это может показаться смешным, но даже в XIX веке существовала проблема дорожных пробок. Гости, количество которых могло исчисляться сотнями, подъезжали к Зимнему дворцу в своих каретах. У подъездов дворца выстраивались очереди. Приходилось заранее занимать место, чтобы не стоять в пробке несколько часов.

Уехать домой без приключений тоже удавалось не всем. Ведь одежду приходилось сдавать гардеробщикам. «Шубы отдавались мужской прислуге двора, -вспоминает начальник дворцовой канцелярии Александр Мосолов, — этому правилу подчинялись даже великие князья. К каждой шубе или меховой пелерине (в присутствии их величества носить их не полагалось) пришивалась карточка с фамилией владельца».

В качестве гардеробщиков иногда использовали солдат гвардейских полков. Выдавая одежду на выходе, они частенько путали шубы и шинели. А у Александра II, когда он еще был наследником престола, один раз вообще украли шубу на балу в Юсуповском дворце. Цесаревичу пришлось довольствоваться чужой шинелью. Шубу, правда, на следующий день нашли.

С бала на гауптвахту

Мужчины являлись на придворные балы в мундирах — военных или статских. Император всегда был одет в форму одного из гвардейских полков — того, у которого в день бала был полковой праздник, или того, который нес караул во дворце.

Форма одежды для мужчин жестко регламентировалась. По этому поводу издавались императорские указы, которые заносились в «Полное собрание законов Российской империи». Малейшие нарушения строго карались. Скажем, поэт и лейб-гусар Михаил Лермонтов из-за неформенного шитья на обшлагах мундира прямо с Царскосельского бала отправился на гауптвахту. А полковника Григория Римского-Корсакова за расстегнутый мундир в 1821 году выгнали из гвардии.

Гвардейские офицеры вообще, как и императоры, на балах «работали». Их, можно сказать, рекрутировали. «Офицерам редко присылалось личное приглашение, — вспоминает Мосолов. — В полк просто сообщали, что на такой-то бал должно прибыть столько-то офицеров. Для конногвардейцев, пока я служил в этом полку, это число составляло пятнадцать человек. Командир сам назначал офицеров, которые должны были отправиться во дворец».

Гвардейским офицерам ставилась стратегическая задача — развлекать придворных дам, не нашедших себе кавалеров. С такими дамами гвардейцы должны были танцевать и вести беседы. При этом офицерам строжайше запрещалось танцевать без перчаток. Это считалось крайне неприличным.

Парижские новинки — только для выскочек

Дамы, естественно, выбирали платья в зависимости от моды. И в зависимости от финансовых возможностей. «Я помню Зиновьеву, жену предводителя дворянства Санкт-Петербурга, на которой вместо пуговиц было девять или десять изумрудов, каждый крупнее голубиного яйца», — пишет Мосолов.

Современников, в особенности иностранцев, всегда поражало богатство нарядов. Но при выборе платья требовались вкус и знание негласных правил. Супермодные платья не приветствовались. По словам Мосолова, «люди, принадлежавшие к высшему свету, никогда не надевали на бал последние парижские новинки». В последних новинках щеголяли только выскочки, которых за глаза язвительно высмеивали.

Дамы обязательно имели при себе специальную книжечку для бала, в которую записывались порядок танцев и имена кавалеров.

При Александре III появилась новая традиция — устраивать исторические балы, на которые все являлись в одежде определенной эпохи. Особенно запомнился костюмированный бал 1903 года, который Николай II устроил в Зимнем дворце.

Все гости были в одеждах времен царя Алексея Михайловича. Несколько десятков портных шили эти костюмы, а чтобы они выглядели достоверно, пришлось покопаться в архивах. Для костюма Николая И использовали даже подлинные предметы XVII века.

По словам великого князя Александра Михайловича, императрица смотрелась бесподобно, а вот Николай II «для своего роскошного наряда быль недостаточно велик ростом». Но «бал прошел с большим успехом и был повторен во всех деталях через неделю в доме богатейшего графа А.Д. Шереметева».

Вскоре началась русско-японская война, потом — революционное брожение 1905 года. Стало не до веселья. Александр Михайлович пишет, что в 1903 году «был последний большой придворный бал в истории империи».

Анна ГЛУХОВА

, , ,   Рубрика: Дворцовые тайны



Ещё интересные материалы с сайта "Загадки истории"




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:63. Время генерации:0,584 сек. Потребление памяти:34.27 mb