Тараски не из Тараскона

Автор: Maks Ноя 17, 2018

Тараски — индейский народ, остатки которого и поныне живут на западе Мексики, — не оставили монументальных архитектурных памятников и письменных документов. Этот народ занял немного места в хрониках испанцев, не привлёк и учёных позднейших эпох. Поэтому сведения о нём скудны. Не известно доподлинно даже, как он звался…

Летописи говорят о тарасках следующее: «Они называются мичуаке («владетели рыбы») или каочпанме («обритые головы»)… Эти люди называются мичуаке… от того, что там рыбы особенно многочисленны. А каочпанме называют их потому, что никто из них не носит длинных волос, все они бреют голову, мужчины и женщины, даже почтенные старые женщины. Все они бреют голову, только очень немногие, один или два, носят длинные волосы…»

Нелюбимые «зятья»

В наше время имя «мичуаке» унаследовал штат Мичоакан, бывший центр древней державы. А для народа приняты два других названия: тараски и пурепеча. Происхождение обоих вызывает споры.

Считается, что «тараски» — имя позднее, возникшее после конкисты, и переводится оно как «зятья» или же «родственнички». Такую кличку давали испанцам, бравшим индейских любовниц (а также, вероятно, членам их «семей»), а те перенесли название на весь народ. По ацтекской версии, слово «тараски» происходит от имени… бога Тараса, которому те якобы поклонялись. Упоминания о нём своеобразны. В одной из легенд говорится, что Тарас Упеме, «хромой бог», был после пира сброшен с неба пьяными богами, отчего и охромел. Странная манера называться в честь бога-неудачника. Но не исключено, что и ацтеки, и собиравшие легенды монахи что-то напутали, и Тарас — не имя божества, а искажённое «та рес», то есть «идол».

В настоящее время самоназванием считают слово «пурепеча», но в переводе оно означает «работающий человек», «простолюдин». Возможно, в древности так называли не всех, а лишь низший класс общества.

Название «тараски» закрепилось в колониальный период. Оно было удобным для испанцев, одна из трактовок — созвучна знакомым легендам.

В Провансе с XII века существовало сказание об укрощении святой Мартой (Марфой) мифического чудища Тараска, которое в I веке опустошало устье Роны. В XV веке был учреждён карнавал, на котором в честь победы святой Марты возили чучело зверя по улицам спасённого ею города Тараскона. И легенда, и шествие с «идолом» были известны испанцам — поэтому они легко поверили в почитателей Тареса-Тараса.

«Интернациональное» имя индейского бога (вкупе со своеобразной внешностью его последователей) может подтолкнуть к весьма смелым гипотезам. Тем более что происхождение тарасков — ещё большая загадка, чем их подлинное имя.

Народ странников

Храмы-йакаты тарасков

Круглые храмы-йакаты тарасков были совершенно не свойственны пирамидальному стилю культовых сооружений мезоамерики

Тараски прибыли в Мичоакан довольно поздно — не раньше X века. Но откуда? Ацтеки сочинили обидную для тарасков легенду. Согласно ей, те покинули с ними край предков Астлан и вместе странствовали в поисках «земли обетованной». В Мичоакане, на берегах богатого рыбой озера Пацкуаро, бог-проводник Уицилопочтли разрешил оставить часть людей. Поэтому, когда кое-кто из усталых путников кинулся в воду, прочие забрали их одежду и ушли. Брошенные не пустились в погоню голышом, решив, что и тут жить неплохо.

Однако, рассердившись на ацтеков, изменили язык, моду, обычаи — чтобы ничем не походить на обманщиков.

Благодатный Мичоакан всегда был лакомым, но недоступным куском для ацтеков. Чтобы «обосновать» права на эти земли, они и сочинили легенду, что тараски — их потерянные родственники. На самом деле, по словам исследователей, те являются «мезоамериканской аномалией».

Некоторые аспекты их жизни намного примитивнее, чем у окрестных народов, другие — гораздо «продвинутее». Занимаясь земледелием, тараски, тем не менее, сильно зависели от рыболовства и охоты, при счёте пользовались не двадцатеричной, а пятеричной системой, не возводили ступенчатых пирамид, принятых в других частях Мезоамерики, а строили вместо них круглые храмы-йакаты. Их религия тоже была удивительно «не мезоамериканской»: они поклонялись Огню и Луне, а не богу дождя и Пернатому Змею. Отличались одеждой — предпочитали не плащи, а туники. А их язык большинством учёных считается не родственным ни одному из мезоамериканских языков.

Однако кое в чём тараски значительно обогнали соседей. Если вся Мезоамерика жила практически в каменном веке, то у тарасков уже наступил век бронзовый. Причём они использовали бронзу не для украшений, а для производства орудий труда и оружия. Сами ли тараски сделали открытие — или же их кто-то научил? А может, они прибыли из мест, где обработка металлов — обычное дело?

Язык тарасков, экзотический для Мексики, по мнению ряда учёных, похож на языки Южной Америки: то ли чибча из Колумбии, то ли кечуа инков. Известно, что этим народам была издавна знакома металлургия.

Наблюдают в культуре тарасков и другие «южноамериканские» черты. Они возводили постройки, плотно подгоняя блоки без раствора — как строители Тиуанако и Куско. Пользовались «перуанской» посудой. А культ Луны характерен для многих южноамериканских народов.

Существует гипотеза: тараски в Мексике — пришельцы. Они приплыли по морю: то ли из Колумбии, то ли из Эквадора, то ли из самого Перу. Путешественники плыли вдоль побережья, пока не достигли устья реки Бальсас — благоприятного места для проникновения вглубь материка. Долина Бальсас — самое жаркое и засушливое место в Мексике, и пришельцы не стали там задерживаться, а двинулись вверх по реке искать лучшие земли. Любопытно: на этом маршруте находятся залежи металлосодержащей руды, и позднее тараски отправлялись туда за металлом. Может быть, они заметили руду во время странствий?

Непобедимое царство

Ещё один аргумент за — это индейские легенды. Мудрецы тарасков утверждали, что их предки странствовали много лун «на спинах черепах», пока не достигли устья большой реки. А счетовод Кортеса Родриго де Альборнос писал в 1525 году королю: «Согласно слов индейцев Сакатулы из устья Рио Бальсас, их отцы и праотцы рассказывали им, что время от времени к берегу причаливали индейцы с южных островов на больших выдолбленных каноэ, привозя с собой изумительные вещи для торговли, обменивая их на наши. Иногда, когда море становилось неспокойным, прибывшие оставались до возвращения хорошей погоды, море успокаивалось и они могли возвращаться».

Не исключено, что часть торговцев когда-то решила остаться. Для основания колонии, по мнению учёных, потребовалось не так много людей: всего лишь 7-8 лодок, вмещающих по 50-70 человек. Таким мог быть торговый караван.

Хотя, возможно, знания тарасков — результат не эмиграции, а торговых связей.

Выдвигают и другие версии происхождения тарасков. Говорят, их язык сходен с языком индейского народа зуньи (суни), живущего в бассейне реки Рио-Гранде в районе современного штата Нью-Мексико в США, а территория их государства когда-то включала эти земли. А ряд учёных считает — тараски в родстве с миштеками из Оахаки, которые и познакомили тех с металлом. Правда, сами миштеки обрабатывали лишь золото и серебро — не бронзу…

Пришельцы обосновались в Мичоакане, на берегах живописного озера Пацкуаро. В XIV веке легендарный герой Тариакури решил объединить общины вокруг озера. Он объявил себя царём, а резиденцией сделал город Пацкуари. После его смерти сын и два племянника начали биться за власть. Единственный выживший, Тангашоан, стал царём и перенёс столицу в Цинцунцан.

В 1460 году государство тарасков достигло побережья Тихого океана в районе порта Сакатула. Накануне конкисты оно занимало большую часть современного штата Мичоакан, часть Халиско и Гуанахуато, и, возможно, Керетаро и Герреро. Тараски захватили земли между двумя большими реками, Лерма-Сантьяго на севере и Бальсас на юге, и к концу XV века создали в Мексике второе по величине и военной мощи государство.

Верховный правитель тарасков — каконци, или же иреча, — являлся земным представителем бога Солнца и огня Курикавери, верховным главнокомандующим, судьёй и повелителем 100 тысяч человек: земледельцев, рыбаков, ремесленников. Ацтеки признавали: «Мичуаке… мастера по перьевой мозаике, плотники, резчики по дереву, художники, мастера по обработке камня. Женщины мичуаков опытны в пряденье и тканье». Современные исследователи добавляют: тараски — искусные гончары и ювелиры. А рыбаками Мичоакан славится и по сей день.

Татьяна ПЛИХНЕВИЧ

, , ,   Рубрика: Исчезнувшие цивилизации





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,767 сек. Потребление памяти:38.8 mb