Три угла мадридского дворца

Автор: Maks Сен 22, 2018

Бремя власти нередко оказывается непосильной ношей даже для избранников судьбы. Так случилось с испанским королём Карлом IV. Вялый и безвольный король отдал все рычаги власти своему фавориту Мануэлю Годою, который овладел не только страной, но и королевой Марией Луизой Пармской…

Известно, что природа отдыхает на детях гениев. Карла III, конечно, гением назвать трудно, но при нем Испания развивалась семимильными шагами. Может быть, поэтому его сын, выросший в тени властного и деятельного отца, был совершенно равнодушен к государственным делам и как огня страшился любых решений. Но этот «маленький» недостаток с лёгкостью компенсировала его жена Мария Луиза. Она обладала не только решительным характером, но и безграничным сексуальным темпераментом. Это благодаря ей вначале в королевской спальне, а потом и в канцелярии премьер-министра воцарился никому не известный молодой человек, который в течение долгих лет правил Испанией.

Друг из дворцовой стражи

Мануэлю Годою было всего лишь 17 лет, когда он впервые появился в королевском дворце в качестве гвардейца. Говоря современным языком, обыкновенного охранника. Родившийся в 1767 году, Годой не мог похвастаться ни знатностью своего рода, ни толщиной кошелька. И должность королевского гвардейца была для него подарком, иначе он бы протянул ноги с голоду. Но Годой был феноменально честолюбив и весьма привлекателен.

Хотя почти целый год инфанта Мария Луиза не замечала юного красавца, нередко попадавшегося ей в коридорах дворца. Инфанте, женщине грубой и откровенно развратной, вероятно, было с кем делить супружеское ложе, помимо короля. Но в 1785 году она вдруг заприметила статного привлекательного гвардейца и воспылала желанием. Годоя пригласили в спальню, и он с честью выдержал экзамен. А далее королева представила его… своему мужу. Да-да, Карл IV был необычным супругом — ему было совершенно всё равно, с кем спит его жена. А с Годоем всё получилось как нельзя лучше — молодой человек королю понравился. И понравился так, что они с королём сдружились, вели долгие душевные разговоры и даже уединялись в укромных дворцовых закоулках. Их связь была настолько тесной, что у многих возникал вопрос — а не было ли между ними интимных отношений?

Прямых свидетельств этого нет. И всё же будущий король был слишком нежен и предупредителен с любовником жены. Что наводит на всякие нехорошие мысли. Наследник и молодой гвардеец (Годой был младше Марии Луизы на 16 лет, а будущего короля — на 19) так хорошо понимали друг друга, что даже спальню инфанты посещали по очереди. И всех это устраивало. А более всех — необузданную Марию Луизу. С мужем она обсуждала семейные и государственные дела, а с Годоем предавалась плотским утехам.

Но в декабре 1788 года положение изменилось: Карл III скончался, и на престол взошёл новый король. Карлу IV очень этого не хотелось, но подобную должность не выбирают.

Годой какое-то время находился в прежнем статусе, но спустя некоторое время стал капризничать и намекать, что достоин большего.

Фаворит входит в силу

Мануэль Годой

Фаворит королевской семьи Мануэль Годой овладел не только властью в Испании, но и самой королевой

В 1791 году 24-летний Мануэль Годой получил высокий чин: король присвоил ему звание генерал-адъютанта лейб-гвардии. Можно себе представить, что творилось на душе у гвардейца! Стать генералом в таком возрасте — немыслимое достижение для бедного провинциала, который недавно не знал, как прокормиться. Но это было только начало: в 1792 году его наделили первой государственной должностью — Мануэль стал министром иностранных дел. Министр не успел освоиться в новой должности, как его ждало новое назначение, пожалуй, самое высокое при испанском дворе — Годой стал премьер-министром.

В отличие от короля, который не занимался ничем, кроме охоты, Годой любил и хотел руководить. О том, был ли у него талант, однозначного мнения нет. Хотя многие сходятся в одном: положение Годоя при испанском королевском дворе напоминало положение екатерининского фаворита Платона Зубова. Но с небольшим отличием: Зубов был абсолютно не способен к управлению государством. А вот Годой, невзирая на отсутствие опыта и образования, был администратором если не выдающимся, то ничем не хуже других.

Но Мануэль попал на орбиту большой политики крайне не вовремя. Началась эпоха революционных войн, и политикам приходилось искать нетривиальные выходы, да и ситуация менялась слишком часто.

Годой с жаром взялся за работу. Его предшественники на этом посту — Хосе Флоридабланка и Педро Аранда — были довольно деятельными и энергичными. Они сумели преобразовать Испанию, и Годою, невзирая на поддержу королевской четы, приходилось действовать с оглядкой на прежних премьеров.

Однако на этом пути его ждало больше неудач, чем приобретений. Едва получив должность, он развернул кипучую деятельность по спасению Людовика XVI. Но случился провал. Людовика казнили, а следом революционная Франция, возмущённая тем, что Испания вошла в коалицию с Англией, Россией и Австрией, объявила ей войну. Первые неудачи заставили Годоя искать перемирия с Францией. Но ещё больше он опасался Англии, своего союзника, которая в любой момент могла прихлопнуть Испанию. Пришлось заключить сепаратный мир с Францией, в результате чего Испания разрушила антифранцузскую коалицию. Плюс потеряла Санто-Доминго (колонию на Гаити).

Всё это вызвало бурное недовольство испанцев, хотя при дворе договор признали большим дипломатическим успехом. Благодетели испанского премьера специально для него придумали новый титул «князь мира», чем Мануэль очень гордился — ведь такой титул был только у него.

Верность до гробовой доски

Неудачные шаги Годоя на государственном поприще стали причиной насмешек как простых испанцев, так и именитых персон. Особенно невысоко способности премьер-министра оценивали зарубежные партнёры.

Французский посол Алькье писал в Париж: «Первый министр Испании имеет преимущественно два качества — полное невежество и склонность ко лжи». Другой посол — кстати, приёмный сын Наполеона Бонапарта, Евгений Богарне, — сообщил, что Годой является «сластолюбцем, лентяем и трусом, и берет взятки за все назначения на государственные посты».

Что касается взяток, то в этом деле Годою не было равных. Он брал у всех и отовсюду. И это невзирая на то, что у него имелись и большие деньги, и множество разнообразных титулов: маркиз, герцог де Алькудиа, гранд I класса, генералиссимус сухопутных и морских сил.

Эта жадность к чинам и деньгам была всем известна, и король, будучи больше не в силах выслушивать жалобы окружающих на мздоимство и своекорыстие первого министра, в 1798 году отправил его в отставку.

Правда, из дворца его не удалили — Годой был кем-то вроде третьего члена королевской семьи. И эта приближенность сыграла свою роль: в 1801 году Годой снова стал премьером.

Второй приход во власть был ещё более сложным, чем первый. Во Франции Первым консулом теперь был Наполеон Бонапарт. Умный и изощрённый дипломат, он неоднократно обманывал Годоя, выплачивая ему крупные взятки. Так Франция за бесценок прибрала к рукам Луизиану и заставила Испанию вступить в войну с Англией. Все это закончилось Трафальгарским сражением и полной потерей флота. Но и после унизительного разгрома Годой продолжал играть в свои игры и снова поверил Бонапарту. На этот раз коварный француз пообещал, что отдаст Годою часть Португалии, где тот станет единоличным правителем. Сделка была подкреплена очередной взяткой.

Испанцы пропустили французские войска в Португалию. А когда оккупанты заняли все самые важные крепости, то спровоцировали революцию. Годой бежал, но Карл IV, испугавшись народного возмущения, арестовал фаворита и заключил его в тюрьму. Все его богатство и имущество были конфискованы. Дело шло к казни, но вскоре после этого лишился трона и сам король: Карла IV вынудили отречься от престола. Королевская чета и Годой были высланы во Францию, после чего переехали в Рим.

К чести Годоя, после отречения он не бросил своих благодетелей и жил вместе с ними до смерти обоих. Этот странный тройственный союз распался только в 1819 году, когда умерла Мария Луиза, а спустя пару недель — и сам король.

Мануэль Годой с 1830 года переехал в Париж. Он умер в 1851 году, пережив Карла и Луизу на 30 с лишним лет.

Дмитрий КУПРИЯНОВ

, , , , ,   Рубрика: Власть




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:62. Время генерации:0,501 сек. Потребление памяти:33.9 mb