«Царица престрашного зраку»

Автор: Maks Май 1, 2018

XVIII век — удивительное время в российской истории. Он вместил в себя как моменты наивысшего триумфа молодой империи, так и вопиющие случаи произвола высшей власти, действующей против интересов собственного народа и государства. Одним из самых мрачных периодов оказалось десятилетие, на протяжении которого самодержавной правительницей России была племянница Петра Великого — Анна Иоанновна.

На российском престоле неоднократно оказывались люди, совершенно для этого не предназначенные. Кого-то возносил наверх случай, кого-то — хитрые интриги. Анна Иоанновна стала императрицей благодаря и тому и другому. Курляндская герцогиня, выданная замуж на чужбину в 17-летнем возрасте и потерявшая мужа спустя два месяца после свадьбы (герцог Фридрих-Вильгельм постыдно скончался по пути домой из Петербурга из-за неумеренных возлиянии наперегонки с самим Петром Великим), не была создана для большой политики. Больше всего ей хотелось найти человека, который смог бы решать все проблемы, а ей предоставил бы возможность наслаждаться жизнью. Вместо этого она раз за разом оказывалась безвольной игрушкой в руках хитрых царедворцев, стремившихся «пристроить» её с максимальной выгодой для себя.

Порванные Кондиции

Анна Иоанновна не получила практически никакого образования и не обладала исключительным умом от природы. Разумеется, ей не хватало возможностей для того, чтобы противостоять таким мастерам придворных интриг, как, к примеру, светлейший князь Александр Меншиков. Но она была достаточно самолюбива и горда, чтобы никогда не забыть этого.

Когда в январе 1730 года её неожиданно вызвали в Москву и объявили о том, что Верховный тайный совет предлагает дочери Ивана V принять российский престол, Анна не строила иллюзий. Она прекрасно понимала, что в очередной раз, становится разменной монетой в политических играх. Не имея ни сил, ни смелости отказать «верховий кам», она согласилась подписать Кондиции, ограничивающие её власть и превращавшие императрицу в декоративную фигуру. Буквально на положении пленницы её отвезли в подмосковное село Всесвятское.

Но дальше события стали складываться довольно неожиданно. Представители дворянских родов, не входивших в Верховный тайный совет, до которых дошли слухи о «затейке верховников», были возмущены самой идеей об ограничении самодержавной власти. Что немаловажно — на их стороне была и гвардия. Анна Иоанновна не сильно разбиралась в актуальной расстановке сил и вряд ли предавалась размышлениям о природе и традициях самодержавия. Но, что гораздо важнее, она впервые в жизни ощутила, что за ней стоит реальная сила. Племянница Петра решила не упустить этот шанс.

25 февраля (по старому стилю) 1730 года она изорвала подписанные ранее Кондиции и вернула династии Романовых полноценную власть.

Страшная канцелярия

Императрица Анна Иоанновна

Царствование Анны Иоанновны часто описывается как засилье немцев во всех важных сферах. Это частично соответствует истине, так как самым близким к императрице человеком был Эрнст Иоганн Бирон. Будучи графом Священной Римской империи, а впоследствии герцогом Курляндии, он, естественно, стремился продвигать соотечественников на любые посты, так как доверял им больше, нежели загадочным и несколько пугающим русским. Тем не менее влияние Бирона зачастую изрядно преувеличивают. При дворе происходила борьба нескольких партий, и многие русские дворяне имели большое влияние на государственную политику.

Сама императрица предоставляла своему фавориту и доверенным лицам полную свободу. Став из захолустной герцогини полновластной правительницей гигантской империи, она стремилась извлечь из своего положения максимум удовольствия. Разгульную жизнь при российском дворе вели и до, и после неё. Но именно развлечения Анны Иоанновны запомнились своей небывалой пышностью и мрачной, почти садистской направленностью.

Пережившая немало унижений императрица теперь будто стремилась взять у судьбы реванш, отыгрываясь на тех, кто был заведомо слабее. Провинившихся дворян она превращала в придворных шутов, окружала себя карликами и уродцами, внешность которых любила зло высмеивать. В легенду вошла свадьба шута-князя Михаила Голицына с калмычкой Евдокией Бужениновой, после которой молодожёны должны были провести ночь в специально построенном ледяном доме.

Если что и волновало императрицу всерьёз, помимо развлечений и нарядов, так это слухи о возможных заговорах и непочтительных разговорах о своей особе. Каждый донос она воспринимала со всей серьёзностью и требовала проводить подробнейшие расследования. Занималась этим Канцелярия тайных розыскных дел.

Главным принципом было «слово и дело государево». Выкрикнувший эту формулу давал понять, что готов дать показания, касающиеся бунта, измены или «умышления на его государево здоровье и честь». Этим активно пользовались попавшиеся преступники, которые, стремясь получить помилование или смягчение приговора, были готовы оклеветать кого угодно и придумать чудовищный заговор прямо на ходу, отправив на плаху совершенно невинных людей. Эти семена падали на благодатную почву. За время правления Анны Иоанновны было арестовано и пытано, по крайней мере 4046 человек по делам об измене. Репрессивная машина работала в полную силу: за различные преступления были сосланы в Сибирь более 20 тысяч человек, казнены более тысячи. Известно, что многие люди отправлялись в ссылку после того, как потеряли разум под пытками. Фактически это было равносильно смертному приговору. Некоторые казни совершались тайно, без суда и приговора. Так что подсчитать точное количество жертв маниакальной подозрительности императрицы не представляется возможным.

Из министров в изменники

Анна Иоанновна была весьма злопамятна и стремилась наказать дворян, которые когда-то пытались ограничить её власть. Самый тяжёлый удар пришёлся на род Долгоруковых, игравших в Верховном тайном совете первую скрипку.

В 1737 году до Анны Иоанновны дошли слухи, что находящийся в ссылке князь Иван Долгоруков ведёт там слишком разгульную жизнь и говорит некие «важные злодейственные непристойные слова» о ней и Бироне. Князь был немедленно арестован и отправлен в пыточную камеру. Там он признался и в «злодейственных словах», и в том, что его родственники в 1730 году пытались провернуть авантюру с коронацией невесты внезапно умершего от болезни Петра II — Екатерины Долгоруковой. Для этого он лично подделал на завещании подпись покойного. За события семилетней давности несколько Долгоруковых были четвертованы. Вместе с Иваном Алексеевичем на эшафот отправились двое его родных дядей и один двоюродный.

В 1740 году состоялся самый громкий политический процесс времён Анны Иоанновны над кабинет-министром Артемием Волынским. Царедворец отличался довольно прогрессивными взглядами и собрал кружок единомышленников, в котором обсуждал планы по преобразованию внутренней политики, устранению от власти немцев и укреплению позиций российского дворянства. До этого особо не было никому дела, пока Волынский, пользовавшийся доверием и расположением императрицы, не вступил в конфликт с Бироном, который поставил вопрос ребром: «Или мне быть, или ему».

Следствие длилось с апреля по июнь. В итоге Волынский был обвинён в государственной измене. Двоим его товарищам по кружку — Андрею Хрущёву и Петру Еропкину — отрубили голову, остальных сослали. Самого же Волынского приговорили к чудовищной казни. Ему вырезали язык, после чего он должен был сам дойти до эшафота. В последний момент императрица «милостиво» заменила посажение на кол четвертованием.

За крутой нрав и бестрепетное отношение к крови Анну Иоанновну в народе прозвали «царицей престрашного зраку». Она и правда испытывала какую-то тягу к смерти живых существ, дело было не только в политике и мнительности. Одним из любимых развлечений императрицы была охота. Точнее, стрельба по животным, загнанным егерями в специальный загон. Анна Иоанновна весьма прилично стреляла, что было редкостью для женщины того времени. Раз за разом спуская курок, она хладнокровно истребляла всех загнанных зверей, громоздя кучу трупов. А птиц била на лету, стреляя прямо из окон дворца. Когда в октябре 1740 года «царица престрашного зраку» умерла, многие вздохнули с облегчением. Они не знали, что до конца эпохи дворцовых переворотов ещё далеко.

Виктор Банев

, ,   Рубрика: Злодеи





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,733 сек. Потребление памяти:38.77 mb