Цена рекорда

Автор: Maks Фев 10, 2018

24 сентября 1938 года с аэродрома подмосковного города Щелково поднялся самолет «Родина» (АНТ-37). Его экипажу предстояло установить мировой рекорд дальности беспосадочного перелета для женщин. Советские газеты с восторгом сообщили, что командир корабля Валентина Гризодубова, штурман Марина Раскова и второй пилот Полина Осипенко успешно справились с заданием. И только гораздо позже стало известно, что их полет сопровождался чередой нелепых и трагических ошибок, которые привели к гибели 15 военнослужащих.

С птицефермы — на самолет

В конце 1930-х годов Советский Союз охватила повальная мания стремления к высоким достижениям. Чуть ли не каждый день пресса сообщала о рекордных урожаях, надоях, тоннах выплавленного чугуна, тысячах уложенных кирпичей и прочих нужных для страны трудовых свершениях. Их авторам вручали высокие награды, а заодно давали денежные премии и отдельные квартиры. Так что отличиться хотели многие.

Не оставались в стороне и авиаторы, тем более что этой отрасли на государственном уровне уделялось самое пристальное внимание.

В конце июня 1938 года экипаж самолета «Москва» в составе командира Владимира Коккинаки и штурмана Александра Бряндинского установил рекорд беспосадочного перелета по маршруту Москва — Спасск-Дальний (6850 километров по прямой). За выполнение задания оба летчика были удостоены звания Героя Советского Союза.

К этому времени майор РККА Валентина Гризодубова, дочь авиаконструктора Степана Васильевича Гризодубова, пилотируя легкомоторные самолеты, установила пять мировых рекордов высоты и скорости полета для женщин. Но высшее достижение по дальности перелета принадлежало француженке Андре Дюпейрон (4360 километров). Гризодубова доложила командованию о готовности побить рекорд французской летчицы.

В состав экипажа кроме 29-летней Гризодубовой вошли 30-летняя Полина Осипенко и 26-летняя Марина Раскова.

Капитан Полина Осипенко родилась в крестьянской семье, окончила курсы птицеводов и когда-то заведовала колхозной птицефермой. Но, впервые увидев самолет (он прилетел в деревню с агитационными целями), твердо решила стать пилотом. Приехала в Качинское летное училище, работала там официанткой в столовой, потом написала письмо наркому обороны Ворошилову и с его разрешения стала курсантом, а после окончания училища — военным летчиком.

Старший лейтенант Марина Раскова, дочь оперного артиста, училась в Московской консерватории, которую оставила, выйдя замуж и родив ребенка (супруги развелись в 1935 году). Работала чертежницей в Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского, экстерном сдала экзамены на авиационного штурмана, затем получила звание пилота в Центральном аэроклубе.

Все три молодые женщины отличались смелостью. Каждая уже совершала дальние полеты, и вместе они были способны на многое.

Без карт и радиосвязи

Экипаж самолёта «Родина»

Экипаж самолёта «Родина». Полина Осипенко, Марина Раскова и командир корабля Валентина Гризодубова

Самолет «Родина» разработали в конструкторском бюро Андрея Туполева. Крылатый аппарат имел две кабины (передняя — для штурмана, задняя — для двоих пилотов), связь между ними осуществлялась с помощью записок, передаваемых через специальную трубу.

Для рекордного перелета требовалось очень много топлива. В самолете разместили 17 баков с горючим. В полете их необходимо было переключать по особой схеме, чтобы сохранять центровку машины. Подготовка к рекорду шла ускоренными темпами. Следовало торопиться в связи с приближением сезона осенних дождей и туманов.

Спешка чувствовалась во всем. Общее время летных испытаний самолета составило лишь 13.5 часа. Надпись «Родина» огромными буквами нанесли на нижнюю поверхность крыльев — чтобы ее было видно с земли. Но никто не подумал о возможной ситуации, когда самолет надо будет искать, — и на верхней поверхности крыльев надпись отсутствовала. Также на борту не было прибора, указывающего расход топлива: переключение баков следовало осуществлять по сигналу красной лампочки на приборной панели.

За несколько дней до вылета сотрудники НКВД арестовали инженера, отвечавшего за радиосвязь самолета. Частоты и позывные сменились, но экипажу об этом никто не сообщил. В результате радиосвязь пропала уже через два часа полета.

Оставалась надежда на карты. Но в какой-то момент летчицы, пытаясь обойти облачность, поднялись выше семи километров. Началось обледенение кабин. Чтобы счистить иней со стекла, Раскова открыла боковую форточку — и все карты… мгновенно выдуло из кабины!

Полет продолжался без радиосвязи, без карт, в условиях очень плохой видимости.

Летчицы следили за приборами, главным условием было не нарушить государственную границу. На случай вынужденной посадки на борту имелся аварийный запас продовольствия. У каждого члена экипажа имелось личное оружие, кроме того, на борту находились охотничье ружье с запасом патронов и сигнальная ракетница.

10 суток в тайге

Через 26 часов полета летчицам стало ясно, что они заблудились и проскочили место конечного пункта — город Комсомольск-на-Амуре. Горючее было на исходе. Гризодубова приняла решение садиться в тайге «на брюхо» — с убранными шасси. Она приказала Расковой прыгать с парашютом, поскольку такая посадка наиболее опасна для сидящего в передней кабине из-за того, что самолет может зарыться носом в землю.

Марина приземлилась в густом лесу. Чтобы указать свое местонахождение, она начала стрелять — и услышала ответные выстрелы.

Дальше произошла очередная роковая ошибка. Звуки выстрелов отразились от сопок, и Раскова пошла в другую сторону. В итоге она 10 суток провела в тайге, имея из еды только две плитки шоколада. Однажды провалилась по горло в болото, но сумела выбраться, оставив в трясине один унт. Несколько раз встречалась с медведями, отгоняла их выстрелами из пистолета. Питалась ягодами и грибами, жевала березовые листья. На 10-й день Раскову нашли — исхудавшую, с одним унтом на ноге, но достаточно бодрую.

Столкнулись в воздухе

Гризодубова благополучно посадила самолет на болотную поляну в верховьях таежной реки Амгунь — 25 сентября в 10 часов 45 минут по московскому времени.

Из-за отсутствия радиосвязи никто не знал, что случилось с «Родиной». Крылатую машину искали на огромном пространстве — от Байкала до Охотского моря. Вот когда могла помочь огромная красная надпись на верхней поверхности крыльев!

Первым героинь беспосадочного перелета нашел пилот небольшого самолета У-2, принадлежавшего Комсомольскому авиазаводу. Он посадил машину рядом с «Родиной», доставив женщинам цветы и шампанское. Взлет с болота был невозможен, в результате возникла необходимость спасать уже не трех, а четырех человек. Но главное — были переданы координаты, и вопрос эвакуации попавших в беду людей стал делом времени.

Командующий ВВС 2-й отдельной Краснознаменной армии Дальневосточного фронта Яков Сорокин вылетел к месту происшествия на тяжелом бомбардировщике ТБ-3 с группой парашютистов-спасателей. В это же время на самолете «Дуглас» и в сопровождении другой группы военнослужащих туда поспешил уже упомянутый Александр Бряндинский — тот самый, что установил рекорд вместе с Владимиром Коккинаки. Как позже выяснилось, ни тот, ни другой не имели разрешения на спасательные работы, и каждый действовал на свой страх и риск, желая показать себя в деле спасения экипажа «Родины» с лучшей стороны. А в это время на помощь к летчицам из села Керби уже шел катер «Дальневосточный».

Кружась над местом посадки АНТ-37, два самолета столкнулись в воздухе! Некоторые члены экипажей и пассажиры успели выпрыгнуть с парашютами, но 15 человек погибли — в том числе Сорокин и Бряндинский. Катастрофа произошла на глазах летчиц-рекордсменок.

Почти счастливый финал

Через несколько дней пришел спасательный катер. Гризодубову, Осипенко и нашедшуюся Раскову вместе с оставшимися в живых спасателями вывезли из тайги. Также на катер были погружены тела Сорокина и Бряндинского, их похоронили в Комсомольске-на-Амуре, намеренно изменив дату смерти. Об остальных погибших было приказано забыть.

Дальше началось триумфальное чествование летчиц. Они стали первыми женщинами, удостоенными звания Героя Советского Союза. Международная авиационная федерация признала их результат (5910 километров по прямой) мировым рекордом беспосадочного перелета для женщин.

Самолет «Родина» поздней осенью 1938 года, когда болото замерзло, поставили на специальные лыжи и вывезли из тайги. В течение некоторого времени он продолжал летать, но в 1943 году в связи с износом был списан и разрезан на металлолом.

Летчицы-рекордсменки продолжили службу в авиации — правда, их судьба сложилась по-разному.

Полина Осипенко и Марина Раскова погибли в авиакатастрофах: Полина — в 1939 году, отрабатывая полеты «вслепую», Марина — в 1943-м при перелете на фронт. Их прах захоронен в Кремлевской стене на Красной площади. Валентина Гризодубова прошла войну, в 1946 году была уволена в запас в звании полковника. Работала в гражданской авиации, принимала участие в летных испытаниях. В 1986 году получила звание Героя Социалистического Труда. Умерла в 1993 году, похоронена на Новодевичьем кладбище.

Судьба людей, погибших из-за столкновения самолетов, долгое время оставалась засекреченной — настолько, что когда в 1939 году на их тела наткнулся лесной охотник и рассказал об этом местным властям, его арестовали и осудили на 15 лет лагерей как японского шпиона. Только в 1969 году силами поисковиков-энтузиастов останки были вывезены и преданы земле в братской могиле возле школы таежного поселка Дуки. Над захоронением возвели деревянный обелиск, который сгорел во время пожара в 1976 году.

Светлана САВИЧ

, , ,   Рубрика: Женщина в истории




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:69. Время генерации:0,641 сек. Потребление памяти:31.74 mb