У разбитого «корыта»

Автор: Maks Мар 22, 2017

К началу 50-х годов прошлого столетия набирала обороты холодная война. Главные потенциальные противники — США и СССР-лихорадочно разрабатывали планы военных действий. Американский план «Дропшот» предусматривал нанесение ядерных ударов по объектам в Советском Союзе…

У США, помимо «Дропшота», были и другие, менее масштабные тактические операции, о которых стало известно совсем недавно, благодаря частично рассекреченному досье, хранящемуся в архивах ФБР. Этот проект был инициирован самим директором ФБР Эдгаром Гувером и получил кодовое название Washtub («Корыто»).

Свои среди чужих

Историки спецслужб полагают, что к этой идее (на первый взгляд, похожей на бред сумасшедшего) Гувера подтолкнули события, начавшиеся на Дальнем Востоке. А именно — начало боевых действий между Северной и Южной Кореей. Первую поддерживали СССР и Китай, вторую — США. Вывод ЦРУ: война на полуострове — только начало и, возможно, отвлекающий маневр, с помощью которого русские пытаются замаскировать готовящийся удар по американской Аляске. А посему следует принять превентивные меры. ФБР не только выполняло функции борьбы с уголовной преступностью на территории США, оно было и остается контрразведывательным ведомством. Поэтому, опасаясь советского вторжения, правительство США приняло решение сформировать из мирных граждан тайную сеть, которая в случае войны передавала бы военным разведданные с мест. Согласно аналитическим документам, которые легли в основу проекта «Корыто», сначала по городам Ном, Фейрбенкс, Анкоридж и Сьюард бомбардировщики нанесут удар, а потом в этих районах будет высажен парашютный десант.

Таковы были предположения Особого следственного отдела ВВС США, который возглавлял в то время бывший коллега Гувера Джозеф Кэррол. Сам глава ФБР согласился с этими доводами и подключил свое ведомство к проведению операции. Суть ее заключалась в том, чтобы на территории Аляски в глухих местах создать базы со складами, куда будут заложены запасы продуктов, теплой одежды, радиостанции и шифровальные блокноты. В день икс агенты должны были перебраться на эти базы, внимательно следить за передвижением советских войск и сообщать по рациям регулярным американским войскам.

Фронт в тылу врага

Эдгар ГуверСледующим важным вопросом был подбор кандидатов в агенты. От идеи привлечь к нелегальной работе местное население американцы отказались, посчитав, что алеуты, индейцы и эскимосы озабочены не столько защитой государства, сколько наличием у них «огненной воды». Поэтому агрессору с помощью водки легко будет перетянуть аборигенов на свою сторону. Да и обучать их правилам конспирации, а тем более шифрованию и радиоделу было бы делом весьма проблематичным. Значит, оставалась только прослойка переселенцев, а именно — охотники, рыбаки, чиновники, инженеры, работники почты, врачи. Или, например, летчики, в числе которых был некто Дайтон Эбб Гиллинед, пилот небольшой местной авиакомпании. Его имя рассекретили только потому, что в 1955 году он погиб во время рейса при крушении легкомоторного самолета. Так или иначе, в списке возможных агентов оказалось около сотни человек. Но кандидатуры некоторых пришлось отклонить. Два человека, например, выписывали газету американских коммунистов «Дейли уокер», еще один летчик в годы Второй мировой войны перегонял истребители в рамках поставок по ленд-лизу на территорию СССР. Другой кандидат так и вообще происходил из семьи русских эмигрантов. Так что, после тщательного отсева, в составе агентурной группы оказались 89 человек. Всех их тайно переправили в Вашингтон, где в обстановке строжайшей секретности они прошли «курс молодого бойца» — от прыжков с парашютом и стрельбы до шифрования и работы на радиостанции. За это агентам полагалось ежегодное вознаграждение в размере 3 тысяч долларов (30 тысяч «зеленых» по сегодняшнему курсу), а в случае начала боевых действий оно удваивалось. Кроме того, для восполнения возможных потерь на военной базе в Уортмуте началась подготовка «резервного гражданского населения Аляски».

Впрочем, как потом в служебных записках жаловались инструкторы, подготовить за курс в 12 дней полноценных агентов было невозможно, не говоря уже о том, что на шифровальное дело было отведено всего 14 часов. И действительно, в 1954 году на имя одной из жительниц Анкориджа пришло странное письмо. Женщина обратилась в отделение ФБР, и там выяснили, что его ошибочно послал один из агентов. Однако криптографы расшифровать абракадабру не смогли. В общем, проект так и не был претворен в жизнь. Более того, автор идеи Гувер практически сразу охладел к своему замыслу, передав операцию военным. На полях служебной записки он начертал: «В случае кризиса мы окажемся посреди нового Пёрл-Харбора, и часть вины ляжет на нас. Немедленно убираться».

Леонид ЛУЖКОВ

, , ,   Рубрика: Версия


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
13 + 27 =


SQL запросов:51. Время генерации:0,615 сек. Потребление памяти:29.78 mb