Убийца со множеством имён

Автор: Maks Мар 13, 2018

У этой болезни, регулярно являющейся в виде эпидемий в разные города и селения, было много имен. Характерными особенностями всегда были внезапность ее появления и мгновенное широкое распространение повсюду.

Впервые эту болезнь описал еще Гиппократ. Вспышки похожего заболевания в средневековой Европе были документально зафиксированы в 11 73 году. Тогда ее впервые назвали «инфлюэнца». Сегодня мы знаем ее под именем «грипп».

Записи в исторических анналах

В недрах французских придворных архивов сохранились фрагменты дневника парижанина, жившего в XV веке. Среди прочих записей в том дневнике оставлена заметка о том, что в сентябре 1427 года парижане заболели странной хворью, приводившей тогдашних докторов в недоумение. Автор скрупулезно записал и симптомы болезни: совершенный упадок сил, бессонница, озноб, распухание печени, головные боли, тяжелый удушающий кашель. Медики той поры оказались в тупике, совершенно не представляя, как лечить эту болезнь.

Английский врач Томас Сиденхем, составивший детальное описание оспы, малярии, скарлатины и кори, зафиксировал явление неизвестной ему «повальной болезни» в 1675 году, долго наблюдал пораженных инфлюэнцей лондонцев, но практических мер к лечению найти не сумел. Он был горячим поклонником хинина и опия, потчуя этими средствами своих пациентов. Но эти препараты совершенно им не помогали.

По счастью, эпидемии длились от 4 до 8 недель, после чего болезнь отступала, и, случалось, про нее потом не слыхали целыми столетиями. Возвращалась она так же внезапно и совершенно непонятно из-за чего.

Французский ученый Вакнер, копаясь в версальских архивах, обнаружил там любопытный документ, относящийся к XVIII столетию — метеорологический журнал, в котором, помимо всего другого, было отмечено, что почти все население Парижа в феврале и марте 1743 года переболело простудой. Правивший тогда король Людовик XV назвал эту болезнь «гриппом», под каковым она наиболее всего нам и известна нынче.

Викторианская трагедия

Жертвы эпидемииВ XIX веке вспышки эпидемий гриппа-инфлюэнцы фиксировались несколько раз с перерывами в 15-20 лет. В 1889 году болезнь явилась разом во многих странах. На этот раз она «задержалась», регулярно возникая три сезона подряд. Никаких средств для борьбы со странным недугом не было, а распространялась она чрезвычайно быстро. В то время не было фармакологической промышленности в нынешнем смысле этого слова — лекарства приготовляли в аптеках. Аптекари не справлялись со своей задачей, да и надежных средств для борьбы с этим недугом они не знали. Люди оказались тогда практически беззащитными перед навалившейся бедой. Болезнь протекала в тяжелой форме, и многие от нее умирали.

Особенно страшную силу пандемия набрала зимой 1891-1892 годов. В европейских столицах все госпитали оказались забиты больными. В столице Норвегии — Христиании — умерли от инфлюэнцы 300 человек. В Копенгагене со 2 по 9 января умерли 72 человека, и было констатировано 1712 новых случаев заболевания, всего же за две недели заболели 2438 человек, из которых 110 умерли. Не лучше было дело и в соседней Голландии, где в Амстердаме и других городах умирали по 15-20 человек в сутки.

Но самую большую потерю понесла британская корона: у королевы Виктории умер внук, герцог Кларенский.

Ученые-биологи вели многочисленные исследования, стараясь выяснить хотя бы причину болезни. Тогда не знали даже, от чего она происходит, хотя и предполагали, что, скорее всего, это действие болезнетворных микроорганизмов. Надежду на успех сулили потрясшие весь цивилизованный мир открытия Пастера и Коха. Микробиология тогда вошла «в большую моду», и сообщения из лабораторий ученых-микробиологов печатались в одном ряду с материалами о важнейших политических событиях во всех газетах мира. Во многих странах ученые проводили опыт за опытом, и многим тогда казалось, что вот-вот они найдут средство борьбы со страшным недугом.

Но попытки ученых мужей не принесли обнадеживающих результатов, и человечество по-прежнему оставалось, по сути, беззащитным перед страшной болезнью, когда на истерзанную мировой войной Европу обрушилась страшная пандемия гриппа-«испанки». За две зимы болезнь унесла жизни от 50 до 100 миллионов человек. Чтобы оценить масштаб этого бедствия, сопоставьте эту цифру с числом общих потерь человечества в Первой мировой войне — всего за четыре года активных боевых действий на суше, море и в воздухе погибло, умерло от ран и болезней 9 миллионов 700 тысяч человек.

Виновником этой страшной трагедии оказался вирус Н1N1. Но выяснилось это уже много позже, в 1931 году, когда был выделен сам вирус гриппа. Борьба со страшной болезнью с переменным успехом продолжается по сию пору, и чем изощреннее употребляются средства для борьбы с ним, тем более коварные «сюрпризы» преподносит болезнь.

Валерий ЯРХО

,   Рубрика: Без рубрики




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:73. Время генерации:1,031 сек. Потребление памяти:32.33 mb