Великий немой

Автор: Maks Ноя 23, 2018

Его не украли французы, не тронули большевики, объявившие войну колокольному звону, и не разбомбили фашисты… Не проронив ни звука. Царь-колокол не покидал своего места много лет, став символом не только Кремля, но и всей России.

Царь-колокол с самого момента его рождения окружали невероятные легенды и байки. Согласно одной из них, Царь-колокол разбил лично Пётр I. Якобы после Полтавы он приказал звонить о победе во все колокола, но целая рота преображенцев не смогла раскачать язык гиганта. Разгневался Пётр. В руках он при этом держал дубину, которую, понятное дело, отнял у поверженного шведа — короля Карла XII. Ею император и ударил по колоколу — мол, «вот тебе за то, что не хотел народ о моей победе оповестить!». Кусок и откололся, а сам колокол загудел и ушёл в землю. Сильная история, согласитесь. Правда в том, что «поющего» языка у этого гиганта никогда не было. Да и отлили кремлёвского великана уже после смерти Петра.

Трудный путь

Все неприятности начались из-за гигантского веса Царь-колокола. А именно — 202 тонны, то есть общая масса семи танков Т-34 или стада из 30 взрослых слонов. Это величие сначала обрекло его на гибель и унизительное забвение на 100 лет, но, в конце концов, подарило бессмертие…

От «излишков веса» страдали все его «родственники». Кремлёвский «дедушка» Царь-колокола, весивший больше 33 тонн, был отлит в 1599 году по приказу Бориса Годунова.

Прослужив полвека, он упал с колокольни во время пожара и разбился. Его обломки при царе Алексее Михайловиче Тишайшем переплавили, добавили меди и отлили новый колокол — на 100 тонн тяжелее. Новый повторил судьбу старого в точности: полвека службы — пожар 1701 года — падение и разрушение. Осколки опять переплавили. На этот раз по приказу императрицы Анны Иоанновны, мечтавшей, как и прежние правители, увековечить своё имя. Чтобы гарантировать монаршей особе вход в колокольную историю, мастерам было дано указание использовать рекордное количество металла — 200 тонн!

Царь-колокол

Царь-колокол был отлит с ошибками, в следствии чего треснул уже в литейной яме

Первым отливать гиганта позвали «золотых дел мастера, члена Академии наук» француза Жермена. Но европейский мастер предполагаемый вес колокола сначала принял за шутку, потом счёл его нереальным и, наконец, от заказа отказался. Тогда за дело взялись свои умельцы — отец и сын Моторины, владельцы литейного завода на Сретенке, опытные мастера. Недостающую медь для литья брали «из Берг-Коллегии и из Монетной Конторы», а олово — «из Артиллерии». В сплаве содержалось 72 килограмма золота и 525 килограммов серебра, тонны меди, а также олово и сера — всё как положено. В Кремле трудилось 200 человек — целая армия литейщиков, каменщиков, кузнецов, слесарей, плотников, скульпторов, резчиков и разнорабочих, которые подносили кирпич, воду, известь, мяли глину, дули мехами.

Загрузили четыре печи медью, началась плавка, но через 43 часа обнаружили, что из двух повредившихся печей медь ушла в землю. Срочно привезли 600 колоколов из других соборов и «доложили» в оставшиеся целыми печи. Но через 75 часов потекла медью ещё одна печь. Вспыхнула и сгорела дотла подъёмная машина. Пламя перекинулось на леса, посыпались горящие бревна. Плавку остановили. А вскоре умер главный мастер — Иван Моторин.

Его сын все начал заново, для чего затребовал миллион кирпичей (строить новые печи) и 400 пожарных (во избежание новых возгораний). Через несколько месяцев, в 1735 году знаменитый Царь-колокол наконец готов. Но из литейной ямы его не вытаскивают, знай два года шлифуют да украшают.

Случайность или оплошность?

И тут в Москве новый пожар, да настолько сильный, что ему даже собственное имя дали — Троицкий! По мнению историков, это возгорание случилось как нельзя «кстати» для колокольных дел мастеров, будто по их заказу полыхнуло. Все вокруг было объято пламенем, и никто не удивился тому, что Царь-колокол получил в тот день значительные повреждения. Пожар ведь был, что тут ещё скажешь.

Детали этого происшествия открылись лишь через 100 лет, когда в 1836 году колокол наконец извлекли из ямы. Что и фиксирует брошюра XIX века с госпечатью: «Некоторые думаютъ, что он (колокол, — прим. авт.)… былъ поврежденъ во время пожара… упавшимъ обгорелымъ бревномъ. Друге же полагаютъ, что ещё при литьё его поступили неосторожно, от чего одинъ край не вылился и Колокол остался в яме…». Словом, литейщиков заподозрили в лукавстве. Мол, да, загорелись леса над литейной ямой, и горящее бревно на колокол упало; да, тушили пламя; да, вода, конечно, была холодная и попала на раскалённый металл колокола… Но чтобы он от этого треснул — это вряд ли. Раскалить 202 тонны бронзы до высокой температуры — это дров надо немерено, досок от строительных лесов не хватило бы. Бронзовый гигант-колокол лишь слегка нагрелся бы от тех дровишек, а вода для него была бы жалкими брызгами.

Просто колокол уже был «мёртвый».

Он треснул давно, поскольку его вовремя не сняли с глиняного болвана. (У литейщиков принцип тот же, что у шляпников и валяльщиков. Только шляпы и валенки надевают на деревянные болваны и без нагрева. А у колокола болван из кирпичей с глиной и нагревается сильно — литьё ведь.) Горячий после отливки колокол не сняли вовремя, он сжался, а болван не разрушился (не рассчитали его плотность). Вот гигант и дал трещину. Но в яме это было видно только спецам, а поднимешь — кусок отвалится, поймёт и начальство (что и случилось через 100 лет: это тот самый кусок, что красуется на постаменте рядом с Царь-колоколом).

Испугались все: сам мастер, его помощники и чиновники. Провал такого масштаба мог им стоить… нет, не репутации, а голов! И касалось это всех причастных, включая московского главнокомандующего, графа Семена Андреевича Салтыкова, главного куратора проекта «Царь-колокол»! Так что даже поджог Москвы уже не казался слишком большой ценой за спасение жизни. Конечно, возможно и такое: участники и ответственные за отливку просто в ужасе тянули время, не зная, что делать, а тут полыхнуло. Само… Но эксперты в такие совпадения не верят, вот и выдвигают версии, хоть и убедительные, но за давностью лет недоказуемые…

Хозяйственный император

Это для колокола, оставленного в яме, наступили 100 лет забвения и одиночества, а для исследователей грянул золотой век сочинительства домыслов и сказок! Некоторые даже договорились до того, что Царь-колокола вообще не было в XVIII веке! Подняли его из ямы в XIX веке — тогда, значит, и отлили. Мол, просто правителям хотелось упрочить престиж Романовых, вот и придумали для пущей важности миф о якобы «древнем колоколе». Версия, конечно, головокружительная, но всё-таки скрыть 100 лет отсутствия гигантского артефакта в центре Кремля трудновато. Та яма с колоколом не в медвежьем уголке все же была, а в самом сердце империи. Внимания больно много…

И главное, оспаривает эту версию ни много ни мало сам Наполеон Бонапарт. Ведь и сам он, и его солдаты с офицерами тащили из России все подряд. А тут, выходит, самый знаменитый француз живёт себе в Кремле, раритет прямо у него под ногами валяется, причём не фигурально, а буквально, а он и в ус не дует. «Может, и правда, не было ещё колокола в 1812 году?» — вопрошают эксперты. Но Наполеон «возражает», причём — документально, своим личным приказом. Ведь при осмотре Кремля он оценил работу русских литейщиков и велел извлечь Царь-колокол из ямы и перевезти в Париж в качестве трофея. Но вытащить гиганта не удалось. Не только ему, кстати сказать, но и Екатерине II, и Александру I, хотя они пытались это сделать.

Подняли колокол только при Николае I. 320 солдат приводили в движение 20 лебёдок под руководством Огюста Монферрана, который всего за два года до того, в 1834 году, успешно разобрался с изделием куда более массивным, чем колокол, установив Александровскую колонну в Санкт-Петербурге. Царь-колокол поставили на постамент недалеко от колокольни Ивана Великого, где его можно увидеть и по сей день.

Последняя по времени метаморфоза с Царь-колоколом случилась в 1941 году. Тогда артефакт покрыли краской, натянули над ним маскировочную сеть, чтоб не давал наводку асам люфтваффе. И превратили его в узел связи Кремлёвского полка.

Время от времени возникают разговоры о том, что хорошо бы приварить к колоколу отвалившийся кусок. Однако специалисты утверждают, что чистого звучания после такого ремонта ждать не стоит. Впрочем, даже молчание Царь-колокола наполнено истинным величием, присущим лишь подлинным историческим символам.

Людмила МАКАРОВА

, ,   Рубрика: Невероятные артефакты





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,628 сек. Потребление памяти:38.8 mb