История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Остановленная рулетка

Недавний запрет на игорный бизнес в нашей в стране привел к тому, что его организаторы, не отказавшись от получения сверхприбылей, ушли в подполье, и даже там, схваченные за руку, как правило, отделываются легким испугом. А вот в дореволюционной России нашли весьма действенный способ борьбы с содержателями подобных заведений.

По мнению историков, азартные игры в России появились не ранее XVII века, и практически сразу же они были запрещены Соборным уложением 1649 года (раздел «О разбойных и о татиных (воровских) делах»), а в качестве наказания для игроков предлагалось сечь их кнутом или даже отрубать кисти рук.

Ставки по-крупному

Анатолий Фёдорович Кони

А вот уже в XIX веке карточные столы были разрешены только в солидных заведениях, таких как Охотничий, Английский или Купеческий клубы. В конце концов, большинство богатеев могли удовлетворить страсть к азарту в казино Монте-Карло или Ниццы. Конечно же, существовали игорные притоны для уголовников на питерской Лиговке или московской Сухаревке, на которые полиция смотрела сквозь пальцы. Да и с эпидемией азарта в «сливках общества», несмотря на особое мнение императора Александра II, стражи правопорядка боролись вяло. И вот, по императорскому указанию, поиском подпольных «великосветских притонов» занялся знаменитый сыщик Иван Путилин. Наконец, с помощью агентуры ему удалось обнаружить подпольную «мельницу», которую организовал на своей квартире штабс-ротмистр Колемин, а роль крупье исполнял его бывший сослуживец, отставной поручик Тебеньков. Понятно, что и тогда, как сегодня, содержатели таких игорных домов зачастую крышевались высокопоставленными полицейскими чинами. Поэтому к разработке предстоящей операции был привлечен ограниченный круг людей. Штаб операции возглавил будущий блестящий адвокат, а тогда прокурор Петербургского окружного суда Анатолий Кони.

Грозная статья

И вот 14 марта 1874 года, ближе к полуночи, операция началась. Дом был оцеплен, прислуга, дабы не предупредила хозяина, была нейтрализована, и в квартиру в сопровождении пяти офицеров вошел заместитель прокурора, непосредственно руководивший действиями на месте. Да, данные, полученные от осведомителей, полностью подтвердились - в огромной квартире располагались девять игорных столов и бар, где посетители могли между партиями перекусить и опрокинуть пару рюмок коньяка. Игроки настолько были увлечены, что не сразу осознали: вместо приглашения сделать ставки они получили приказ прекратить игру. Тогда сразу же были задержаны 14 представителей «высшего света», еще несколько человек, решивших продолжить развлечение после окончания спектаклей, попали в засаду, организованную по принципу «всех впускать, никого не выпускать». А уж бухгалтерские книги свидетельствовали об огромных барышах. Но первым препятствием стала возможность привлечения к ответственности Колемина. Ставка была сделана на то, что он пойдет как соучастник штатского Тебенькова по гражданскому судопроизводству. Но тот в момент операции болел, и роль крупье в тот день выполнял организатор притона. А раз Колемин являлся «человеком в погонах», то расследование должно было вести военное ведомство, которое постаралось бы замять инцидент. Однако в дело вмешался Александр II, которому доложили о происшествии. Разгневанный, он приказал уволить Колемина с армейской службы задним числом и примерно разобраться с нарушителем морали по полной программе. И тут Кони задумался. Дело в том, что по существующим тогда законам максимальным наказанием, которое мог понести организатор подпольного казино, был штраф в 3 тысячи рублей, при повторном же нарушении он мог отделаться наказанием в виде 2 месяцев тюрьмы. А как свидетельствовала финансовая документация, изъятая во время обыска, прибыль заведения составляла на тот момент фантастическую сумму - около 50 тысяч рублей, которые хранились на счету Колемина в банке. Значит, отделавшись штрафом, преступник может легко возродить подпольный бизнес. И тут Анатолий Федорович вспомнил о статье 512 полицейского устава: «Деньги, добытые незаконным путем, должны быть возвращены тем, у кого они взяты». А если истцы не объявятся, то денежные средства надлежит передать на улучшение мест заключения. Естественно, что на опубликованные в газетах сообщения никто из «потерпевших» не пожелал откликнуться, поэтому все деньги перекочевали в государственную казну. И судя по криминальной хронике в газетах того периода, уже никто не пытался, по крайней мере в «высшем свете», заняться игорным бизнесом из страха попасть под санкцию статьи 512 и лишиться вообще всех сбережений.

Сергей УРАНОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Версии     Следущая












Интересные сайты: