История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





«Чёртово яблоко»

В номере «Трудов» Вольного экономического общества за август 1770 года появилась первая в России научная статья про картофель. Этот корнеплод вообще имел в нашей стране тяжелую судьбу. Более 100 лет он никак не уживался с российским менталитетом.

Рассказывают, что Петр I как-то прислал графу Шереметеву мешок картошки. Этим дело и кончилось. Заморский овощ как-то не пришелся русским людям по вкусу. К тому же его посыпали не солью, а сахаром. Так что удивляться нечему. Прошло много лет, и внедрением картофеля занялась Екатерина II. Народу объясняли, как бороться с голодом. Писали, что лучший способ «состоит в тех земляных яблоках, кои в Англии называются "потетес" а в иных местах "земляными грушами" "тортуфелями" и "картуфелями"».

Порочный плод

Крестьяне бунтовали против картофеля

При Екатерине картофель опять, что называется, не пошел. Некоторые историки уверяют, что крестьян смущало само название «картофель» - им якобы слышалось «крафт тойфельс». По-немецки это значит «чертова сила». Они, видимо, думают, что крестьяне в совершенстве владели немецким языком. Это, может, элите чего-то такое слышалось. По крайней мере, княгиня Голицына считала, что сажать картофель - непатриотично. А патриотично - сажать репу.

Лучшие умы оспаривали это утверждение. Агроном Болотов первым начал сажать картошку не на клумбах, а на грядках. До него сажали на клумбах, как цветы. Он же сочинил и первую научную статью про картошку - «Примечания о картофеле».

А Пушкин любил печеный картофель. Но это - лучшие умы. Узок был круг этих людей, и страшно далеки были они от народа.

В самую непримиримую оппозицию к картофелю встали старообрядцы. «Яблоки эти - порождение дьявола!» - говорили они. Потому что «картофель есть отрождение того заветного яблока, за которое лишился блаженства первоначальный человек, и что когда оно с проклятиями было брошено на землю, то от него родился картофель, и, следовательно, семя сие есть антихристово».

Существовала и другая версия. Картофель якобы вырос на могиле дочери некоего царя Мамерса. А дочь - «по наущению дьявола» - была распутницей. И кто съест картошину, тот сам станет распутником. И попадет в ад. Надо сказать, обе версии по-своему красивы.

Новые времена

В 1840 году Николай I - со свойственной ему решительностью - взялся за насаждение картофеля. Он, разумеется, хотел как лучше. Прошлый год был неурожайным, вот он и велел сажать картошку, чтобы с голоду не помирать. Кроме того, царь приказал издать специальные книжки, в которых объяснялось, как растить, хранить и употреблять в пищу картофель. Особо отличившихся в деле выращивания и поедания картофеля ждали ценные призы и премии.

На беду, в это же время министр Киселев проводил реформу управления государственными крестьянами. В частности, вводил школы. Школы и картофель - этого крестьянские умы переварить не могли. Они решили, что их отдают в неволю. То есть передают помещику - этому самому Киселеву. Хуже того - они решили, что наступает конец света. И уже пришел антихрист. В образе того же «министера» Киселева. Антихрист заставляет сажать картошку, чтобы совратить в другую веру. Без картошки, естественно, в другую веру никак не совратить.

Не будем анализировать крестьянскую логику. Важно, что начались «картофельные бунты». Крестьяне уничтожали посевы картофеля, а заодно старост и писарей. Если священник заступался за картошку, считалось, что он тоже перешел в «антихристову веру». Больше всех доставалось писарям. Крестьяне были уверены, что именно писари придумали сажать картошку. Поскольку писари ходили в кафтанах с пуговицами. А на пуговицах - печати. Печати, естественно, антихристовы.

В бунтах приняло участие полмиллиона крестьян. Для их подавления пришлось использовать войска. Бунты подавили. Крестьян ссылали в Сибирь, отдавали в солдаты, прогоняли сквозь строй. Но картошка все равно не пользовалась популярностью.

Зато потом правительство разрешило «свободную выкурку вина из картофеля на всех заводах и прием такого вина, спирта или водки наравне с хлебными». Из картошки начали делать спирт. И дело пошло. Крестьянам понравилось сажать картофель. А потом уж они его и на вкус распробовали. И превратилась картошка во «второй хлеб».

В общем, картофель обязан своим распространением водке. Без водки мы бы до сих пор пареную репу ели. Впрочем, без водки наше существование как нации вообще выглядит проблематичным.

Глеб СТАШКОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Версии     Следущая









Сообщество в G+