История не должна переступать пределов истины, и для честных поступков достаточно одной истины.


Подпишись на РСС










Умолкшее вече

Исторически образованные либералы в России всегда горевали по поводу подчинения вольной Новгородской республики тирании московского самодержавия. Но, как выясняется, тирания здесь ни при чем - Новгород пал по совсем другой причине...

О гибели Новгородской республики мнение однозначное: мол, победили московские войска рать новгородцев в битве у реки Шелони в 1471 году, и умерла на Руси идея самоуправления. Хотя военные историки считают, что проигранное сражение на берегу реки Шелони не было для новгородцев разгромным. Да, поле боя осталось за москвичами, но мобилизационный ресурс республики не был подорван этим поражением. Тем не менее, вскоре великий князь Московский Иоанн Васильевич завершил «аншлюс» северо-западных земель без дальнейших серьезных боев. Куда делась рать новгородцев? Почему некому стало сопротивляться москвичам?

Ответ заключается в том, что на стороне царя московского выступила сама стихия. Или, как поняли это поголовно верующие новгородцы XV века, «воля Божья».

Буря над озером Ильмень

Вывоз новгородского вечевого колокола
Вывоз новгородского вечевого колокола в Москву после присоединения Новгорода к Московской Руси

В 1904 году в Петербурге историк Михаил Успенский издал очень необычный труд - «Бури в Европейской России с 1220 по 1904 гг. (историческая справка)», в котором собрал и обобщил летописные свидетельства обо всех крупных бурях, бушевавших на русских землях на протяжении почти семи веков. Труд историка без преувеличения - титанический. Можете себе представить, сколько архивных свидетельств ученому пришлось «перелопатить»? Но главное его достоинство заключалось в том, что были выявлены причины тех или иных событий, которыми, как выяснилось, управляла стихия.

В частности, о событиях 1471 года летописи сообщают, что 2 сентября по озеру Ильмень плыла эскадра новгородского флота, перевозившая пополнение и членов семей «антимосковской» знати. Второй день осени по календарю - практически лето, все было солнечно и спокойно. Суда древних новгородцев на авианосцы не были похожи, и вряд ли бывалые мореходы вышли бы на простор волны при видимых угрозах ненастья. Слово летописцу, видимо, одному из тех, кто выплыл.

«И се внезапну дохну, буря с вихрем и разодрало ветрило их, и в том часу гром был страшен и дождь силен с градом великим и страшны восставшие и разбивающие чучаны (так летописец называл тип озерных судов) и все суда посреди озера. Погибло более 7000 душ, судов же великих 100 и 80, а по 50 человек на судне и поболее».

В современном переводе произошло следующее: 2 сентября 1471 года эскадра новгородцев из 180 больших и малых судов пересекала озеро Ильмень. Внезапно среди практически еще летнего дня, когда суда находились на самой середине озера, налетел сильный шквал с проливным дождем, градом и вызывал короткий, но свирепый шторм. Огромные волны опрокинули и потопили большинство кораблей эскадры. На дно ушли более 7000 человек, в основном воинов (вряд ли женщины и дети составляли большинство пассажиров). Простой подсчет показывает, что на судах плыли почти 10 000 пассажиров. Утонули более половины.

Божья кара?

В XV веке и в Великом Новгороде, и в Москве все были верующие и воцерковленные. Поголовно. Без исключения. Потому внезапную и жестокую бурю, уничтожившую главные силы новгородской армии, не пожелавшей сдаться Москве, сочли за Божью кару. Явлением высших сил и высшей воли. Даже если бы новгородцы знали, что бури вызываются резким колебанием температуры воздуха, атмосферного давления и направлением воздушных потоков - как объяснить такое совпадение, что все эти факторы сложились вместе в тот день и час, когда корабли эскадры вышли в центр озера Ильмень? И тонули именно те, кто не хотел над собой власти царя Иоанна Васильевича? Морально новгородцы были сломлены.

Помимо религиозно-духовного поражения, в Новгороде сосчитали и сугубо военные потери, нанесенные бурей. С учетом потерь в самой битве на Шелони, мобилизационный ресурс Новгородского посада был подорван. А вскоре вечевой колокол - древний символ русского либерализма, отправился в плен в Московский Кремль. И никакая буря этому не помешала.

Историческое исследование Михаила Успенского интересно не только описанием природного явления, которое ускорило присоединение новгородских земель под власть Москвы. Его стоит изучить историкам - специалистам разных эпох. Возможно, тогда они найдут ответы на ранее безответные вопросы - почему все произошло именно так? Не потому ли, что все решила еще одна буря, о которой сейчас все позабыли?

Александр СМИРНОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Версии     Следущая












Интересные сайты: