История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Защита Набокова

28 марта 1922 года в Берлине убили известного общественного деятеля Владимира Дмитриевича Набокова, отца еще более известного писателя.

У приличных родителей частенько бывают непутевые дети. Наверное, в окружении Дмитрия Николаевича Набокова таковым считали его сына Владимира.

Из рода сановников

Защита Набокова

Дмитрий Николаевич - видный сановник. Семь лет был министром юстиции. При выходе в отставку Александр III предложил ему графский титул. Дмитрий Николаевич предпочел взять деньгами. Исключительной практичности человек.

В семье ждали, что Владимир Дмитриевич тоже сделает блестящую карьеру. Но его с молодости, что называется, заносило. Владимира выгнали из университета за участие в студенческих беспорядках. И забрали в армию. Правда, служил он в привилегированном Конногвардейском полку.

Затем окончил юрфак. Стал профессором в Императорском училище правоведения. На госслужбе тоже состоял, но без большого успеха. Кроме того, он был камер-юнкером. И - в отличие от Пушкина - вовсе не тяготился этим званием. Это при дворе тяготились таким камер-юнкером, как он. И прогнали его из камер-юнкеров за статью о Кишиневском погроме. Набоков отреагировал спокойно - дал в газетах объявление о продаже своего камер-юнкерского мундира.

Владимир Дмитриевич был англофилом. Занимался английским боксом, играл в лаун-теннис, но об этом лучше прочитать у Набокова-сына в «Других берегах».

Нам важно, что Владимир Дмитриевич был англофилом не только в жизни, но и в политике. Хотел, чтобы монархия в России стала такой же, как в Англии. Чтобы монарх царствовал, но не правил. Чтобы правил парламент, назначая из своего большинства правительство.

С такими взглядами Набокову была прямая дорога в партию кадетов. Этой дорогой он и пошел. В 1906 году его избирают депутатом Первой Государственной думы. Первая Дума - звездный час Набокова. Перед парламентом выступил глава Совета министров Горемыкин. По бумажке прочел правительственную декларацию. Объяснил, что парламенту можно, а чего нельзя. Вслед за ним на трибуну вскочил депутат Набоков и произнес фразу, тут же сделавшую его всероссийской знаменитостью: «Исполнительная власть да покорится власти законодательной».

Рукоплескала не только Дума. Рукоплескала вся страна.

Звездный час был недолгим - 72 дня. Ровно столько просуществовала Первая Дума, пока не была распущена.

Ради Думы народ, естественно, сопротивляться не стал. Ни пассивно, ни активно. А подписантов отдали под суд. Приговорили к трем месяцам тюрьмы, а главное - к лишению избирательных прав.

Вынужденное бездействие

Набоков больше не мог никуда избираться. Так продолжалось до Февральской революции. Когда его партия формально получила власть. Временный комитет Государственной думы сформировал Временное правительство. То самое правительство из общественных деятелей, за которое кадеты боролись 11 лет. Набоков стал в этом правительстве управляющим делами.

И что? За что, как говорится, боролись? Лучший ответ на этот вопрос дает сам Владимир Дмитриевич в своих воспоминаниях «Временное правительство». Набоковские характеристики убийственны. Председатель князь Львов - «сидел на козлах, но даже не пробовал собрать вожжи».

И так - почти про всех коллег. На одном «лежала печать самой простодушной обывательщины», другой «поражал своей наивностью да еще каким-то невероятно легкомысленным отношением к делу», третий «не был и не мог быть на высоте политической задачи».

Учтем, что Набоков-отец - это вам не Набоков-сын. Он вовсе не был язвительным. Он просто дал объективные характеристики людям, которые сами себя убедили, что именно они должны возглавлять страну. Раздавая нелицеприятные характеристики, Набоков сделал исключение для одного человека - лидера кадетов Милюкова. Его он уважал безмерно. Но в годы эмиграции их пути разошлись. Милюков провозгласил новый курс - отказ от вооруженной борьбы с советской властью.

Набоков жил в Берлине. Издавал газету «Руль». И пригласил Милюкова прочитать лекцию. Милюков прочитал. Сошел с кафедры и отправился в сторону президиума. Тут с третьего ряда поднялся человек и начал стрелять в Милюкова с криками: «Мщу за царскую семью!»

Набоков повалил террориста на пол, но ему в спину стал стрелять второй террорист. Одна из пуль попала в сердце. Милюков не пострадал.

Стрелявшие - бывшие офицеры белой армии крайне правых взглядов. Милюков для них - виновник революции. В этом они, пожалуй, правы.

Всю жизнь Набоков стремился к недостижимому и нелепому идеалу - превратить Россию в Англию. А отдал жизнь за своего политического противника. На редкость трагическая судьба. Честное слово, лучше уж книжки писать, чем этой чертовой политикой заниматься.

Глеб СТАШКОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Версии     Следущая









Сообщество в G+