История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Кремлёвские куранты

Большинство людей почему-то считают, что кремлевские куранты стояли в Спасской башне с момента ее постройки и Новый год начинался с первого или последнего удара их колокола. Увы, но новый час, день и год наступают с началом перезвона курантов, то есть за 20 секунд до первого удара колокола.

Как известно, свой привычный вид из красного кирпича Московский Кремль обрел лишь в 1485-1516 годах. Поначалу его башни - Беклемишевская, Спасская, Троицкая и другие - выполняли функции опорных пунктов на случай осады. Но уже в начале XVI века было решено установить на башнях часы. Хроники не сохранили сведений, что это были за механизмы. Об их наличии можно судить из записей 1585 года о том, что при Спасской, Тайницкой и Троицкой башнях на службе имелись часовники.

Русская «оригинальность» от английского мастера

При правлении первого царя из династии Романовых Михаила Федоровича, в сентябре 1624 года, старые часы Спасской башни были переданы Спасо-Ярославскому монастырю. Вместо них установили более точный и современный механизм, для чего из Англии пригласили часовых дел мастера Христофора Галовея.

Однако уже через год новые часы сгорели при пожаре, и Галовею пришлось повторить работу. Надо упомянуть, что их конструкция совсем не походила на классические башенные часы. Так, циферблат, именуемый указательным словесным, или узнатным, кругом, представлял собой покрытую голубой лазурью окружность с золотыми и серебряными звездами (а также солнцем и луной). По его краю размещались заглавные старославянские буквы размером в аршин (71 сантиметр). Последние, исполнявшие роль цифр, были выполнены из меди и покрыты золотом. А вот стрелок не было. Точнее, их роль выполняло изображение солнца с длинным лучом, помещенное Галовеем над часовым кругом.

Оригинальность этой конструкции состояла в том, что вращался не указатель-луч, а сам циферблат. Вследствие чего редкие европейцы, видевшие эти часы, немало удивлялись «варварству» русских.

После вояжа по Европе Петр I в 1705 году приобрел в Амстердаме гигантские часы, прибывшие в Москву на 30 подводах. Это уже были классические часы со стрелками впечатляющего размера. Монтировал куранты мастер Еким Гарнов. История не сохранила мелодии, которую исполняли голландские часы, но то, что она имелась, не подлежит сомнению. Впрочем, хоть новые часы и были изящнее старых, их качество оставляло желать лучшего. Часы постоянно ломались, а после разрушительного пожара 1737 года остановились окончательно.

Пожар для Бонапарта

Московские куранты

Так как столица России уже располагалась в Петербурге, в провинциальной Москве не торопились выделять деньги на покупку новых часов. Только лет через 30 в здании Грановитой палаты кто-то нашел огромные английские куранты, предназначавшиеся для другой башни. Еще через 4 года начались работы по их монтажу на Спасскую башню. Руководил работами немецкий мастер Фатц. Однако непосредственным монтажом ведал мастер Иван Полянский. Зато Фатц приложил руку к мелодии, которую в 1770 году стали играть куранты. Это была немецкая песенка «Ах, мой милый Августин». Позднее кремлевские куранты более никогда не воспроизводили иностранные мелодии.

Серьезный ущерб этим курантам нанес грандиозный пожар Москвы при ее захвате Наполеоном в 1812 году. Спустя год куранты осмотрел часовщик Яков Лебедев и пришел к выводу, что их можно восстановить. Разрешение на ремонт московский градоначальник дал, но под обещание Лебедева, что тот не испортит механизм. Запуск курантов случился через 2 года, за что Лебедев был награжден почетным званием часового мастера Спасских часов.

Но уже к середине XIX века английские куранты все чаще и чаще давали сбой. Механики, приставленные следить за ними, сообщали, что часы выработали свой ресурс и нуждаются либо в капитальном ремонте, либо в замене. Для обследования их состояния московские власти в 1850 году пригласили архитектора Тона (автора храма Христа Спасителя) и авторитетную часовую компанию «Братья Бутеноп». Последняя заслужила доверие высоким качеством башенных часов, установленных ею в куполе Большого Кремлевского дворца.

Работы над новыми часами начались в 1851 году на заводе компании «Братья Бутеноп». Частично были скопированы старые узлы, но в основном разработчики применили новые решения. Деревянный корпус из дуба был поменян на литой из чугуна. Колеса и шестерни были изготовлены из специальных сплавов, способных выдерживать значительные перепады температуры и большую влажность. В конструкции было применено техническое решение с использованием хода Грагама и маятника с системой термокомпенсации Гаррисона. По сути куранты представляли собой огромные ходики с тремя гирями весом от 160 до 224 килограммов.

Новые куранты весом в 25 тонн имели целых 4 железных циферблата (для каждой стороны башни) диаметром чуть более б метров. Стрелки были обернуты медью и покрыты позолотой. Длина часовой стрелки составляла 2,97 метра, а минутной - 3,27 метра.

«Музыка» выстрелов

Для более точного исполнения мелодии с Троицкой и Боровицкой башен сняли 24 колокола и установили их на Спасской, доведя количество колоколов до 48. По указанию императора Николая I часы исполняли две мелодии: в 12 и 6 часов - «Марш Преображенского полка», а в 3 и 9 часов - гимн «Коль славен наш Господь в Сионе» Дмитрия Бортнянского. Запуск новых курантов был произведен в марте 1852 года.

В таком виде и с музыкальным сопровождением куранты просуществовали до Октябрьской революции 1917 года, находясь под присмотром компании «Братья Бутеноп». Но революционные события привели к тому, что 2 ноября 1917 года при штурме Кремля в куранты угодил снаряд, повредив механизм вращения и одну из стрелок. В условиях разрухи немедленный ремонт не представлялся возможным, и Ленин заговорил о нем лишь после переноса столицы из Петрограда в Москву, в марте 1918 года: «Надо, чтобы эти часы заговорили нашим языком».

Приглашенная в качестве подрядчика часовая фирма Павла Буре запросила за восстановление курантов гигантский ценник - 240 тысяч золотом. Тогда большевики обратились к слесарю Николаю Беренсу, некогда обслуживавшему часы от компании «Братья Бутеноп». Слесарь взялся за работу почти бесплатно, ибо понимал все обстоятельства. Вскоре вместо утраченного был изготовлен новый маятник весом 32 килограмма, а также восстановлены механизм хода и стрелка.

Уже в июле 1918 года Николай Беренс совместно с сыновьями Владимиром и Василием смог запустить куранты, а в августе композитор Михаил Черемных по просьбе Ленина установил на них мелодии «Интернационал» и «Вы жертвою пали...». Однако спустя 20 лет из-за износившегося механизма боя часы вновь замолчали. Последующие попытки вернуть мелодию в куранты были безуспешны.

Только в 1974 году часы были полностью разобраны и капитально отреставрированы. А вот музыкальное сопровождение так и не было восстановлено.

К этому вопросу правительство вернулось лишь в 1991 году, но выяснилось, что для исполнения гимна СССР не хватает 3 колоколов. Пока решали вопрос с их отливкой, Советский Союз приказал долго жить.

В 1996 году во время инаугурации президента России Бориса Ельцина после 58-летнего перерыва куранты вновь смогли сыграть мелодию - «Патриотическую песню» Глинки, признанную тогда в качестве гимна России. Недостающие для мелодии колокола были заменены металлическими билами.

В 2000-м году после масштабной реконструкции кремлевские куранты стали исполнять государственный гимн Российской Федерации, являющийся в музыкальном плане гимном СССР.

Алексей МАРТОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Люди и вещи     Следущая












Интересные сайты: