История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Чудесный сок гевеи

Во время своего путешествия за океан Христофор Колумб увидел на берегу острова Гаити туземцев, занятых увлекательной игрой. Они кидали друг другу большой черный шар, который, ударяясь о землю, отскакивал от нее. В своих записях Колумб отметил, что «шар обладал таинственными свойствами живого существа».

Као-чу - слезы дерева

Индейцы объяснили Колумбу, что прыгающий шар был сделан из сока высоких деревьев (гевеи), покрытых пятнистой корой, которые росли по всему острову. Когда испанские матросы стали рубить лес для ремонта судов, они убедились, что если в коре такого дерева сделать надрез, то из него крупными каплями начинает течь белый сок, напоминающий молоко. На воздухе он быстро сгущается и темнеет, превращаясь в упругие комочки. Но испанцев эти комочки не заинтересовали, глаза им застил блеск золотых украшений индейцев...

В 1736 году Парижской академией наук на экватор (в Южную Америку) была отправлена экспедиция для измерения дуги земного меридиана с целью перехода на метрическую систему мер. Участник экспедиции, географ Шарль Мари де ла Кондамин, вынужден был отправиться в намеченный геодезистами пункт в сопровождении туземцев. Его также заинтересовало таинственное пятнистое дерево, обратившее на себя внимание Колумба и входившее в бытовой обиход туземцев. Из чудесного «молока» они делали не только мячи, но и покрывали им днища пирог и изготавливали бутылки для хранения воды. Кондамину показали туземцев, носивших нечто вроде чулок из этого вещества. Это были местные щеголи, которые обмазывали соком гевеи ноги, а затем, обжигаясь, просушивали их над костром.

Понимая, что, однажды надев такую одежду, ее придется носить всю жизнь, Кондамин, улыбнувшись, произнес фразу, облетевшую затем все французские салоны и сохранившуюся до наших дней: «Pour etre beau, il faut souffrir!» («Чтобы быть красивым, надо страдать!»)

Оценив достоинства сока, географ покрыл им чехлы с точными приборами и инструментами, чтобы защитить их от сырости и тропических ливней. А убедившись в отличных свойствах этого вещества, он представил коллекцию сгустков смолы в академию. В своем докладе Кондамин использовал местное название смолы - као-чу, что значит «слезы дерева». Так появился термин «каучук», принятый вскоре во всем мире.

Непромокаемый король

Сбор латекса гевеи

Кроме доклада, Кондамин зачитал в академии составленный им список изделий, в которых мог быть использован каучук. Невероятно, но этот список удивительно точно предсказал будущее каучука на 100 лет вперед. Зонты и грелки, сапоги и капюшоны, надувные шары и перчатки... Слезы дерева могут принести людям радость.

Однако идея географа тут же была отвергнута. Смола, вытекая из дерева, довольно быстро загустевала, поэтому транспортировка ее в Европу заранее была обречена на неудачу. Производить же изделия на диких берегах Амазонки казалось абсурдным. Попытки вновь размягчить отвердевшее молоко не увенчались успехом.

Вскоре из Бразилии, которая тогда принадлежала Португалии, в подарок королю прислали одежду, покрытую слоем као-чу. Одежда была не слишком удобна, но абсолютно не пропускала влагу. В присутствии всего двора короля в течение двух часов поливали водой из бочек, но он оказался сухим, пустив в ход поговорку «Выйти сухим из воды».

После этого была отправлена специальная экспедиция на Амазонку, которая привезла оттуда несколько пар сапог, покрытых слоем замечательной смолы. В сапогах можно было ходить по лужам, переходить вброд ручьи и не бояться осенней распутицы.

Английский моряк Томас Уэльс привез в Лондон, постоянно страдающий от сырости, калоши, сделанные туземцами. Убедившись, что калоши вызвали интерес у горожан, он отправил партию колодок для изготовления этой обуви на Амазонку и оказался первым человеком, наладившим регулярный ввоз каучуковых калош в Европу. Тем не менее английский химик Джозеф Пристли, открывший кислород, не нашел в каучуке ничего интересного, кроме его свойства стирать карандашные линии с бумаги. Так в 1780 году появилась стирательная резинка.

Каучуковый пузырь

Исследуя стирательную резинку в лаборатории, шотландец Макинтош случайно уронил ее в жидкость, принесенную для разжигания камина. Но достать «стиралку» оттуда он уже не смог. Кусочек каучука полностью растворился в каменноугольной смоле, представлявшей собой дешевый отход при производстве светильного газа из каменного угля.

Осенью 1819 года к управляющему газовым заводом в Глазго, не знающему, как избавиться от отходов производства, явился Макинтош и скупил за бесценок всю каменноугольную смолу, хранившуюся на складе. Запатентовав свой способ растворения каучука, он открыл в Манчестере первую в мире фабрику резиновых изделий. Теперь не надо было везти колодки или сапоги в Бразилию и покрывать их там волшебным молоком.

Первое непромокаемое пальто из ткани, покрытой слоем каучука, назвали «макинтош». Макинтоши быстро завоевали популярность у англичан, и небольшие резиновые фабрики стали расти в Европе, как грибы, наводняя рынок плащами, перчатками, подтяжками и сумками.

Но вскоре радость от каучуковых изделий сменилась горьким разочарованием. При всем удобстве и практичности резиновых вещей в Англии с ее сырой и вечно прохладной погодой в Америке от них не было никакой пользы в сильный мороз или жару. На холоде макинтоши превращались в жесткие рыцарские доспехи, а в разгар лета стекали ручьями с тел владельцев. Горячая вода вытекала из грелок, перчатки было не отодрать от рук, а у разгоряченных танцами дам расползались резинки нижнего белья.

В Америке начались массовые погромы магазинов резиновых изделий, а суды были завалены исками потребителей. Никто не хотел больше покупать каучуковые вещи, и производящие их фабрики быстро обанкротились. Каучуковый пузырь лопнул.

Случайность или неизбежность?

В 1834 году американец Чарльз Гудьир заинтересовался изделиями из каучука. Узнав, что требуется улучшить термостойкость материала, он начал добавлять в него различные вещества. Вскоре он взял патент на обработку каучука азотной кислотой, а в 1838 году купил патент Хэйворда на процесс осушения каучука с помощью серы.

Научных знаний у Гудьира не было, и свои исследования он проводил чисто эмпирически. Каучук по-прежнему становился деревянным при малейшем холоде, а при нагревании таял, как масло. Все известные Гудьиру возможности были исчерпаны и ни к чему не привели. В результате он оказался полностью разорен и впал в нищету.

Гудьиру грозила долговая тюрьма, и он был уже близок к отчаянию, когда на помощь опять пришел случай. В 1839 году, начиная очередной опыт, он отрезал от последней пластины каучука, густо обсыпанной серой, маленький кусочек, а пластину по рассеянности бережно положил вместо полки на раскаленную плиту.

Через некоторое время он вспомнил об этом и вскрикнул от ужаса. Бросившись к плите и голыми руками схватив пластину, он к своему удивлению ощутил сухую и эластичную массу. Оставленный на горячей печи образец из смеси каучука с серой не растекся, а превратился в упругий материал, который сегодня известен всем как резина.

Через несколько лет Гудьир получил патент на процесс вулканизации. Но денег на открытие производства у него не было. Изобретатель шутил, что его можно узнать как человека, одетого во все резиновое и с резиновым кошельком без единого цента.

Вера ЧИСТЯКОВА
Александр ПЛОШИНСКИЙ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Люди и вещи     Следущая












Интересные сайты: