История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Команданте с приставкой «экс»

История революционной борьбы стран Центральной Америки полна разнообразных загадок. И одна из самых интересных - судьба президента Никарагуа Даниеля Ортеги, ставшего олицетворением фанатизма и политической гибкости...

Маленькая страна Никарагуа большую часть XX века была прочно связана с диктаторским кланом Сомоса, который в течение 43 лет хозяйничал здесь. Но в 1960-х в борьбу против него включилась семья Ортега. Именно выходцу из этой семьи - Даниелю - предстояло пресечь правление тирана и стать одним из самых заметных мировых политиков.

Венный революционер

Даниель Ортега стал революционером согласно семейной традиции. Хотя его родители в сведениях о себе указывали профессию учителя, на самом деле и отец, и мать всю свою жизнь работали на революцию. Неудивительно, что Даниель, родившийся 11 ноября 1945 года, в конечном итоге, как и два его брата, был вовлечен в революционную борьбу. Правда, родители не хотели, чтобы сын поломал себе жизнь, и отдали его в закрытую католическую школу. Даниель отлично учился, готовясь стать проповедником, однако изучение Библии только укрепило его в желании бороться с несправедливостью. Уже в 15-летнем возрасте он участвовал в деятельности нескольких подпольных организаций, и вскоре его впервые арестовали.

В 16 лет Даниель участвовал в ограблении Банка Америки - подпольный революционный штаб приказал ему и нескольким товарищам раздобыть деньги для революции. Так как Даниель по возрасту не подпадал под уголовную ответственность, его пожурили и отправили доучиваться в школу. Он успешно окончил среднюю школу и стал студентом престижного Центральноамериканского университета на факультете права. Параллельно с этим он вошел в Сандинистский фронт национального освобождения. В октябре 1967 года он участвовал в совершении террористического акта, в результате которого был убит один из руководителей сомосовской «Национальной гвардии» Лакайо. Увы, печальный опыт ограбления нисколько не испугал неистовых сандинистов. Спустя какое-то время Ортега вместе с друзьями снова ограбил банк. На этот раз все закончилось куда хуже: в 1967 году ему влепили большой тюремный срок. После ареста в Манагуа (18 ноября 1967 года) он в течение 7 лет находился в заключении в тюрьме «Типитапе».

Ортега выдержал настоящие тюремные пытки, закалился и приобрел большой авторитет. Так что он отнюдь не дутый лидер и силу своего характера показал не только на трибуне, но и в нечеловеческих условиях заключения в латиноамериканской тюрьме.

В 1974 году его товарищи организовали побег - это была беспримерно героическая акция, в результате которой Ортеге удалось вырваться на свободу.

После этого он уехал на Кубу, где обучался партизанскому ремеслу: теперь он созрел для настоящего дела - войны против режима с оружием в руках.

«Эль Пуэбло! Унидо! Хама сэра венсидо!»

Даниель Ортего и Росарио Мурильо

«Единый народ победить нельзя!» - с этим лозунгом, вынесенным в подзаголовок, в 1976 году Ортега нелегально вернулся в Никарагуа. Уроки Фиделя и других кубинских «бородачей» не прошли даром: война против Сомосы и его приспешников шла успешно. Хотя все это время Даниелю приходилось скрываться, за ним охотились и днем и ночью. Даже жениться он был вынужден тайно. Церемония бракосочетания под руководством неизвестного испанского священника состоялась в 1978 году. Избранницей революционера стала поэтесса и революционерка Росарио Мурильо. Кстати, для того, чтобы их брак признала Римская католическая церковь, в 2005 году им пришлось повторить церемонию.

Партизаны-сандинисты постепенно отвоевывали метр за метром, основы режима шатались, и в 1979 году Анастасио Сомоса, выкопав тела своих давно почивших в бозе папы и брата и загрузив грузовые отсеки самолета мешками с 400 миллионами долларов, убежал за границу. Сандинисты победили, Ортега привел свои отряды в столицу и объявил курс на строительство социализма.

Он возглавил Правительственную хунту национальной реконструкции. Новое правительство заручилось поддержкой СССР, благодаря чему удалось получить из-за океана 50 танков Т-54, 250 военных советников и 125 миллионов долларов.

Однако руководить страной оказалось не так просто, как это казалось из джунглей. Никарагуа - бедная страна, и даже помощь Кубы и СССР не могла существенно повлиять на положение дел. Но революционеры взялись за дело резво и, как водится, наломали дров. Так, на рубеже 1981-1982 годов они организовали операцию «Красное Рождество» на Атлантическом побережье страны. Ее целью была насильственная депортация индейцев-мискито из поселений на берегах пограничной с Гондурасом реки Рио-Коко. Как впоследствии утверждалось в докладе Постоянной комиссии по правам человека в Никарагуа, в результате проведения сандинистской народной армией этой операции 10 тысяч индейцев были насильно депортированы в специальный лагерь «Ташба При» («Свободная земля» в переводе с языка мискито), еще около 10 тысяч были вынуждены бежать через границу в Гондурас. Операция сопровождалась репрессиями, пытками, расстрелами без суда и исчезновением людей. В ходе «Красного Рождества» были расстреляны 64 человека, еще 13 скончались от пыток, 15 человек пропали без вести - все это впоследствии было признано геноцидом и легло тяжким грузом на совесть Ортеги.

Народ, как перегревшийся чайник, начал закипать, и чтобы немного разрядить обстановку, Ортега в 1984 году провел выборы, на которых, разумеется, победил. Однако это не понравилось США. ЦРУ, поддерживаемое Рейганом, начало помогать контрреволюционным силам, так называемым «контрас», жаждущим свернуть режим сандинистов.

Трудно сказать, к чему бы все это привело, но в конце 1980-х СССР отказался от помощи Никарагуа, и все социальные реформы правительству пришлось свернуть.

Чтобы как-то вернуть доверие народа, Ортега ценой больших усилий прекратил гражданскую войну, однако прежнего авторитета у него уже не было. И здесь Даниель показал себя мудрым политиком: он не стал устанавливать диктаторский режим, цепляться за власть любой ценой.

Наоборот, в феврале 1990 года он провел демократические выборы и, набрав 40% голосов избирателей, уступил президентское кресло Виолете Барриос де Чаморро, которая набрала 55% голосов.

Ортега ушел, чтобы вернуться.

Возвращение из забвения

Казалось, после такого политического кульбита Даниель Ортега навсегда канул в небытие. Это подтверждали и его политические провалы на выборах президента в 1996 и 2001 годах. Он оба раза потерпел поражение. Существенным ударом для его предвыборной кампании стали обвинения в коррупции. Кроме того, в 1998 году его падчерица, дочь жены от первого брака, обвинила Даниеля в сексуальных домогательствах, которые имели место в период с 1979 (в том году ей было всего 11 лет) по 1990 год. До суда дело не дошло, так как у преступления к тому времени уже истек срок давности, а во-вторых, у Даниеля как у члена парламента была неприкосновенность. Впрочем, и Ортега, и его жена отрицали все обвинения.

Все эти неудачи тянули его на дно. Но Ортега и соратники верили, что рано или поздно они вернутся. Причем вернутся не с заднего хода, а честно, в результате выборов, призванные народом.

Помимо всего прочего, во время пребывания в оппозиции Ортега изменил свои политические взгляды. Он изменил ярко выраженную марксистскую позицию в пользу социальной демократии. Кроме того, он стал ярым католиком, даже провел повторную брачную церемонию с Росарио Мурильо, чтобы их союз был одобрен церковью.

Все ошибки прошлых предвыборных кампаний были исправлены в кампании 2006 года. Ортега вовсю приветствовал частную собственность и крупный капитал. Кроме того, будучи кандидатом в президенты, он сделал заявление, в котором признался, что извлек уроки из прошлого и теперь не является тем ярым революционером, каким был раньше. В финале заявления он сказал, что «команданте Ортега больше не существует».

Эти заверения возымели эффект и на выборах, прошедших 5 ноября 2006 года. Даниель Ортега их выиграл, получив 38% голосов избирателей. 10 января 2007 года прошла церемония инаугурации, и Даниель Ортега официально стал 33-м президентом Никарагуа.

Он и по сей день руководит страной и, судя по всему, на этот раз добровольно уходить не собирается.

Дмитрий КУПРИЯНОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Власть     Следущая












Интересные сайты: