История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Человек который был субботой

У выдающегося африканца Кваме Нкрумы была необычная биография. Энергичный политик, учёный и философ начал свою жизнь как бескомпромиссный революционер, а закончил — в роли свергнутого диктатора…

Судьбы африканцев, достигших выдающихся успехов, очень часто несут в себе зерна противоречия. Не стала исключением и судьба Кваме Нкрумы: он был истинно верующим христианином и революционером, патологическим демократом и свирепым тираном, классическим нищим из трущоб и богатейшим человеком страны, обитающим во дворцах.

Страна золотого песка

Кваме Нкрума

Нынешняя территория Ганы с 16-го века была форпостом европейских колонизаторов. Португальцы, голландцы и англичане строили здесь свои форты, откуда они совершали вылазки в глубь африканских королевств. Но с середины 19-го века здесь прочно обосновались британцы, создав колонию с экзотическим наименованием Золотой Берег. Они вывозили из страны золото, какао, ценную древесину, слоновую кость и прочее. То есть грабили несчастных африканцев со страшной силой. Но с другой стороны, гордые бритты немало делали: создали сеть железных дорог, построили церкви, больницы и школы, куда едва ли не насильно сгоняли местных детишек.

Среди этой оравы темнокожих школьников был и Кваме Нкрума, отпрыск умельца-ювелира из деревни Нкрофул. Родившийся в 1909 году, он был единственным сыном своей матери, хотя у отца были дети от других жён (всего в семье было 14 человек). Вместе с матерью он жил в Нкрофуле до 3 лет, после чего семья переехала к отцу, который работал в небольшом городке.

Родители были небогатыми людьми, хотя Кваме (его имя на местном языке означает «суббота») по матери мог претендовать на троны вождей двух племён — нсаэум и дадьес-со. Но старательный и прилежный мальчик хотел только одного — учиться, учиться, и ещё раз учиться. Кроме того, он был ревностным католиком — при рождении Кваме крестили по обрядам Римской католической церкви. Так как в стране в то время католичество занималось всякими добрыми делами — учило, лечило, утешало, — Кваме не мог пройти мимо этого замечательного учреждения. Священнослужители, озабоченные поисками новых кадров из местных, тоже обратили внимание на способного мальчика и стали всячески ему помогать. Одно время союз Нкрумы и католиков стал настолько тесен, что ему предложили стать членом ордена иезуитов. И если бы будущий основатель независимой Ганы не мечтал стать высокообразованным человеком, мир явно бы потерял выдающегося политика и учёного, зато приобрёл бы ещё одного архиепископа, а то и кардинала.

Но Кваме на роду было написано иное. Ксередине 1930-х годов он достиг на родине всего, что мог — стал учителем, а потом и директором местной школы. Но желание учиться все ещё в нём было, и католики помогли Нкруме поступить в пенсильванский Университет Линкольна.

Голос родины

За рубежом Кваме провёл 10 лет. Он зарабатывал на жизнь и учёбу собственным, зачастую непосильным трудом. Нкрума был чернорабочим, мойщиком посуды, официантом, учётчиком в порту. Силы были на исходе, и если бы не церковь, выделившая ему стипендию во время учёбы в двух американских университетах — Линкольнском, где он изучал экономику, социологию и богословие, и в Пенсильванском, где он изучал педагогику и философию, — неизвестно, чем бы все закончилось.

Правда, священника из талантливого молодого человека, в конечном итоге получившего степень магистра философии и экономики, так и не вышло. Зато он с головой погрузился в политику, став основателем Ассоциации студентов-африканцев США и Канады. В 1945 году Нкруме уехал в Англию и поступил сначала в Лондонский университет, а затем в Лондонскую высшую школу экономики и политических наук.

В Лондоне начался путь Нкрумы в большую политику. Вместе со всемирно известным учёным, политическим и общественным деятелем Уильямом Дюбуа и будущим первым президентом африканского государства Кении Джомо Кениатой он организовал знаменитый 5-й Панафриканский конгресс в Манчестере, на котором впервые в полный голос прозвучало требование о предоставлении независимости африканским колониям.

Кваме мог бы остаться на Западе, где в те годы на образованного африканца смотрели, как на диковинку, и зарабатывать на жизнь преподаванием и писанием книг, но он предпочёл в 1947 году вернуться на родину. Там начали происходить интересные события: массы просыпались, революционное брожение становилось более интенсивным, и интуиция Квамы подсказывала — скоро всё полыхнет!

Нкрума в 1947 году стал генеральным секретарём антиколониальной организации «Объединённый конвент Золотого Берега», а в 1949 году создал собственную организацию — «Народную партию конвента». Она-то и возглавила борьбу населения этой колонии за политическую независимость.

Всю свою политическую деятельность Нкрума формировал по принципам, сформированным Махатмой Ганди — ненасильственный путь развития.

Нкрума и его товарищи неоднократно подвергались арестам. В 1951 году, когда в стране проходили первые выборы в Законодательный Совет, на которых африканцы единодушно назвали его в числе первых кандидатов, он находился в тюрьме. Влияние Нкрумы в стране было таково, что, когда в том же году Золотой Берег добился права иметь собственное африканское правительство, то есть получил ограниченную самостоятельность, власти выпустили его из тюрьмы и назначили главой этого правительства. Когда в 1957 году колония добилась полного политического освобождения и стала независимым государством Гана, Нкрума стал вначале первым премьер-министром страны, а потом и первым президентом.

Вечно первый

Казалось бы, перед образованным и сравнительно молодым политиком простирается необъятное поле возможностей. И для этого были все возможности: экономика Ганы была на подъёме, Нкрума обладал непререкаемым авторитетом как в своей стране, так и на международной арене. Да и у него были воистину наполеоновские планы: Нкрума хотел сделать экономический рывок, да такой, чтобы Гана вошла в первую десятку промышленно развитых стран! В перспективе он видел себя президентом Соединённых Штатов Африки, которые намеревался создать в ближайшее время.

Однако экономические преобразования, проводимые по принципам либеральной экономики, не задались — страна, недавно бывшая колонией, не была готова к решительным переменам. Требовались годы и десятилетия упорного труда. Но Нкрума, чья жизнь была примером быстрого и полного успеха, не мог с этим смириться. Он ударился в социализм, сдружился с СССР и стал строить в Гане «коммунистический рай». СССР предоставлял президенту миллионные займы, поставлял самолёты, вертолёты и патрульные катера, строил заводы, гидроэлектростанции и помогал осваивать рудники. Гану стали рассматривать как надёжного и верного друга, в Гане планировали создать форпост распространения социализма по всей Африке. И мало-помалу у Нкрумы «поехала крыша»: в 1964 году он ввёл в стране однопартийную систему, объявил себя генсеком и пожизненным президентом, в городах и сёлах стали возводить ему памятники и бюсты. Вместе с тем перекосы в экономике привели к заметному ухудшению положения страны, народ нищал, а Нкрума на всех углах кричал об изобилии и обличал империализм.

Военным вся эта говорильня сильно не нравилась.

Утром 24 февраля 1966 года, когда Нкрума находился с визитом в Ханое, подразделения 2-й пехотной бригады по приказу генерала Котоки вступили в столицу страны Аккру и начали занимать ключевые пункты. Несмотря на ожесточённое и длительное сопротивление президентской охраны, армия свергла социалистический режим Нкрумы и привела к власти Совет национального освобождения во главе с генерал-майором Джозефом Анкрой. Свергнутый Нкрума вернулся в соседнюю Гвинею, где стал сопрезидентом тамошнего диктатора-коммуниста. Ему выделили дворец, где Кваме жил и работал. Там он писал памфлеты, статьи и книги антиимпериалистической направленности.

В 1971 году он уехал в Румынию лечиться. Там же он скончался от рака кожи.

После смерти его останки перевезли в Гану, в родную деревню. Но спустя какое-то время прах перенесли в столицу Аккру, где Нкруме возвели мавзолей, памятник и мемориал.

Сегодня всё плохое, связанное с именем первого президента, ганцы уже забыли. Нкрума почитается как святой, как самый настоящий национальный герой, символ борьбы и освобождения.

Дмитрий КУПРИЯНОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Власть     Следущая












Интересные сайты: