История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Честнейший интриган

Без этого человека той Италии, которую мы знаем сегодня, просто не существовало бы. Раздираемая внутренними противоречиями страна превратилась в государство, играющее не последнюю роль в Европе. Обвинить его можно разве что в неразборчивости при выборе друзей. Он заключал союзы с социалистами, католиками и фашистами — смотря с кем было выгоднее. Но при этом умудрился не потерять собственного лица.

История Италии 19-го века похожа на тот самый буйный темперамент, которым так славятся жители Апеннинского полуострова. Этот период получил название «Рисорджименто» — то есть «Обновление». Гремели взрывы, бушевали сражения, возникали и свергались правительства. Разрозненные государства и города то заключали союзы, то увлеченно воевали друг с другом. Когда к 1870 году, наконец, сформировалось единое Итальянское королевство, полуостров был опустошён войной, а его обитатели безумно устали от бесконечных смут. Теперь, после состоявшегося обновления, Италии предстоял долгий путь возрождения и созидания. А для этого во главе государства должны были встать незаурядные люди.

Бюрократический гений

Вот в этой бурной, зачастую почти безумной атмосфере и вырос Джованни Джолитти, родившийся в 1842 году в семье пьемонтского чиновника. Отец вскоре умер, и Джованни вместе с матерью переехал в Турин. Там он вырос и поступил в университет, на юридический факультет. Уже тогда шестнадцатилетний Джолитти решил строить политическую карьеру. К этому располагало время.

Однако сначала ему пришлось провести несколько лет на скучной канцелярской работе в министерстве финансов. Зато именно там он приобрёл ценный опыт делопроизводства. И понял, что любое ведомство должно представлять собой отлаженный механизм, в котором каждый чётко знает своё место и свои задачи. В дальнейшем бюрократизм Джолитти стал притчей во языцех. Порою пылкие итальянцы скрежетали зубами от его формализма, но все же признавали, что мало кто мог наладить работу лучше него.

После того как Италия объединилась, бюрократы стране стали нужны больше, чем революционеры. Ничего удивительного, что способный и исполнительный клерк Джолитти быстро пошёл в гору. Для начала он был избран депутатом нижней палаты парламента. Затем последовали посты директора таможенного управления, министра казначейства и, наконец, министра финансов. И вот тогда Джолитти впервые ярко продемонстрировал, что он не безликий исполнитель-карьерист, а самостоятельный политик, способный бороться за свои убеждения. Спустя непродолжительное время после назначения на столь высокий пост он по собственному желанию оставил его в знак несогласия с политикой правительства. И перешёл в оппозицию к действующему премьер-министру Франческо Криспи.

Это оказалось верным шагом — Джолитти набрал популярность и политический вес, что дало ему возможность в 1892 году впервые занять кресло председателя правительства Италии. Правда, первый срок полномочий закончился для него не лучшим образом. В 1893 году разразился громкий антикоррупционный скандал: вскрылись финансовые махинации, которые министры правительства Джолитти проворачивали с деньгами, хранившимися в Римском банке. При этом даже самые ярые недоброжелатели признавали, что сам премьер-министр не участвовал в афёрах. Однако был в курсе и не возражал, когда деньги тратились на политические цели, а не на личное обогащение чиновников.

В этом — вся парадоксальность позиции Джолитти: он не видел ничего предосудительного в том, чтобы преступить закон, если этого требовали политические цели. Будучи скрупулёзным бюрократом, он в то же время с лёгкостью мог закрыть глаза на некоторые «серые» схемы, если это реально помогало достижению поставленных целей.

«Эра Джолитти»

Джованни Джолитти

Скандал привёл к тому, что в 1893 году правительство Джолитти ушло в отставку. Почти на восемь лет он оказался отлучён от большой политики. Но не впал в отчаяние и не прекратил действовать. Прошли годы, пятно на репутации поблекло и забылось, а вот о профессионализме бывшего премьера продолжали помнить. В 1901 году он вернулся во власть, заняв пост министра внутренних дел в кабинете Джузеппе Дзанарделли, которому на тот момент было уже 75 лет. Джолитти быстро стал считаться фактическим главой правительства.

В 1903 году уже совсем больной и немощный Дзанарделли ушёл на покой, и Джолитти триумфально вернулся на пост премьер-министра. С этого времени начинается так называемая «эра Джолитти», продлившаяся до Первой мировой войны и до сих пор считающаяся «золотым веком» довоенной Италии. В течение этих лет Джолитти был премьер-министром три раза, с небольшими перерывами.

Будучи убеждённым либералом, премьер-министр пытался решить сразу несколько сложных задач. Во-первых, найти общий язык с рабочим движением, чтобы бесконечные стачки и забастовки не разрушали и без того нестойкую итальянскую экономику. Во-вторых, укрепить благосостояние страны, развить внешнюю торговлю и наладить дипломатию. И, наконец, в-третьих, — сделать Италию по-настоящему единой. Исторически сложившийся разрыв между развитым индустриальным Севером и отсталым аграрным Югом не давал народу достичь единства. «Они — это не мы», — презрительно говорили о неаполитанцах жители Милана. А южане, в свою очередь, ненавидели северян, которым всё давалось слишком легко.

Собственно, именно проблема отношений Севера и Юга осталась той, которую Джолитти так и не смог кардинально решить за время своего правления. Зато в остальном ему удалось добиться поистине впечатляющих результатов. Поддерживая местных производителей и защищая внутренний рынок страны, Джолитти обеспечил финансовую стабилизацию. Это немедленно отразилось на внешнеторговом обороте, который за период с 1900 по 1910 год вырос вдвое.

Ненадёжный союзник

Не опускаясь до открытого террора или репрессий, Джованни Джолитти являлся прирождённым интриганом. Он ловко манипулировал различными политическими силами, заключая и разрывая союзы в зависимости от того, как было выгоднее. Ему не раз приходилось уходить в отставку из-за обвинений в нарушениях выборного законодательства. Однако, переждав волну негодования, он всегда возвращался на высокий пост, чтобы продолжать делать то, что считал нужным.

При нём рабочие получили право на легальные забастовки и создание профсоюзов. А миллионы итальянцев получили избирательные права, которых были лишены раньше. Италия наладила нормальные отношения с давним врагом — Францией. А также обзавелась колониальными владениями за морем, отобрав у слабеющей Турции Ливию.

Долгое время действуя сообща с социалистами и пользуясь их поддержкой, Джолитти без колебаний пошёл на разрыв отношений в 1913 году. Тогда он принял сторону клерикальных кругов, заключив союз с Католическим избирательным объединением. это было нужно ему для того, чтобы получить поддержку консервативного крестьянства из южных регионов. Социалисты к тому времени были для премьер-министра уже «отработанным материалом».

К 1914 году силы у Джолитти стали заканчиваться. Его постигло жестокое разочарование, когда он не смог предотвратить вступление Италии в Первую мировую войну. И он ушёл в отставку «по состоянию здоровья». Казалось, что на этом его карьера закончена.

Но в 1920 году 77-летний Джолитти триумфально вернулся, вновь заняв кресло премьер-министра! Увы, но тот год, что он провёл на этом посту, не был слишком удачным ни для страны, ни для него лично. Видимо, чутьё стало изменять ветерану итальянской политики. А потому в поисках новых союзников он пошёл на сближение с фашистской организацией «Итальянский союз борьбы», возглавляемой энергичным, но пока ещё не слишком известным молодым политиком Бенито Муссолини.

Для фашистов поддержка легендарного премьера была как нельзя кстати. С помощью этого политического капитала они в 1921 году смогли провести в парламент 35 своих представителей! Вскоре после этого Джованни Джолитти окончательно покинул политическую сцену и уехал лечиться во Францию. Но ещё некоторое время он одобрительно высказывался о будущем дуче и его партии. Прозрение пришло слишком поздно. К 1924 году Джолитти уже открыто критиковал Муссолини, занявшего к тому времени пост председателя Совета министров. Вероятно, перед своей смертью в 1928 году он успел понять, какого демона выпустил на свободу. Но было поздно. Италию ждали долгие и очень непростые годы фашистской власти.

Виктор БАНЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Власть     Следущая












Интересные сайты: